Что случилось с экономикой

25.12.2017

— Рыцари круглого стола: президент собрал всех представителей крупного бизнеса, чтобы «поговорить по душам» в уходящем году. Новогоднего настроения нет не только у вас.

— Налоговая амнистия: что это было и как это понимать?

— Центральный банк почувствовал пузырь: почему рост ипотечного кредитования заставляет регулятор нервничать?

— И честь не задета, и жизнь спасена — благополучно закончилась дуэль двух российских олигархов, грозившая развязкой в духе русской классики.

В четверг в Кремле состоялась «встреча с бизнесменами», которую правильнее было бы назвать встречей рыцарей круглого стола Российской Федерации во главе с конечным феодалом — князем Владимиром. Номинально собрание призвано подвести итоги года, «сверить часы с президентом», однако судя по объявленным на нём решениям, речь идёт скорее о планах на будущее: как и с кем жить под новыми грядущими санкциями. Интересно, что из 60 приглашенных явилось в итоге только 39 человек, из них 7 — вполне себе официальные чиновники. Из самых заметных лиц не было Миллера, Керимова, Дерипаски и Абрамовича — кто в командировке в Китае, а кто до выяснения обстоятельств под подпиской во Франции.

Несмотря на позитивный тон открывшего встречу заявления президента, складывается впечатление, что ни единства, ни общего видения будущего у собравшихся нет. Об этом можно судить как по внутренним конфликтам флоры и фауны, так и по главному озвученному решению — о выпуске специальных валютных облигаций внешнего займа, ориентированных на возвращение денег российского происхождения в юрисдикцию РФ. Идея довольно простая — данные о покупателях новых бондов не будут предоставляться из Национального расчетного депозитария в системы Euroclear и Clearstream, и, таким образом, станут недоступны третьим лицам (то есть не попадут под возможные американские санкции). И хотя отказ работать с европейским клирингом отпугнёт иностранного инвестора, его и не ждут в числе потенциальных покупателей ценных бумаг — они будут нацелены исключительно на деньги российских бизнесменов, якобы страстно желающих вернуть капиталы домой. На это и рассчитывают в правительстве, доводя информацию до собравшихся устами президента и подчеркивая, что идут навстречу инициативе предпринимателей — сама идея бондов была ...якобы предложена Минфину некими представителями бизнеса. Здесь и зарыто противоречие, ведь в своем заявлении национальный лидер фактически выступил против позиции Министерства финансов, которую обозначил ещё в начале месяца господин Моисеев: «Закон о бюджете и программа заимствований не позволяют выпускать такие бумаги. Если интерес к такого рода продукту есть, то логичнее, чтобы данные бонды выпускали банки».

Желание Минфина, стремящегося в последние годы вести довольно прозрачную внешнеэкономическую деятельность, не «пачкаться» о сомнительные инструменты, более чем понятно. Во-первых, очевидно, что большого толка от выпуска облигаций не будет — оценки от источников «Ъ», которые можно найти по ссылке выше, колеблются от одного до трёх млрд рублей. Это слишком смешные суммы в масштабах госдолга, чтобы ради них идти на подобную авантюру, тем более что успех отнюдь не гарантирован. Во-вторых, те самые «представители бизнеса» кроме анонимности желают ещё и высокий процент доходности — то есть в обмен на лояльность господа хотят не только прощения, но и заработать. Вообще вопрос преданности удельных князей Владимиру сквозит между строк буквально в каждой публикации в СМИ. И в ожидании отчёта Трампу о связях бизнеса с Кремлем российское правительство, кажется, готово пойти на любые уступки в обмен на лояльность. Здесь и возникает давно витающий в затхлом воздухе корпоративных кабинетов вопрос — а нужно ли нынешнее российское правительство крупному бизнесу? Нужно ли Алишеру Бурхановичу платить налог на движимое имущество? Готов ли Владимир Евтушенков заплатить делом всей жизни за несговорчивость «человека №2»? Долго ли будут молчать министры, глядя на бесплатные экскурсии на бобиках для своих коллег? Нравится ли Миллеру ездить на поклон в Китай? Куда же несешься ты?

Не даёт ответа. «Завершился период рецессии, это очевидно, мы с вами видим. За ноябрь-январь текущего года ВВП вырос…»

В режиме печатного станка (укр. — «бешеного принтера») Государственная дума исполняет обещание президента по так называемой налоговой амнистии. Принятие поправок в Налоговый кодекс приведет к списанию около 75 млрд рублей задолженности юридических и физических лиц перед государством. В первую очередь это налоги на транспорт, недвижимость и землю, а также задолженность индивидуальных предпринимателей по страховым взносам. Подумаем над правомерностью, целесообразностью и эффективностью таких действий.

Правомерность. Большинство из списанных налогов должны были закрыться плательщиками ещё 1 декабря 2014 года или ранее того — это последний срок стандартной процедуры оплаты. В эту плеяду не входят только ИП, заносящие деньги государству каждый месяц. Далее у налоговиков есть 6 месяцев на подачу иска по задолженности в суд — и не всегда органы физически успевают нажаловаться на всех студентов, не заплативших полтора рубля за свою недавно купленную ладу. Наконец, окончательный срок давности по привлечению к ответственности за налоговые правонарушения составляет 3 года — и после этого закон уже защищает уклонистов от всесильной ФНС. Таким образом, все щедро списанные населению долги по нововведению — это чистой воды пиар-ход, не несущий никакой смысловой нагрузки и переносящий сроки ответственности на пару месяцев назад. Другое дело — задолженности индивидуальных предпринимателей в части страховых взносов. Здесь недоимки будут прощены за период до 1 января 2017 года — и юридически время для их взыскания ещё есть. Эту часть в 15 млрд рублей действительно можно считать амнистией неудачливым бизнесменам — и новые поправки полностью узаконят её.

Целесообразность. Как уже было сказано выше, для большей части суммы речь идёт скорее о технической коррекции, позволяющей ФНС открыть новый год с чистого листа. Возможно, в этом плане у сотрудников налоговой службы станет меньше головной боли и они с большим энтузиазмом возьмутся за задолженность, которую ещё можно взыскать. Та же часть суммы, которую составляют просроченные страховые взносы ИП, по идее должна показать вменяемое отношение властей к малому бизнесу — и она со своей задачей справляется. Да, в амнистию не входят налоги по НДПИ, акцизы и платежи, связанные с внешней торговлей, но много ли в стране индивидуальных предпринимателей, добывающих и реализующих нефть за рубеж? В целом решение президента в ускоренном порядке снимает ряд головных болей и для государства, и для граждан — но само наличие её говорит о проблемах с эффективностью.

Эффективность. Здесь то и возникает главный вопрос к амнистии. Поспешность её проведения не оставляет сомнений в том, что ни налоговики, ни принимающие закон депутаты не сделают должных выводов о наличии и фиксировании механизмов, позволивших задолженности появиться. Некоторые возразят, что такие причины уже выявлены и шаги к их решению приняты — тот же Единый кабинет налогоплательщика, например. Однако более-менее уважаемые экономисты в РФ говорят о другом: налоговым дырам сопутствует ухудшение социально-экономического положения в стране. Денег просто нет, налоги нечем платить, как бы удобно это ни было. Вдумайтесь — у ФНС и судов и ранее было 3 года на взыскание задолженности, и они не преуспели. Они пытались, но как найти то, чего нет? Состоявшаяся система в скором времени потребует нового списания — и тогда ручной режим войдет в привычку, что никак не стыкуется с нормальным бюджетным планированием. Более того, такая практика заставит задуматься доныне добросовестных налогоплательщиков — если только в их сторону не будет сделан ответный жест. В конце концов, наполняют бюджет они — а списывают долги у других. Только этот жест должен нести с собой какие-то выгоды при многолетней оплате в срок. Пока же правительство предпочитает путать получателей ударов кнута и пряника — и рискует в будущем поплатиться за это.

Как сообщает «Ъ», Центральный банк РФ решил повнимательнее присмотреться к стратегии Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), подготовив предупредительное письмо на имя главы организации Плутника. Согласно основным пунктам его стратегии, АИЖК рассчитывает вывести объем выданных ипотечных кредитов с 4,8 трлн до 10 трлн в 2020 году — то есть более чем в 2 раза за 2 года. Взгляд оптимистичный и основан он на цифрах роста рынка кредитования и строительства — низкие ставки повышают популярность инструмента. По последним сведениям, предоставленным самим АИЖК, темпы роста выданных ипотечных кредитов в третьем квартале 2017 года ежемесячно росли на 40%. Экстраполируя результаты этого года, агентство, очевидно, и составило свою новую стратегию — и её цифры беспокоят ЦБ. В частности, в Банке России сомневаются относительно сохранения качества ипотечного портфеля — характерным его изменением в последнее время стали кредиты с минимальным (менее 20%) уровнем первоначального взноса. Если в прошлом году таковых было меньше 7% от общего числа, то в нынешнем их доля составила почти треть от него. Так что опасения регулятора более чем оправданы, и это само по себе вызывает уважение.

За этот год мне пришлось прочитать несколько заметок и комментариев, полных бурного восторга относительно перспектив жилищного рынка РФ. Более того, почему-то именно в этом году несколько моих знакомых решились взять ипотеку на приобретение собственного жилья. К сожалению, мне тогда не удалось донести до этих людей своё скептическое отношение — возможно, это получится у ЦБ РФ, суть претензий которого я полностью разделяю.

Так как это работает (вернее, не работает)?

Ипотечный кредит — быстрый способ получить квартиру в собственное пользование, но хорош он только тогда, когда имеет достаточное обеспечение. Идея простая: вместо тебя за недвижимость заплатит банк, получив эту недвижимость в залог. Стабильная работа в течение продолжительного периода времени позволит тебе кредит закрыть и забрать свой залог — бетонную конуру в Мурино — в законное владение. Выглядит прозрачно, но на деле всё не так. Дело в том, что часто для удовлетворения спроса на ипотечные кредиты банки заимствуют средства из других сфер, которые они обслуживают, и чем меньше первоначальный взнос по ипотеке — тем больше им приходится добавлять самим. Что поделать — долю рынка надо сохранять, да и цены на недвижимость стабильны, и жилья много вводится в эксплуатацию. Вместе с тем растут и аппетиты строителей — ажиотажный спрос порождает пока умеренный рост цен (знать кривую курса рубля и говорить, что цены в последние годы снижаются, значит, мягко говоря, очень сильно лукавить). Особенно остро ситуация встает в условиях снижения ставок и политического давления, которые как бы подстегивают население взять ипотеку именно сейчас. В итоге банки для сохранения доли и темпов роста становятся уже не такими строгими, как раньше — именно такую ситуацию мы наблюдаем в этом году. Больше всех усердствуют так называемые «ипотечно-строительные банки» — классический пример кэптивных банков, которым потом будет больнее всего падать. Такие кредитные организации не только не задумываются о диверсификации портфеля, но и активно выпускают ипотечные ценные бумаги для финансирования строительства, вовлекая в пузырь всё больше и больше участников рынка. В конце такие крысиные бега всегда дают сбой, ведь рынок не может быть перегретым вечно, а цена имеет склонность возвращаться к справедливым значениям. Катализатором может стать падение цен на недвижимость или резкое ухудшение социально-экономического положения граждан. Последствия такого сбоя понятны — схлопывание пузыря приведет к массовым невыплатам, остановке нового строительства, банкротству плеяды кэптивных банков и всему, что называется «кризисом на рынке (недвижимости)».

Смешнее всего, что АИЖК фактически занимается усиленным раздуванием такого пузыря и ещё гордо об этом заявляет. Речь идёт о коммерческом банке «Российский капитал», которым АИЖК владеет (или скоро будет владеть) и рисует ему красочную судьбу третьего в РФ банка по ипотечному кредитованию. Та самая стратегия развития рынка недвижимости от агентства пророчит её банку светлое будущее и 5%-ю долю к 2020 году. На все претензии от ЦБ представители организации пока отвечают, что не видят никаких предпосылок для формирования пузыря, так как доля просроченной более 90 дней задолженности очень низкая — всего 2,34% (действительно, ведь она резко вырастет только в самый последний момент). Вторят им и в Кремле, и в Министерстве экономического развития, что ожидаемо — темпы строительства стали чуть ли не единственным драйвером роста ВВП в этом году, а на фоне ноябрьского спада в обрабатывающей промышленности поддержка девелоперов для Минэкономики и вовсе стала равносильна поддержке собственного престижа. Для президента же (на совете по стратегическому развитию и приоритетным проектам поднимали этот вопрос) тема, кажется, пока далека — Путин ограничился заявлением в духе «за всё хорошее, против всего плохого». Существующие программы государственного субсидирования ипотеки только потворствуют разогреву рынка, искажая реальные данные и создавая дополнительный риск — если социальную поддержку придется резко свернуть, отрезав часть потенциальных клиентов, то падение случится ещё скорее. Кажется, разрыв между темпами потребительского кредитования, реальными доходами населения и темпами ипотечного кредитования должен настораживать даже далекого от экономики человека — но чего не сделаешь ради популизма? «Каждой семье по квартире к…» — как показывает история, очень заманчивый лозунг.

Впрочем, едва ли стратегия АИЖК окажется состоятельной сама по себе — без значительных мер поддержки обеспечить взрывной рост рынка в будущие годы едва ли получится. А если ЦБ и дальше будет следить за ситуацией и введет ряд ужесточающих мер, то вышеописанные страшилки удастся избежать — но и планам Плутника не суждено будет сбыться. Как и другие отрасли, строительство постепенно впадёт в стагнацию — из которой выход у нас лежит, кажется, за пределами экономической сферы.

За одни сутки завершилось самое острое противостояние уходящего года. Владимир Евтушенков пошёл ва-банк — и выиграл если не гран-при, то точно намного лучшие для себя условия, чем предполагалось первоначально. О том, что «Система» направила некий проект мирового соглашения «Роснефти», стало известно в ночь с четверга на пятницу, что вызвало бурный рост акций АФК сразу после открытия биржи — за первый час «Система» подорожала на 8%. Ободряющие новости в течение дня, повествующие об одобрении проекта в Кремле, привели к дальнейшему улучшению позиций бумаг компании, и на момент закрытия в пятницу их стоимость составила 11,32 рубля, показав 17%-й рост за день. Аккурат через час после закрытия биржи СМИ рапортуют — подписано мировое соглашение между Евтушенковым и Сечиным, по которому «Система» выплатит красивую сумму в 100 млрд рублей «ущерба» — меньше, чем наложенные обязательства по первоначальному иску «Роснефти». За день собравшийся Совет директоров «Башнефти» утвердил условия соглашения — вот так быстро и без проволочек разрешился кризис, суливший больше проблемы российской корпоративной культуре.

В принципе, случившееся можно назвать лучшим выходом для всех участников тяжбы. «Роснефть» сохраняет лицо и получает деньги, «Система» остается в плюсе от признанного юридически незаконным владения башкирской нефтянкой, а ещё одна система доказывает свою эффективность и сдержанность в разрешении конфликтов между её шестеренками. Кстати, рекордный оборот акций компании Владимира Петровича в 2 млрд рублей на Московской бирже ненавязчиво намекает, что трое уже названных субъектов — не единственные выгодополучатели от заключенной сделки. До открытия новой сессии теперь есть долгие выходные — но нет сомнений, что осведомленные люди успели прикупить скромные доли «Системы», чтобы потом хорошо провести новогодние праздники.

Кстати, объявлен и герой, который привез мир в Россию — им стал (только не удивляйтесь!) Владимир Путин, досрочно завершивший вышеописанную встречу и давший поговорить двум вышеуказанным её участникам. Вторая попытка, как мы видим, увенчалась полным успехом — в отличие от предыдущей, над которой мы язвили всего неделю назад. А вы до сих пор не верите, что в АП читают «Спутник и Погром»!

Путин и рыцари круглого стола: тяжелые времена для королевства Ресурсландия; Налоговая амнистия — много пиара, мало выводов; Ипотечный пузырь раздувается, но об этом не принято говорить; «Система» помирилась с «Роснефтью» на радость инсайдерам.