Сквозь тайгу или как мёртвые люди становятся шпионами.

Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872-1930) - русский путешественник, географ, этнограф, писатель, исследователь Дальнего Востока, военный востоковед.

Меня тоже давно интересуют те же вещи, которыми занимался Владимир Арсеньев, вот на Дальнем Севере пока не довелось побывать.
Я таскался с книгой "Сквозь тайгу" по Чечне и Дагестану, читал её на берегу быстрой и порой коварной реки Аргун. Возвращаясь на такси в Грозный из города мёртвых Цой-Педе, я узнал что вчера в Аргуне утонул парень, который с друзьями решил искупаться, сам же таксист в молодости перебирался с одного берега на другой верхом на лошади и его чуть не унесло бурным потоком.

Владимир Арсеньев руководил рядом экспедиций по исследованию горных районов Уссурийского края, которые до Арсеньева являлись "белыми пятнами" на картах современного Приморья и юга Хабаровского края и никто не знал какого чёрта там делается. Работал директором Хабаровского краеведческого музея и являлся офицером русской императорской армии, что и послужило причиной для ложных обвинений.

Пробираясь сквозь тайгу Арсеньев на берегу реки познакомился с человеком по имени Дерсу Узала, который стал его проводником. Вот именно те приключения последовавшие за этим и описываются в книге.

"На вопрос, какой зверь, по его мнению, самый вредный, Дерсу подумал и сказал:
- Крот!
А на вопрос, почему именно крот, а не другое животное, он ответил:
- Так, никто его не хочу стреляй, никто не хочу его кушай".

Чтобы развестись с первой женой, а Арсеньев влюбился в другую женщину, ему пришлось инсценировать свою измену - нужен был весомый повод для церковного развода.

Инсценировку устроил младший брат Арсеньева Александр. Для этого он снял номер в гостинице на окраине Владивостока, куда он пригласил молодую проститутку и фотографа. Фотограф выставил штатив, настроил вспышку, попросил занять подобающие случаю позы и принять соответсвующие выражения лиц. Фотографии в кровати с проституткой послужили формальным основанием для развода. Жена узнала об этом спектакли и они остались друзьями.

19 июля 1930 года Владимир Арсеньев выехал из Владивостока в низовья Амура для инспектирования экспедиционных отрядов. В этой поездке он простыл, сильно заболел. Ночь с 3 на 4 сентября была для Арсеньева последней. Он не смог уснуть, метался в бреду, просил усадить в кресле. Днём в 15 часов 15 минут его не стало. Приходивший накануне доктор завил, что опасности нет, волноваться не стоит и вообще всё хорошо.

Похороны были торжественные, стоял почётный караул.

Его я только дважды видел близко,
Запомнив навсегда суровые черты.
И десять лет спустя к подножью обелиска
Принёс не знавшие садовника цветы.
Они росли на скалах Да-дянь-Шаня,
И только в тех местах я их срывал,
Где следопыт, как говорят преданья,
Когда-то становился на привал.
А в удэгейском стойбище далёком
Седой старик мне дал большой букет:
— Снеси ему. В садах Владивостока
У вас цветов таких, наверно, нет…
И вот цветы лианою тугою
Я к обелиску крепко привязал,
Пусть хоть на миг запахнет здесь тайгою,
Где сделал он последний свой привал.

Г. М. Корешов "У могилы Арсеньева"

Вдова путешественника Маргарита Николаевна Арсеньева была репрессирована. Её пытали и заставляли оклеветать своего покойного мужа.
Владимира Арсеньева объявили японским, а до кучи и китайским шпионом.
Маргарита Арсеньева была расстреляна 21 августа 1938 года как вдов врага народа.