Беглую Эрнандес-Геташвили уже никто не ищет

24.06.2018

Мосгорсуд отменил заочный арест дизайнера Мананы Эрнандес-Геташвили, обвиняемой в присвоении €9,5 млн, полученных от супруги главы госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова Екатерины Игнатовой за отделку особняка в Барвихе. Ранее предполагало, что в основе уголовного преследования одного из лучших архитекторов Европы лежит личный конфликт ее и Игнатовой, а работа не была выполнена по независящим от нее причинам. Тем временем, возбужденное семьей Чемезовых дело, может быть закрыто из-за процессуальных нарушений.

Заочно арестовать 48-летнюю Манану Эрнандес-Геташвили постановил Таганский суд Москвы в апреле 2017 года. Кассационная инстанция, рассматривавшая жалобу ее адвоката Александра Васильева, усмотрела как минимум два серьезных нарушения УПК РФ. В вынесенном Мосгорсудом постановлении, в частности, говорится о том, что у госпожи Эрнандес-Геташвили есть адвокат по соглашению, который «не был извещен о дате, времени и месте судебного заседания, которое было проведено без его участия». При этом следователю было известно, что адвокат Васильев представляет интересы обвиняемой еще с апреля 2016 года.

Господин Васильев заявил, что, отправляя дело на новое рассмотрение в Таганский суд (заседание назначено на 26 июня), Мосгорсуд фактически признал и незаконность возбуждения самого уголовного дела. «Оно было возбуждено в отношении неустановленных лиц, что недопустимо. По этому поводу есть четкая позиция Конституционного суда: возбуждение дела возможно либо по факту, либо в отношении конкретных лиц»,— говорит Васильев.

Отметим, что уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) было возбуждено УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве в апреле 2016 года. Основанием для этого стало заявление Екатерины Игнатовой, супруги главы «Ростеха» Сергея Чемезова. В ходе расследования было установлено, что между ней и ее знакомой, известным архитектором и дизайнером Мананой Эрнандес-Геташвили (признана лучшим архитектором Европы 2014–2015 годов, выиграв три номинации в престижном ежегодном международном конкурсе в Лондоне), был заключен договор на отделку семейного особняка. Дом в коттеджном поселке «Любушкин хутор» в районе Жуковки был построен в 2014 году. Тогда же госпожа Эрнандес-Геташвили должна была заняться его отделкой. По некоторым данным, на закупку материалов и проведение работ ей якобы было выделено €9 млн. Однако в течение года к работам архитектор так и не приступила, ссылалась при этом на многочисленные огрехи строителей, из-за которых отделочные работы были якобы невозможны и бессмысленны. В итоге осенью 2015 года недостроенная усадьба была выставлена на продажу, через год ее купило ООО «Петролоджистикс групп», владельцем которого являлся бизнесмен из Киргизии Абдырашид Акмуллаев.

Допросить Манану Эрнандес-Геташвили в рамках расследования этого уголовного дела следствию так и не удалось: едва оно было возбуждено, дизайнер, имеющая российское и португальское гражданство, уехала за границу. В итоге она была объявлена в международный розыск. В декабре 2017 года ее задержали в Испании, куда она приехала из соседней страны. Правоохранители взяли с нее обязательство о явке в полицию и отпустили до решения вопроса об экстрадиции. По некоторым данным, соответствующий запрос в Испанию Генпрокуратура отправила, но решение до сих пор не принято.

Пока происходили эти события, в российском уголовном деле Мананы Эрнандес-Геташвили появился еще один эпизод. Потерпевшим по нему признано ООО «Интер-галс», которое связывают с именем генерального директора группы ОНЭКСИМ Дмитрия Разумова. По некоторым данным, именно для него в том же «Любушкином хуторе» был построен особняк, который за $3 млн взялось отделать ООО «Эн Джи Синема», владелицей которого является госпожа Эрнандес-Геташвили. Свои обязательства она, по версии следствия, также не выполнила, а деньги не вернула.

Сама архитектор и дизайнер категорически отрицает причастность к каким-либо незаконным действиям. При этом узнать ее версию событий, составивших фабулу уголовного дела, не удалось. Впрочем, ранее она утверждала, что все необходимые материалы были закуплены, а работы не состоялись не по ее вине.