31 марта 1814 года русская гвардия триумфально входит в Париж

31.03.2018

Франция сдалась, а Наполеон вынужден был отречься от императорского престола. На протяжении всего 1813 года остатки Великой армии Наполеона вынуждены были отступать через всю Европу, попутно теряя своих союзников. Александру удалось сколотить внушительную коалицию, получившую в историографии название Шестой. В союз с Россией вступили Пруссия, Австрия и Швеция. А после того, как осенью армия Наполеона была разбита в грандиозном Лейпцигском сражении, на сторону союзников переметнулись Бавария и Вюртемберг.

Тем не менее Наполеон все еще оставался очень опасным противником и в сражениях на территории Франции одержал ряд тактических побед. Если бы ему удалось прорваться к северным крепостям и деблокировать их гарнизоны, армия французов пополнилась бы весьма значительно и у Наполеона появлялась возможность вытеснить союзников за пределы страны и навязать им выгодный для себя мирный договор.

Союзники, ожидавшие, что в Париже начнется разброд и шатание, связанные с усталостью от бесконечных войн, решили нанести удар в направлении французской столицы. Это стало неожиданностью для Наполеона. 25 марта началось наступление на столицу, попутно союзники разбили французские части, двигавшиеся на соединение с Наполеоном. Тот узнал о намерениях союзников только с двухдневным опозданием. В этот момент он находился почти в 200 километрах от столицы и имел слишком незначительные силы, чтобы в одиночку противостоять армии союзников. Тем не менее армия двинулась на защиту Парижа.

В самом Париже для обороны столицы оставили около 2 десятков тысяч солдат регулярных войск и несколько тысяч национальных гвардейцев. Союзники двигались к городу тремя колоннами, общей численностью около 100 тысяч человек.

Они не стали дожидаться подхода всех сил и спешили приступить к штурму, чтобы успеть взять город до подхода Наполеона. Ранним утром 30 марта русские части атаковали селение Пантен. Французы отчаянно оборонялись и Барклаю-де-Толли пришлось задействовать силы резерва, чтобы сломить сопротивление. Через несколько часов в бой вступили прусские и австрийские части, а также другие русские части.

Союзники методично захватывали предместья, подбираясь все ближе к городским улицам. Граф Ланжерон (между прочим, этнический француз, успевший повоевать в американской Войне за независимость и уехавший в Россию от революции) занял Монмартр. Дальнейшее сопротивление было бессмысленно и вело только к ненужным разрушениям города. Французы запросили мира. Батюшков вспоминал:

С высоты Монтреля я увидел Париж, покрытый густым туманом, бесконечный ряд зданий, над которыми господствует Notre-Dame с высокими башнями. Признаюсь, сердце затрепетало от радости! Сколько воспоминаний!.. Мы подвигались вперед с большим уроном через Баньолет к Бельвилю, предместию Парижа. Все высоты заняты артиллериею; еще минута — и Париж засыпан ядрами! Желать ли сего? Французы выслали офицера с переговорами, и пушки замолчали.

Русский император, находившийся в нескольких часах от величайшего триумфа, произнес:

С бою или парадным маршем, на развалинах или во дворцах, но Европа должна нынче же ночевать в Париже.

Ночью 31 марта французы подписали капитуляцию Парижа. Город по условиям договора был освобожден от французских войск. Муравьев-Карский вспоминал:

Когда перемирие было заключено, Государь в сопровождении главной квартиры, поскакал на высоту Пельвиля, оттуда город открылся у наших ног. Торжество и радость, которую произвело на нас cие зрелище, невыразимы. Мы не верили глазам своим. Я думал, не сон ли вижу и опасался пробуждения. Государь тут же поздравил Барклая-де-Толли фельдмаршалом.

В полдень русская гвардия во главе с императором Александром I, а также союзные войска вступили в Париж. Улицы города были забиты горожанами, пришедшими поглазеть на небывалое зрелище — чужеземные армии, которые впервые за четыре века маршировали по французской столице. Войска для парада отбирали прямо на ходу, потому как не все части после боев сохранили обмундирование в необходимом для торжеств состоянии. Казаков вспоминал:

Бивуак представлял необыкновенное зрелище: из замка, близ котораго ночевал полк, было все вынесено — разставлено и разложено по всей горе: — повсюду видны были столы, стулья и диваны, на которых лежали наши гренадеры; другие на ломберных столах чистили и белили амуницию; иные одевались и охорашивались перед трюмо; ротные фельдшера брили солдат; другие сами брились перед огромными зеркалами и фабрили усы.

Поскольку русские войска по требованию Александра, желавшего произвести впечатление на французов, вели себя очень предупредительно и осмотрительно (в отличие, например, от пруссаков), они пользовались немалой популярностью у местных жителей и особенно жительниц.

Офицер Радожицкий вспоминал:

Если мы останавливались для каких-нибудь расспросов, то французы друг перед другом предупреждали нас своими ответами, обступали, с любопытством разсматривали и едва верили, чтобы русские могли говорить с ними их языком. Милые француженки, выглядывая из окон, кивали нам головками и улыбались. Парижане, воображая русских, по описанию своих патриотов, варварами, питающимися человеческим мясом, а казаков — бородатыми циклопами, чрезвычайно удивились, увидевши российскую гвардию, и в ней красавцев-офицеров, щеголей, не уступающих, как в ловкости, так в гибкости языка и степени образования, первейшим парижским франтам. Тут же, в толпе мужчин, не стыдились тесниться разряженные щегольски француженки, которые глазками приманивали к себе нашу молодежь, а не понимающих этого больно щипали.

Французы, за четверть века непрерывных войн лишившиеся огромного количества мужского населения, буквально зазывали солдат к себе. Фермеры отдавали за них своих овдовевших дочерей, обещая сделать наследниками. Поэтому неудивительно, что некоторые солдаты перед таким соблазном не устояли и таки остались во Франции.

Наполеон, не успевший отразить атаку, поначалу порывался отбить город. Но даже верные маршалы не поддержали императора. Через несколько дней Наполеон вынужден был отречься от престола и отправиться в ссылку на Эльбу. В мае был подписан окончательный мирный договор, вернувший Францию к дореволюционным границам в Европе.

Также смотрите:

Русские казаки в Париже в 1814 г. (акварели Опица с комментариями)