Меч, магия, поэзия. Стихи от родоначальников фэнтези

Начав в одном из старых постов рубрику о поэзии Роберта Говарда, с продолжением мы несколько подзатянули. Что ж, исправляюсь. Давайте вернёмся в эпоху "ревущих" 1920-х и залихватских 1930-х - и погрузимся в мир популярной литературы тех лет.

Меч, магия, поэзия. Стихи от родоначальников фэнтези
Страницы журналов и книжек в мягких обложках наводняют воспитанные обезьянами короли джунглей, отважные покорители затерянных миров, благородные первобытные дикари и воинственные марсиане. Уже берутся за мечи первые фэнтезийные варвары; уже поднимают знамя феминизма первые девы-воительницы; сказочные чародеи, стряхнув пыль с обветшалых мантий, впервые со времён древнего фольклора становятся серьёзным врагом для героя, наряду с марсианами и пришельцами из иных миров. Эксплуатировать эти образы и штамповать рассказ за рассказом для публикации в фантастических журналах в те годы не пытался только ленивый. Но лишь истинные мастера слова писали так, что читать их интересно и в наши дни. Опознать этих мастеров можно, как это ни странно, по стихам. Ибо, по странному стечению обстоятельств, ведущие авторы мистики и фэнтези в "палповых" журналах писали и стихи, причём такие, которые удостаивались публикации наряду с их остросюжетной прозой.

Сегодня поговорим о трёх таких авторах. Современные исследователи называют их "тремя мушкетёрами", ведь их роднит действительно многое: все трое публиковались в журнале Weird Tales в один и тот же период, творили в жанре "литературы неизведанного" (задавшем каноны для современного хоррора, триллера и фэнтези) и вели друг с другом активную переписку, хотя и никогда не виделись лично. Эти "мушкетёры" - Говард Филлипс Лавкрафт, Роберт Ирвин Говард и Кларк Эштон Смит. Не стану долго рассказывать о каждом авторе - пусть о них сегодня говорит их поэзия. Я же только постарался отобрать редкие и интересные стихотворения - и перевести их в меру своих ограниченных способностей. Итак...

Меч, магия, поэзия. Стихи от родоначальников фэнтези

Говард Филлипс Лавкрафт

УЖАС ЙУЛЕ

(журнал Weird Tales, декабрь 1926)

Где снег на земле,
Где холодная даль,
Где полночь во мгле
Мир укутала в шаль;
Там огни на холмах приглашают на пир, нечестивый и буйный, как встарь.

Там смерть в облаках,
Там ужас в ночи,
Мертвецы в саванах
Воспевают грехи.
Дикий хор оглашает их бешеный пляс в канун Йуле, в ночь белой пурги.

Ни одна буря в мире
Не тревожит дубрав,
Где омелы тугие
Свили ветви в венках,
Ибо тёмные силы проснулись опять, из могил друидов восстав.

Меч, магия, поэзия. Стихи от родоначальников фэнтези

Роберт Ирвин Говард

ЧЕРЕП В ЛУННОМ СВЕТЕ

(журнал Weird Tales, май 1933)

Златорунные козы на чёрной скале,
Шёлковых парусов краса на причале,
Обнажённая дева в жемчугах, в серебре –
Иль иные виденья тот череп смущали?

Я стоял в древнем храме, где умер Хирон,
И звучал смех красавицы в сводах незримых,
Он сгорел, и восстал, снова жив и силён
И копытом разбил тенета плит могильных.

Я открыл книгу тайн, запалил чёрный воск –
Вдруг чьи-то шаги слышатся на ступенях,
И упала свеча бисером чёрных слез,
Что застыл на полу, как и я, в изумленьи.

Корабли, что плывут по просторам морским,
Что готовы весь мир крепко стиснуть в объятьях,
Какой жребий меня ждет средь судеб людских,
Коли я едва ли познал в жизни счастье?

Меч, магия, поэзия. Стихи от родоначальников фэнтези

Кларк Эштон Смит

КОРОЛЕВСТВО ТЕНЕЙ

(сборник «Ebony and Crystal», Auburn Journal, 1922)

Король без трона и венца,
Я правлю пеплом и песком,
Где вихри обращают в сон
Руины моего дворца.

Средь мёртвых воинов моих,
Их жён, чья красота мертва;
Спит королева, так бледна,
В гробнице – нас уж нет в живых.

В увядших, брошенных садах,
Один, блуждаю, глух и слеп,
Зима иль лето, мир – лишь склеп,
И я вдыхаю пыль и прах.

Мой лик, печальный и седой,
Сквозь толщу пыли и песков,
Я вижу – царство праотцов
Лежит, как жухлый лист сухой.

Арфа о сребряных струнах
Ржавеет – но ветров касанье
В ней будит памяти шептанье,
И эхо песен в моих снах!

В стране разрушенной мечты,
Среди разбитых статуй древних,
В насмешку над богатством прежним,
Пылает золото зари.

Над спящим мрамором гробниц,
Луна роняет серебро,
И вижу: тихо и легко,
Толпа теней простёрлась ниц.

Бывает, в тёмный час ночной,
Я тщетно силюсь заклинаньем
Вернуть империи дыханье,
По рунам памяти с тоской -

Но нет, фантом любимый пал,
И лики меркнут за туманом,
И губы, тронуты обманом,
Молчат, в глазах моих – печаль.

Король без трона и венца,
Я правлю пеплом и песком,
Где вихри обращают в сон
Руины моего дворца.

Это всё на сегодня. От вас же не помешает обратная связь - насколько интересна рубрика о такой вот поэзии фантастов и насколько читабельны стихи/переводы.

Спасибо, что дочитали, и до новых встреч!

Заходите к нам в ВК !

И заглядывайте в Телеграмм !