47 714 subscribers

Мы бежали из Казахстана, бросая все и уезжая в неизвестность... Как русских вынуждали бежать куда глаза глядят

465k full reads

Я, моя мама и отец - родились в южном Казахстане, в городе в предгорье Тянь-Шаня, который ныне называется Шымкент (ранее - Чимкент). Буквально в 30км - горный хребет и аулы, где русскую речь не понимают совсем. Там было в 90-е, так есть и сейчас.

Подарок от крестной из Казахстана
Подарок от крестной из Казахстана

С распадом Союза начался кошмар. Свинцовый завод, на котором работал отец, разворовали и распродали, увозя целыми составами ценнейшее оборудование.

Во время войны каждая 9-я пуля была отлита на фосфорном заводе Чимкента. Огромный завод, тысячи рабочих мест...

Без работы оставались целые районы, что людям было делать? Выживать. Нам повезло, что мама работала учительницей в школе, ей мало, но платили в срок. Но самым страшным было не это...

До сих пор из детства я помню мамино бессилие... Свет, газ, воду - все отключали в городе, яичницу над свечкой мне готовила мама, я никогда, наверное, этого не забуду. В полисаднике на кострах по очереди семьи кипятили воду, готовили суп. Взрослые не понимали, как жить, дети - сбивались в кучки и секретничали о том, какие разговоры слышали от родителей. Мне было 9 лет, я очень хорошо помню все, что хочется забыть.

Страшным было то, что молодые казахи из аулов, которые говорили только на казахском, объединившись в группы, терроризировали все районы. Это было организовано, были мародёрские налеты на квартиры русских, которые решились бежать, оставив все. Строго-настрого нам запрещалось гулять одним, в школу провожали и встречали, оглядываясь по сторонам. Пик преступности, неприкрытая агрессия к русским.

Да, в 90-е всем было сложно, развал экономики, развал страны. Как было выжить в городе без света, без газа? Транспорт не ходил почти, мама вспоминает, как пешком добиралась до дачи, где удавалось с трудом выращивать хоть что-то (воду там тоже отключили, свет был редкостью).

Кто мог - бежал в Россию, наша семья в 96-м все-таки сдалась. На самом деле, бежали б и раньше, но некуда было. Первыми уехали дедушка с бабушкой. Обменяв огромный дом с участком на машину, собрав все накопления, им едва-едва хватило денег на крошечный дом в два окна на краю башкирской деревни. Бабушка родилась в Башкирии, ей было проще остальных сделать гражданство. Жили на одну пенсию учителя, огород помогал.

Через год переехали и мы с родителями. За бесценок продали квартиру, взяли в долг большую сумму и купили дом в деревне, требующий ремонта. Без работы, без накоплений, без гражданства - начинали все с начала. Спасал огород, козы у бабушки и свинки.

Отец, я и мама, 1997г, первая зима в Башкирии после южного тепла
Отец, я и мама, 1997г, первая зима в Башкирии после южного тепла

Следом за нами переезжали родственники и друзья, мы все держались вместе, помогали, поддерживали. Некоторые не решались, оставаясь в Казахстане ждать улучшения ситуации. Оставались те, кто жил в своих домах на окраинах и в деревнях, они могли выращивать птицу, овощи-фрукты, скотину. В центре города было намного сложнее. Взрослым было страшно за детей, да и за свою жизнь.

Мама вязала мне колготки, шила одежду. Купить что-либо было целой проблемой! Ни вещей, ни продуктов. Взрослые делились друг с другом рецептами создания свечей - единственный источник света и возможность сделать детям теплую еду.

Пять лет назад мы с мужем и сыном решили поехать в родной для меня город, чтоб навестить близких. Мало чего изменилось внешне, все-таки Чимкент - не столица. Русских с каждым годом все меньше, говорят местные.

Ущелье Каскасу, 30км от Шымкента, 2017г
Ущелье Каскасу, 30км от Шымкента, 2017г

Сейчас, в связи с обстановкой в Казахстане, очень переживаем за тех, кто там остался. Одна семья родни живет в Темирлановке (40км от Шымкента), у них большой дом и хозяйство. Связаться с ними удалось, все в порядке, а вот с роднёй из самого Шымкента - связи нет. Скорее бы все успокоилось... Многие из знакомых говорят сейчас о том, что готовы бросить все и бежать в Россию, как мы когда-то.