Финансы Гуцериевых текут из офшора в офшор

30.03.2018

«Сафмар Финансовые инвестиции» покупает негосударственный пенсионный фонд (НПФ) «Доверие» за 12 млрд рублей. Сделку уже согласовали Федеральная антимонопольная служба (ФАС) и общее собрание акционеров холдинга. Вместе с тем треть ранее почти полностью принадлежащего семье Гуцериевых НПФ накануне сделки купил загадочный инвестор. Собеседники "Ъ" утверждают, что новый акционер связан с семьей, а продажа части «Доверия» выглядит как разделение финансовых потоков.

ФАС согласовала приобретение холдинговой компанией семьи Гуцериевых «Сафмар Финансовые инвестиции» (58,6% принадлежат Михаилу Гуцериеву и его сыну Саиду) 100% доли в капитале компании «Инвест-проект», которой принадлежит НПФ «Доверие» (входит в пенсионный дивизион группы «Сафмар»). Объединяющий небанковские финансовые активы холдинг приобретет НПФ «Доверие» за $210 млн (12,1 млрд рублей), свидетельствуют данные холдинга. В такую сумму фонд был оценен KPMG. «Стоимость отражает мнение оценщика о потенциальной доходности данного актива»,— пояснили в холдинге. Приобретение 67,3% НПФ у кипрского офшора Burglen Finance уже было одобрено собранием акционеров «Сафмар Финансовые инвестиции».

НПФ «Доверие» на 100% принадлежит российскому «Инвест-проекту». До конца прошлого года 99% акций этой компании были у Burglen Finance, который в свою очередь косвенно и напрямую принадлежал Михаилу и Саиду Гуцериевым, а также Михаилу Евлоеву. Еще 1% «Инвест-проекта» был у Оксаны Харлановой. Однако в январе этого года 31,7% доля Burglen Finance в российской компании и миноритарный пакет госпожи Харлановой были выкуплены другим офшором — Radigton Enterprises, который был зарегистрирован на Кипре лишь в ноябре прошлого года.

«Эта компания принадлежит частным инвесторам, которых раскрывать "Сафмар Финансовые инвестиции" не уполномочен из-за наличия соглашения о конфиденциальности»,— заявили в холдинге, а также уточнили, что новые владельцы миноритарной доли — это «лица, не аффилированные» с холдинговой структурой. Впрочем, источник, близкий к «Сафмар Финансовые инвестиции», утверждает, что новый акционер — это «семья (Гуцериевых), а не сторонние инвесторы». Это подтверждает и один финансист, который, в свою очередь, знает о владельце миноритарной доли от одной из компаний, входящих в холдинг.

НПФ «Доверие» был одним из самых быстрорастущих НПФ в прошлом году. По итогам переходной кампании 2016 года его активы выросли на 36%. Именно на этот фонд шло в позапрошлом году основное привлечение в группе «Сафмар». На конец третьего квартала активы «Доверия» составляли 101,1 млрд рублей. Однако в прошлом году из-за снижения темпов привлечения в фонде был отток клиентов на уровне 125 тыс человек. Таким образом, по подсчетам, активы фонда могли сократиться до 97 млрд рублей. Помимо «Доверия» группе принадлежит еще один пенсионный фонд — НПФ «Сафмар», 100% акций которого у «Сафмар Финансовые инвестиции». Впоследствии, как ожидается, два этих фонда объединятся.

К НПФ «Доверие» и «Сафмар» подал иск Промсвязьбанк, поскольку эти НПФ продали его акции накануне санации.

KPMG оценила фонд в 12–13% от его активов. «Сейчас сложно оценить пенсионные фонды, поскольку сделки очень редки. Раньше цена в 15% от активов была адекватной, но тогда и перспективы индустрии выглядели более радужно»,— отмечает управляющий директор «Эксперт РА» Алексей Янин. Директор АКРА Юрий Ногин называет цену в 12–13% адекватной, поскольку она «предполагает некий дисконт к прошлым ценам, но отражает величину НПФ, входящего в топ-10 по пенсионным накоплениям».

Burglen Finance будет заплачено $141,3 млн за фонд, Radigton Enterprises — $68,7 млн, поясняет представитель «Сафмар Финансовые инвестиции». По его словам, деньги будут выплачены из собственных средств холдинга. Как рассказали три источника, близких к холдингу, две из трех компаний, входящих в него (ЛК «Европлан» и ВСК), в прошлом году получили рекордную прибыль. Эту информацию подтвердил представитель «Сафмар Финансовые инвестиции».

По словам одного из собеседников, перевод средств на другой офшор выглядит как разделение финансовых потоков. «Надо завести на определенный офшор определенную сумму, чтобы заложить этот офшор и получить кредит»,— поясняет он. «Это была коммерческая сделка, интересная как для мажоритарных владельцев "Инвест-проекта", так и для вошедших в капитал компании новых инвесторов»,— убеждают в холдинге, но не уточняют, почему она была проведена накануне покупки фонда.