30 марта 1999г. умер сумрачный русский гений Юрий Кнорозов

30.03.2018


В Санкт-Петербурге умер сумрачный русский гений Юрий Кнорозов, в своей время внесший решающий вклад в расшифровку письменности майя. Кнорозов родился в 1922 году в Харьковской области в семье русских интеллигентов. Отец его был довольно крупным инженером и весьма образованным человеком, мать не работала, посвятив жизнь дому и семье. По меркам революционных 20-х он родился в самой настоящей старорежимной семье.

Помимо Юрия в семье было еще несколько детей, все они получили образование и достигли достаточно значимых постов в СССР. Например, его старший брат Сергей стал довольно видным геодезистом и даже получил Ленинскую премию.

Выглядел Кнорозов как самый настоящий сумрачный гений. Мрачный человек с ликом булгаковского Воланда и взглядом не от мира сего. Как и положено гению, Кнорозов слыл весьма эксцентричным человеком и чудил сплошь и рядом. Например, прямо посреди беседы мог начать мяукать как кот (этих животных он просто боготворил) или шипеть, если ему что-то не нравилось. Ученый упорно требовал считать одну из его кошек соавтором его статей. Ему ничего не стоило договориться с журналисткой об интервью, а перед самым ее приходом запереть дверь в помещение и выпрыгнуть через окно. Он также утверждал, что его одаренность (он с детства отличался феноменальной памятью, играл на скрипке, хорошо учился) явилась следствием удара по голове крокетным шаром, который он получил в возрасте пяти лет (из-за этого у него с детства сильно испортилось зрение).

Вся его квартира была уставлена книгами до потолка. Книги Кнорозов боготворил и, по воспоминаниям однокурсников, тратил всю стипендию на их покупку, после чего в буквально смысле слова вел голодное существование. Кроме того, по словам знакомых, Кнорозов очень много пил, причем это не мешало его работе несмотря на внушительные дозировки (утверждали, что он выпивал литр водки в день, но это больше похоже на байку).

О Кнорозове ходило множество легенд. Одна из самых популярных гласит, что он вывез рукопись испанского миссионера Диего де Ланды из горящей библиотеки в Берлине. Однако в действительности из-за очень плохого зрения Кнорозов был непригоден к строевой службе и мобилизовали его лишь в конце войны. Он проходил службу телефонистом в артиллерийском полке резерва ставки, который базировался неподалеку от Москвы. Также популярна легенда, что ученый жил в Кунсткамере, где ему выделили рабочий кабинет, который по совместительству стал и его домом. Однако это не так. В лучшем случае, время от времени он оставался ночевать на рабочем месте.

После войны Кнорозов категорически отказался от офицерских курсов, дабы не отвлекаться от науки. В то время ученый и не помышлял о далеких индейцах майя, его больше интересовали шаманские практики азиатов. Однако после войны он углубился в культуру майя, поскольку прочитал западную научную статью на эту тему. В то время в мировой науке господствовала точка зрения британского исследователя Томпсона. Он утверждал, что письменность майя не фонетическая, а символическая. Поэтому из-за очень слабой источниковой базы расшифровать их письменность просто невозможно. Во всяком случае, расшифровать ее полностью, а не отдельные слова. Именно поэтому все попытки дешифровки языка индейцев, предпринимаемые с середины XIX века, обречены на неудачу.

Кнорозов заинтересовался «невозможными письменами». Однако его руководитель Толстов настаивал на том, что расшифровать язык майя не удастся и он только зря теряет время. Тем не менее Кнорозов продолжал упорствовать. Из-за того, что во время войны он и его родственники несколько месяцев провели на оккупированной территории, ему закрыли доступ в аспирантуру и ему пришлось довольствоваться местом в музее этнографии.

Только на волне хрущевской оттепели Кнорозову позволили претендовать на соискание ученой степени. Его работа, предложившая новый метод расшифровки иероглифов по фонетическому принципу, стал настоящей сенсацией. Кнорозову сразу же дали степень доктора наук вместо кандидата и даже выпустили на международный конгресс в Данию. Эта поездка так и осталась его единственной в советское время. После этого он на долгие годы стал невыездным.

Этого хватило, чтобы о Кнорозове узнали на западе. Но пока не признали. Холодная война была на пике, взгляды Томпсона и его последователей, объявивших Кнорозова марксистом, продолжали доминировать. Только в 70-е годы метод Кнорозова начал вытеснять томпсонистов. В это же время ученый опубликовал в СССР перевод иероглифических записей майя, за что и получил государственную премию.

Хотя Кнорозов и внес решающий вклад в дешифровку, письменность индейцев до сих пор хранит немало загадок. Почти четверть символов так и не расшифрована из-за крайней скудности источниковой базы.

После падения «железного занавеса» Кнорозова наконец выпустили из страны. Он неоднократно посещал страны центральной Америки, его принимали с почетом и уважением, там же ему вручили несколько наград.

30 марта 1999 года ученый умер в одной из питерских больниц в возрасте 76 лет. Поскольку его личность всегда окружали легенды, известна популярная версия, согласно которой он умер в коридоре больницы в полном одиночестве, забытый даже персоналом. Однако дочь ученого утверждает, что каждый день навещала его в больнице, а скончался ученый рано утром, когда доступ посетителей еще закрыт. И не в коридоре, а в больничной палате.

В России в настоящее время не существует ни одного памятника выдающемуся ученому, зато в Мексике в его честь установлено сразу два памятника. Один из них был открыт всего три с небольшим недели назад.