Студенты-технари и их производственное будущее

Четвертый корпус Луганского национального университета им. В. Даля расположен за первой шеренгой корпусов, которые привычно видеть из окон проезжающего транспорта по ул. Будённого. Ещё при подходе к 4-х этажному зданию, увидела немалую стайку студентов, что-то весело обсуждавших у входа. При виде ребят, тут же вспомнилось своё «совдеповское» студенчество. Захотелось понять, велика ли разница между нашим (70-80-е годы) и их поколениями студентов?

В наше время мы, студенты технических специальностей, не переживали, что не найдём работу по специальности. Сравнивали только условия труда, размеры ежемесячной премии и возможности предприятия обеспечить молодого специалиста отдельным жильем. Заводов тогда в Луганске хватало и они все работали. Это было время «застоя» той, ругаемой сегодня, советской системы, которая подняла профессию инженера до уровня престижной. Лет через 5 после нашего благополучного трудоустройства эта отлаженная система вошла в пике перестроечного периода, в котором заморозились очереди на получение квартир, предприятия стали терять заказы и переходить на 4-х и 3-х дневную рабочую неделю. Заработок падал, как и уважение к инженерному знанию.

Все более модными становились экономические, банковские, юридические специальности. Рос спекулятивный рынок, обрастая адвокатскими и нотариальными частными конторами, которые как грибы открывались на первых этажах многоквартирных домов. Заводы больше не прельщали выпускников технических специальностей. Молодые специалисты-технари, видя убыточность любого производства, становились либо челночниками, либо реализаторами челночников. Торговля победила трудоёмкие техпроцессы. Дипломы теперь лежали без надобности дома, как говорится «про запас», на всякий случай. Те заводы, которые каким-то образом, смогли удержаться на плаву в 90-е годы, в основном, удерживали опытных, проверенных, самых лучших инженеров – ассов своего дела. Рабочие места молодым специалистам можно было найти только по большому «блату», но в большинстве случаев и «знакомства» не помогали родителям трудоустроить детей.

На 4-м этаже 4-го корпуса меня встретил заведующий кафедрой «Машиноведение» Луганского национального университета им. В.И. Даля доцент Святослав Владимирович Шевченко, чтобы проводить в святое место для инженерной мысли – в музей кафедры машиноведения. Самым первым экспонатом, с порога обращающим на себя внимание, лежит немалых размеров червячная передача.

– Это изобретение – тема моей диссертации, - поясняет Святослав Владимирович.

Но это изобретение – не единственное в музее. В просторном кабинете, по периметру, на древесных плитах расположены многие другие разновидности передач, разработанные в разные годы сотрудниками кафедры машиноведения. Бросается в глаза стойка, увешанная стендами, исписанными формулами и пояснениями. Конечно, преподаватели кафедры их используют как учебные пособия на лекциях и практических занятиях.

Для доцента С.В. Шевченко, проработавшего на кафедре более 40 лет, здесь всё до боли знакомое и родное, многократно изложенное в статьях и донесённое студентам многих поколений.

– Святослав Владимирович, шла к Вам и думала, что ждёт сегодняшних студентов технических специальностей? Смогут ли они найти работу по полученным специальностям? Технари – это же те самые промышленники, машиностроители, производители высокотехнологической продукции, которую должно развивать уважающее себя государство. Донбасс – промышленный регион, но наши заводы, в основном, стоят. Смогут ли молодые люди, получившие образование в нашем университете, участвовать в процессе восстановления производственных мощностей Республики? Есть ли надежда, что шестерни станков наконец закрутятся, обеспечивая выпуск продукции, возрождая славу трудовой Луганщины?

– На сегодняшний день, увы, картина не оптимистичная. Прекратили работу станкостроительный завод им. Ленина, завод угольного машиностроения им. Пархоменко, завод щелочных аккумуляторов, авиамоторный завод, символически существует наш гигант – завод ОР, … К сожалению, этот печальный список далеко не полный.

Все самые лучшие инновации, корректировки в техническом образовании будут малоэффективны, если молодые инженеры не будут востребованы промышленными предприятиями. Но пока в ЛНР, по понятным причинам объективного характера, вопрос трудоустройства инженеров молодого поколения далек от разрешения. Конечно, инженер может, в принципе, устроиться на работу не по специальности. Примеров тому масса. 

Во-первых, не у всех это получается, а в результате – некоторые наши выпускники технических специальностей вынуждены уезжать за пределы Республики. Во-вторых, это снижает приток абитуриентов на технические специальности. В-третьих, это невыгодно и Республике, ведь на подготовку инженеров тратятся большие материальные средства. Да, и сам выпускник после нескольких лет работы не по специальности теряет свою квалификацию и в дальнейшем, при появлении возможности трудоустройства по профилю, будет испытывать значительные трудности при выполнении своих профессиональных обязанностей на должном уровне.

Руководству ЛНР необходимо сосредоточить большое внимание на проблеме реанимации промышленного сектора экономики нашей Республики. Понимаю, что сделать это крайне трудно в сложившейся обстановке. Но решать эту проблему все-равно придется, так как промышленность была, есть и будет основным бюджетообразующим звеном экономики Луганщины.

Не секрет, что в последние 15÷20 лет и в России, и на Украине было колоссальное «перепроизводство» экономистов, юристов. Это, в частности, прямо заявил в 2017 году глава Роструда В. Вуколов на международном экономическом форуме (ПМЭФ) в Санкт-Петербурге: «На сегодняшний день главная (проблема) все-таки для предприятий - они не могут найти специалиста в инженерной отрасли, не могут найти именно специалиста в сфере производственного блока». Он также заявил, что: «…Число бюджетных мест по специальности «юриспруденция» и «экономика» начинает снижаться. Это связано с невостребованностью этих специальностей у работодателя».

Для нас это актуально вдвойне, ведь Луганщина – это промышленный регион, и подготовка высококвалифицированных инженеров является одним из обязательных условий развития нашего края. Моё предложение – нужно увеличить квоты на количество бюджетных мест в вузах для инженерных специальностей за счет соответствующего сокращения бюджетных мест на специальности экономического и юридического блоков. Это не потребует дополнительных финансовых затрат, а восстановит нарушенный дисбаланс между инженерным контингентом, который непосредственно разрабатывает современную машиностроительную продукцию и обслуживающим этот процесс корпусом экономистов и юристов.

– Как руководителю кафедры «Машиноведение», Вам приходится лицом к лицу сталкиваться с проблемами, возникающими при подготовке специалистов инженерных специальностей. Расскажите о положительных и отрицательных тенденциях учебного процесса.

– Безусловным плюсом является отказ от навязанной нам в период «незалежности» пресловутой Болонской системы вузовской подготовки.

Теперь о некоторых отрицательных факторах в инженерной подготовке. В настоящее время в ЛНР принята трехступенчатая система высшего профессионального образования с присвоением выпускнику вуза одной из следующих квалификаций: {бакалавр → специалист → магистр}. Она скопирована с аналогичной российской системы, которая, в свое время, была скопирована с западноевропейской системы высшего образования, которая была в приказном порядке, (но без веских на то оснований), взята в качестве эталона.

Бакалавры, 4 года обучения – по квалификации ниже специалистов (5 лет обучения), а по сути – равноценны выпускникам колледжей. Инженерами в полном значении этой профессии, то есть техническими специалистами с высшим образованием, бакалавры не являются.

Магистры, 6 лет обучения – могут быть приравнены к специалистам, (если отбросить искусственно приписываемую «научность» их магистерским работам). Магистры не могут считаться работниками научного профиля. Для оценки научной квалификации у нас (еще со времен Союза) выработана и прекрасно себя зарекомендовала на протяжении многих десятков лет двухступенчатая система научной аттестации – {кандидат наук → доктор наук}. Магистры лишь номинально превосходят по квалификации дипломированных специалистов, но не могут даже сравниться с кандидатами наук.

В результате, для обучения по схеме {бакалавр → специалист → магистр} значительно возросли затраты времени кафедр, связанные с подготовкой учебных планов по трем (!) квалификационным ступеням подготовки, с разработкой тематики бакалаврских и магистерских работ, с организацией защит этих работ. А польза – иллюзорная. Этот вывод особенно очевиден при сравнении квалификации нынешних выпускников-магистров с выпускниками того периода, когда в системе подготовки не было бакалавров и магистров, а присваивали квалификацию инженера, то есть, был только специалитет.

Моё мнение – нужно отказаться от искусственной трехступенчатой системы высшего профессионального образования, оставив только специалитет. При этом срок обучения – не менее 5 лет.

Также считаю, следует отменить существующее положение, когда выпускники колледжа поступают в вуз, зачисляясь сразу на 3-й курс. Это недопустимо, даже при совпадении профилей подготовки в колледже и в вузе. Ведь базовые дисциплины, читаемые на 1-м и 2-м курсах вуза – математика, физика, химия, теоретическая механика, сопротивление материалов, теория механизмов и машин изучаются в колледжах в несравнимо меньших объемах, а некоторые – вообще отсутствуют. А ведь на 3-м курсе эти базовые дисциплины используются при изучении завершающего общеинженерного курса «Детали машин и основы конструирования» и в профилирующих курсах! То есть, так называемый студент-ускоренник, принятый после колледжа сразу на 3-й курс технического вуза, сразу «погружается» в специальность, не имея базовых знаний. Это все равно, что начинать изучать алгебру, не освоив арифметику.

– Святослав Владимирович, Вы очень ёмко и, в то же время, полномасштабно осветили тонкости учебного процесса. Насколько реально в наших непростых, далеко не комфортных условиях, внести изменения в образовательную программу высших учебных заведений для того, чтобы повысить уровень знаний выпускников ВУЗов, в частности, технарей.

– Я не питаю иллюзий по поводу своих предложений, их внедрение в учебный процесс весьма проблематичен, хотя бы по той причине, что трехступенчатая система высшего профессионального образования, увы, внедрена в вузы РФ. Тем не менее, я счел возможным высказать свое мнение, которое сформировал на основе сравнительного анализа того, что было в инженерной подготовке СССР и того, что есть в современной системе подготовки инженеров. Мой 40-летний опыт работы в инженерной области позволяет это сделать достаточно объективно.

Что касается приоритета внимания руководства ЛНР к машиностроению, это самый трудный пункт для воплощения в жизнь. Но он органически связан со всеми вопросами инженерного образования. Ведь промышленное производство и подготовка инженеров – это два взаимозависимых и взаимодополняющих процесса. Нельзя возрождать машиностроение без налаживания процесса подготовки инженерных кадров, внесения в него позитивных, логически обоснованных, коррективов. Надеюсь, при всей сложности и многообразии проблем, стоящих перед молодой республикой, руководители ЛНР смогут дать этим двум процессам положительный импульс развития.

Беседовала Светлана Тишкина