«Да, я стримлю. Нет, я не беременна». Суровый женский киберспорт

Поговорили с Анной Ананиковой, четырехкратной чемпионкой мира по Counter-Strike. Выяснили, почему в профессиональном киберспорте всего 15% женщин и как к ним относятся остальные игроки.

12 апреля этого года бывший профессиональный игрок в CS:GO Арсений Триноженко («ceh9») во время стрима своей игры сказал: «Женский киберспорт — это скорее украшение, чем что-либо значимое. Ни для кого не секрет, что женщины играют хуже».

Сразу же на бой его вызвала четырехкратная чемпионка мира по Counter-Strike Анна Ананикова («Ant1ka»), но Арсений отказался и предложил вместо себя действующего киберспортсмена, капитана своей команды Даниила Тесленко («Zeus»). В том бою Аня проиграла, но все зрители отметили ее высокий уровень и профессионализм.

Потом Арсений выпустил видео, которое многие посчитали извинениями, но назвать их так можно с натяжкой: «Чувствую, что немного был неправ. Женщины, конечно же, не только украшают, наверное, спорт и киберспорт, но являются настоящими профессиональными участниками».

Аню же после матча журналисты объявили борцом за права женщин, не спрашивая, что об этом думает сама киберспортсменка. Тот поединок называли спланированной акцией и масштабной битвой полов.

К сожалению, феминизм в глазах многих остается очень абстрактным предметом, обросшим всевозможными стереотипами, в которых лень разбираться. В итоге любая девушка, сделавшая что-то «не конвенционально женственное», вышедшая за очерченный обществом круг ее обязанностей и прав, объявляется феминисткой. Мало того, что это неэтично, и к феминизму отношение имеет весьма отдаленное, еще и самих девушек не спрашивают, хотели они становиться лицом феминизма или нет.

Например, Анна в своих интервью не скрывает, что не поддерживает идеи равноправия и постоянно упоминает о «фундаментальных отличиях между мужчинами и женщинами»: у первых — целеустремленность, у вторых — гормоны, «обидки», эмоции и неумение договариваться.

Другой вопрос, что несмотря на собственное отношение к феминизму, киберспортсменка сама по себе является неплохой ролевой моделью для девочек, подумывающих о подобной карьере. Аня, вошедшая в список 250 самых богатых игроков в CS, считает, что мужчинам стоит проявлять больше уважения к женщинам как к профессионалам.  

Мы поговорили с Аней о том, что из себя представляет киберспорт, о карьерных перспективах, и узнали, что она вкладывала в тот «бой полов».

Аня на турнире / Фото с официального сайта HLTV
Аня на турнире / Фото с официального сайта HLTV

— В твоей группе отдельный пост, в котором написано «Да, я еще стримлю, нет, я не беременна». Так часто спрашивают?

— Да, я недавно вышла замуж, и был период, когда я вообще не занималась своими медиа, не стримила. У нас недавно был турнир WESG, мы играли с трех часов дня до двенадцати ночи без остановки. Это было ужасно. Я ничего не успевала, еще училась в универе, а по утрам ходила на тренировки, это был кошмар. Так что я решила что-то с этим сделать: взяла академ и меньше провожу времени за компом. В том числе и стримить начала реже, так что ребята начали спрашивать, не беременна ли я.

— Итак, ты вызвала парня на бой и тебя объявили борцом за права женщин, но по интервью казалось, что тебе это не очень понравилось?

—  Да, это было якобы выступление от лица всех женщин, но я на такое не подписывалась. Я совсем не это имела ввиду. Я не выступаю за права женщин, и вот у меня есть такая позиция, что мужчины и женщины никогда не будут равными [в киберспорте], потому что мы разные.

Мужчины более терпеливые, более усидчивые, поэтому они упорно и долго готовятся. А женщины более эмоциональные, они думают обо всем и сразу. И я бы не сказала, что женщина будет прямо вот так достигать своих целей именно в CS, потому что большинство девушек очень халатно относятся к этой сфере деятельности.

Я выступала против того, как мужчины ведут себя по отношению к женщинам-киберспортсменам. Против того, какие высказывания себе позволяют. Они ведут себя так, даже если мы пытаемся что-то делать. Попытки никогда не должны ничем караться, не должны негативно критиковаться, потому что попытка — это попытка. И никто не запретит нам пытаться.

С другой стороны, сейчас много говорят, что у женщин должна быть возможность играть против мужчин. Но в CS она у нас есть. Мы можем выступать на мужских турнирах, нам никто не запрещает. Это все открыто: открытые квалификации, открытые доступы к выступлениям, играм. Мы можем играть, просто у нас пока недостаточно опыта и недостаточно подготовки.

Аня / Фото из личного архива
Аня / Фото из личного архива

— Ты как-то говорила, что обычные игроки приходят в чаты оскорблять. Может прийти мужчина и написать «фу, баба играет, пошел я»?

— Да, конечно. Есть такие парни, когда мы играем против них, они начинают: «Вот женщины, че вы лезете, идите на кухню». Но на самом деле сейчас это очень редко встречается. Комьюнити сейчас стало более адекватным, и люди более понимающие, открытые для общения, спокойные.  Раньше было не так.

Ну и это от воспитания зависит, я думаю. Возможно, у него настроение плохое было, возможно, он просто не любит женщин.

— Как ты пришла в киберспорт и в какой команде сейчас играешь?

— Меня познакомил с CS мой младший двоюродный брат. Мы постоянно тусили, и когда у него появился «Counter-Strike 1.6», я просто смотрела сначала. На день рождения мама подарила мне 500 рублей. Я проходила мимо магазина с дисками, увидела CS и решила взять, это было в 2008 году. В 2012 я поступила в медицинский и два года не играла. Потом попросила маму купить компьютер, и она купила: помню, стоил он 60 тысяч — это большие деньги и тогда, и сейчас. Так я начала стримить (стрим — прямая трансляция на видеохостинге, прим. ред.) свои игры, и меня пригласили принять участие в женской лиге 2х2, после чего уже позвали в первую команду.

Это была русская команда — Reason gaming. Оттуда я ушла в международную, в Тeam Secret. Ушла, потому что на тот момент не была уверена в игроках, но позже поняла, что ошибалась. В итоге с Тeam Secret мы сменили несколько спонсоров и состав, и я вернулась в первую команду. Только теперь она называется Аres Gaming. Не пожалела, что ушла из международной. Менталитет отличается у людей. Есть люди, которым коллектив не важен, они могут ужиться везде. А я не такой человек. Я очень эмоциональная, воспринимаю команду не только как коллектив, но и как друзей.

— Вы знакомы с командой лично?

— Да, и с русской командой, и с международной. Мы встречаемся не только на ланах (турниры офлайн), но и на буткемпах — это когда мы выбираем какое-то место, где можно потренироваться с 5 компьютерами. У меня были буткемпы в Швеции, Польше, Москве, Турции — очень много их, везде они раскиданы.

— Когда приглашают в команду, знакомят друг с другом? Есть какая-то модерация?

— Нет. Комьюнити CS очень узкое, поэтому мы все друг друга приблизительно знаем: кто на что способен, кто как себя ведет. Девушки же любят пообщаться, поговорить, поэтому сразу делятся впечатлениями, выкладывают все. Допустим, если вам нужен игрок, вы уже знаете, с кем будете иметь дело, выбираете уже из списка тех, с кем вам будет комфортно играть. И потом тестируете, подходит она по характеру и навыкам или нет. То есть мы не знакомимся с новыми игроками — мы уже знаем, кого позовем.

— Я как очень далекий от киберспорта человек представляю его чем-то вроде обычного спорта, где вместо футбола, волейбола — CS, Dota и т.д. Похоже? И может ли игрок сменить игру?

— Да, все так и есть. А поводу смены игры — вопрос сложный.

Конечно, игрок может перейти в другую сферу, но вероятность, что он станет «про» — 10%. От самого игрока многое зависит, насколько он склонен к этой игре. Мне кажется, в киберспорте очень важна именно предрасположенность к игре. Есть те, кто может играть шесть лет, но так и не научиться, а некоторые играют полгода — и уже на достаточно хорошем уровне. 

Конечно, человек может перейти, например, из Counter-Strike в Доту, но это совершенно разные игры. Я вот как игрок в CS скажу, что считаю Доту более сложной игрой, там очень много мелких аспектов, которые нужно учитывать.

—  Знаешь какого-нибудь известного игрока, которой сменил игру и в ней тоже стал крутым?

—  Да. Это игрок shroud, который раньше играл в CS GO на профессиональном уровне, но сейчас он играет в PUBG — и тоже очень хорошо.

 shroud  / Фото из Инстаграма игрока 
 shroud  / Фото из Инстаграма игрока 

Но он, наверное, единственный, кого я могу назвать.

— Киберспортсмен может сменить игру, потому что в этой всего добился или достижения никогда не закончатся?

— Никогда не закончатся достижения. Есть, конечно, вариант, что команда будет выигрывать определенное количество турниров подряд, но всегда будет переломный момент, когда их победят. Это может произойти в любой момент: в четвертьфинале, в полуфинале, в финале. Никогда нет гарантий, что команда выиграет несколько Major (крупных турниров) подряд. Это очень сложно.

— Что из себя представляет турнир?

— Сначала это квалификация. Все зависит от того, на сколько частей разбит турнир. Могут быть русские квалификации, европейские, американские. И это все только отборочные. Потом люди встречаются на каком-то лане: это может быть европейский лан, отдельный. Там тоже будут отборочные между Европой, Россией и всеми остальными. Потом уже мировой. Вообще, очень много составляющих, и у каждого турнира свое проведение.

— В какой стране самые сильные игроки?

— Большинство людей в киберспорте — это датчане и шведы. Там самое сильное и большое скопление киберспортсменов.

Шведская команда NiP — авторы самой крупной серии побед на LAN-турнирах — 87 побед без поражений с конца 2012 до начала 2013 года / Фото с eslgaming.com
Шведская команда NiP — авторы самой крупной серии побед на LAN-турнирах — 87 побед без поражений с конца 2012 до начала 2013 года / Фото с eslgaming.com

— Ты на 242 месте в ТОПе самых богатых игроков CS с призовыми в 33,5 тысячи долларов. А стабильный доход в киберспорте есть?

— Я была в шоке, когда узнала про этот рейтинг (смеется). А стабильный доход — да, когда тебя подписывает организация, то у тебя есть  стабильная зарплата, и достаточно высокая.

— Сейчас у тебя контракт?

— Нет. Сейчас мы ищем организацию.

— Много заинтересованных организаций?

— Киберспортивных организаций очень много, нереальное количество. Правда, они больше заинтересованы в мужском киберспорте, потому что там очень много медиа крутится, очень много рекламы можно продать. За счет этого они много зарабатывают и много платят игрокам.

— Чем-то отличается играть со спонсором или без?

— Нет, ничем. Мы тренируемся 5 дней в неделю. И спонсоры не могут задать тебе планку. За этим никто не следит. Им главное, чтобы у нас баннеры висели, и мы стримили хотя бы несколько раз в неделю. Так что, да, все-таки отличается, но только тем, что нужно просто чаще стримить. Тренеров у нас почти не бывает, хорошего тренера сложно найти и это дорого.

— В киберспорте игры делятся на престижные и нет?

— Ну, да, престижные — те, в которых призовые невероятно высокие. Сейчас это PUBG, Fortnite, Dota. CS чуть-чуть пониже стал.

— От чего зависит размер призовых?

— От популярности игры, от охвата аудитории: фанатов и киберспортсменов.

— Если выйдет новая игра — она подвинет другие, помешает вам?

— Игроки-то не переходят в другую сферу. Остается фанбаза. Допустим, у людей, которые играют в CS, с выходом новой игры фанатов не убавится. Наоборот, все новые и новые люди приходят и становится все больше фанатов.

Да, если новая игра какая-то придет и взорвет весь киберспорт, то, несомненно, она будет в топах. Но до поры до времени — все игры сдуваются.

— Интервью зарубежным СМИ ты даешь на хорошем английском, из-за CS выучила?

— Нет, английский я учила 11 лет: я училась в школе с углубленным английским и еще три года занималась индивидуально. У меня очень хорошее произношение было, но из-за стримов я начала разговаривать как Паша Бицепс. Я не пародировала его, не знаю, почему начала так разговаривать, это как-то на автомате происходит. И потом, когда ты пытаешься в CS разговаривать на английском, об интонации ты вообще не думаешь. И переходишь с нормального английского на CSерский.

Еще учила английский по играм, в которые играла в детстве. Обычные рпг, они помогли выучить слова, которые обычно в речи не используешь. Например, в Lineage II я играла на английской платформе, а там все ресурсы, материалы — все на английском.

— Читая твою группу, я поняла процентов 40 информации из-за специфического сленга.

— Все знают, что такое мяч, ворота, гол, штрафная, пенальти. Это же все спортивные термины, но они на слуху. А то, что используется в киберспорте — настолько редкие термины, которые поймут только игроки и задроты. А более взрослое поколение не будет это все заново учить, это же современный вид спорта, который только только внедряется в жизнь и молодых и взрослых людей.

Аня Ананикова / Фото из личного архива
Аня Ананикова / Фото из личного архива

— Родители поняли твое увлечение киберспортом?

— Для мамы мой киберспорт был бестолковым, пока я не начала выигрывать места. Так у всех без исключения киберспортсменов: пока человек не начнет чего-то добиваться — ему не поверят и не будут воспринимать его всерьез.

Ну, и мама меня поддерживала с самого начала. Когда я только начинала, я же попросила у нее компьютер, и я еще не знала, что  стану стримить и играть на таком уровне, я просто попросила компьютер, потому что мне хотелось играть. Для меня это было настолько трепетный момент, когда мама дала мне деньги, я собрала компьютер, начала играть и стримить — это поворотный момент в моей жизни. И, собственно говоря, благодаря этим стримам я и нашла мужа.

— Как именно вы познакомились?

— За три дня до знакомства я узнала о программе In Real-Life, и в ней можно стримить с телефона. И на третий день стримила я, проходя мимо парня, который пел на улице. Ребята в чате начали писать: «о, это че, Нойз, как прикольно поет». А я на самом деле такую музыку не очень слушаю, но подошла: думаю, ладно, ребятам нравится — посмотрим-послушаем. Потом я подошла познакомиться, попросила рассказать о себе, а то ребятам интересно. Потом мы решили по работе пообщаться, видео вместе сделать. В результате поженились. 

— Какие сейчас планы с командой?

— В WESG сейчас снова отборочные, надо готовиться. Так что планы — найти спонсора и играть дальше.

— После того боя тебя спрашивали, примешь ли участие в гендерном турнире. По датам он уже должен был состояться, играла там? (Турнир, который организаторы официально подают как битву за равенство и рассказывают о дискриминационной статистике, по которой 85%  киберспортсменов — мужчины. — прим. ред.)

— Да, я хотела там участвовать, но его еще не было. Он еще даже не начался. Он, возможно, все-таки будет, потому что был анонс, было оповещение. Если честно, не знаю, куда исчезла вся эта информация. Мы тоже в недоумении, но он якобы планируется, и мы ждем.