Охранник Березовского кается за сфабрикованную "чернуху"

06.04.2018

Бывший охранник Бориса Березовского и руководитель агентства безопасности «Атолл» Сергей Соколов был арестован вместе с бывшим главой службы безопасности «Тольяттиазота» Олегом Антошиным и еще группой лиц 17 января по обвинению в незаконном приобретении, сбыте или хранении огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. ФСБ также подозревает задержанных в инсценировке теракта: якобы они по заказу преступной группировки «Законовские» должны были подбросить оружие и экстремистскую литературу в офис предпринимателя Магомеда Шишханова, расположенный на «Тольяттиазоте». При этом Служба безопасности Украины, ранее задержавшая сожительницу Соколова уверяет, что группа планировала не инсценировку, а самые настоящие террористические акты.

Письмо на волю

Пребывая в «Лефортово», Сергей Соколов написал письмо, в котором признается в исполнении заказов по фальсификации компромата против руководителей «Тольяттиазота» и государственных чиновников высокого ранга. В письме упоминаются фамилии замначальника Управления внутренней политики Кремля (УВП) Тимура Прокопенко, спикера Госдумы Вячеслава Володина, руководителей «Тольяттиазота» Вячеслава Суслова и Николая Неплюева, заместителя директора ФСИН Владислава Цатурова, а также чиновников Минфина.

Подлинность письма подтвердил адвокат Соколова Шамсудин Цакаев. «Знаю, что он написал это письмо, он мне его показывал», — сообщил адвокат РБК. «Это письмо — мое покаяние перед Богом, родными и теми людьми, которым я делал зло. Покаяние перед всем миром и попытка полностью изменить свою жизнь», — объясняет Соколов в письме. «Ему неудобно перед этими людьми, и он решил попросить прощения, я считаю, что это нормально», — говорит его адвокат.

Соколов сообщает, что «наряду со своей общественной деятельностью совместно с сотрудниками созданной им компании «Аналитика и безопасность», имея обширные связи в правоохранительных органах и средствах массовой информации, получал заказы от различных людей на сбор компромата в отношении определенных лиц, за что получал «большие деньги». Имена заказчиков арестованный не раскрывает.

«Когда сбор компромата не удавался по причине его отсутствия, мы ставили об этом в известность заказчика и начинали искусственно создавать такой «компромат», за что получали «гонорары». Именно у этих людей, которых мы оклеветали, я бы хотел попросить прощения», — пишет Соколов.

«Тольяттиазот» и «террористы»

В письме Соколов рассказывает о «своей работе» по дискредитации гендиректора ЗАО «Корпорация «Тольяттиазот» Вячеслава Суслова и директора по финансам и экономике компании Николая Неплюева. В многолетнем споре за контроль над предприятием, который ведет семья Владимира и Сергея Махлаевпротив председателя совета директоров концерна "Уралхим" Дмитрия Мазепина Неплюев и Суслов выступали на стороне Махлаев.

По заказу «неких высокопоставленных людей и помощи тех, кто по тому же уголовному делу сидит с ним в «Лефортово», Соколов готовил «целую серию компрометирующих материалов и формировал целый ряд фиктивных ситуаций», в результате которых Суслов и Неплюев «должны были оказаться «за решеткой» по обвинению в связях с украинскими террористическими группировками», рассказывает экс-глава службы безопасности Березовского. «Все только из-за того, что наши заказчики захотели получить то, что им не принадлежало», — резюмирует он. Где планировалось публиковать эти материалы, Соколов в письме не сообщает.

В декабре 2016 года ФСБ задержало в Самарской области боевиков и спонсоров «Исламского государства» (ИГ, запрещенной в России террористической организации), об этом сообщало агентство «Росбалт». l Как сообщало агентство, на территории предприятия «Тольяттиазот» оперативники изъяли гранатомет, большое количество патронов, готовую к применению бомбу и экстремистскую литературу. В поселке Зубчаниновка Кировского района Самары были задержаны два пособника ИГ. «Росбалт» сообщал, что в контексте этой истории «немало вопросов может возникнуть» и к руководству «Тольяттиазота» (в частности, к гендиректору Вячеславу Суслову)». На вопрос, будут ли «Тольяттиазотом» предприняты какие-либо действия после признания Соколова, представитель пресс-службы этой структуры сообщил, что «ТОАЗ не исключает шагов, которые позволят защитить имя и репутацию компании и ее руководителей».​​

Одно из крупнейших предприятий химической промышленности России контролирует семья Владимира Махлая. Летом 2008 года «Уралхим» Дмитрия Мазепина приобрел 10% «Тольяттиазота» у «Реновы», с тех пор в компании продолжается акционерный конфликт. По заявлению «Уралхима» в 2012 году было возбуждено уголовное дело о мошенничестве, фигурантами которого являются Махлай и его сын Сергей, они находятся в международном розыске. В конце декабря 2017 года Генпрокуратура направила это уголовное дело в Комсомольский районный суд Тольятти.

В «Уралхиме» заявили, что никак не могут прокомментировать содержащиеся в письме Сергея Соколова утверждения, так как «компания не имеет никакого отношения к описанным в письме событиям и не располагает о них какой-либо информацией». «Возможные попытки связать нашу компанию и ее руководителей с указанной в статье ситуацией могут быть выгодны лицам, обвиняемым в хищении продукции ПАО «Тольяттиазот» на сумму 85 млрд рублей», — отметили в пресс-службе.

Борьба за ФСИН

В следующий раз, вспоминает Соколов, он «просматривал» сайт компании «Аналитика и безопасность» и «увидел материал, связанный с заместителем директора ФСИН Владиславом Цатуровым». «Я не знал, кто это, что он сделал и в чем виноват. Я поинтересовался у коллег, которые занимались этим «делом», и они пояснили мне, что на Цатурова пришел заказ по сбору компромата, за что были заплачены хорошие деньги», — продолжает Соколов. Тогда же ему «стало известно, что настоящего компромата не нашлось», в связи с чем на Цатурова «фабрикуется материал, который уже готовят к выходу в ряде средств массовой информации». Ознакомившись с материалом, Соколов «был даже удивлен» складностью истории про Цатурова, «которая была выдумана». «В опубликованных статьях Цатуров был «изобличен» в хищении бюджетных средств, связях с «ворами в законе», криминальными авторитетами и крупными бизнесменами, а также получении «откатов» за распределение осужденных лиц по местам отбывания наказаний», — перечисляет автор письма.

«Я приложил руку к тому, чтобы оклеветать безвинного человека», — пишет Соколов, признаваясь, что сейчас ему «тошно» и он бы хотел «покаяться за свою слепоту и равнодушие».

В декабре 2009 года полковник внутренней службы Владислав Цатуров занял пост начальника управления организации деятельности тюрем и следственных изоляторов ФСИН. В марте 2015 года он был уволен приказом президента Владимира Путина. Цатурова считали претендентом на должность руководителя ФСИН. Его уход из тюремного ведомства поставил точку в противостоянии двух внутриведомственных группировок, писали «Известия». Отставке Цатурова предшествовала серия публикаций о том, что сотрудники управления, которое он курировал, якобы создают комфортные условия в тюрьмах и изоляторах для криминальных авторитетов. На момент выхода материала телефон Владислава Цатурова был выключен.

Минфин и драгметаллы

Другими людьми, на которых был сфабрикован компромат, Соколов называет руководителя одного из департаментов Министерства финансов Александра Ахполова и бывшего советника министра финансов Отара Марганию.

«Заказчик по этому делу был не один, задействовано было много людей, в том числе в среде сотрудников правоохранительных органов», — рассказывает экс-глава службы безопасности Березовского. Причиной заказа был рынок драгоценных металлов, на котором Минфин пытался навести порядок и установить контроль за ними, начиная с момента обнаружения и добычи и заканчивая реализацией, пишет Соколов. «Но такой порядок невозможно навести в отрасли, где затрагиваются интересы многих состоятельных бизнесменов, что и породило желание убрать с дороги мешающих хорошо зарабатывать Ахполова и Марганию», — пишет Соколов. Перед ним и его коллегами «стояла непростая задача». «Компромат должен был произвести настоящий фурор, стать причиной разработки Ахполова и Маргании со стороны правоохранительных органов и их последующего увольнения», — говорится в письме. Реальной компрометирующей информации на Ахполова и Марганию не нашлось, поэтому пришлось прибегнуть к фальсификации, признается Соколов.

Им и его «коллегами» были инициированы публикации в СМИ, «в которых наряду с вымышленной информацией содержались сфабрикованные аудиозаписи разговоров, свидетельствовавшие о «крышевании» Ахполовым и Марганией рынка драгоценных металлов, причастности к контрабанде неучтенного российского золота и серебра в Турцию, Армению, Украину и ряд других стран, связях с организованными преступными группировками», гласит письмо.

Речь идет о публикациях в маргинальных СМИ и блогах преимущественно в промежутке с декабря 2015-го по апрель 2016 года, проверили СМИ заявления Соколова. В этих публикациях фигурировали Ахполов и Маргания и высказывались предположения, что золото с российских заводов может идти на финансирование терроризма, а средства алмазной отрасли — на финансирование несистемной оппозиции.

По словам Соколова, он сам фабриковал аудиозаписи, которые должны были компрометировать Ахполова и Марганию. «Такими методами фабриковали и готовили в качестве компромата откровенную фальшь и ложь», — пишет он.

Департамент регулирования в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и камней появился в Минфине в июне 2016 года, тогда же его возглавил Ахполов, ранее руководивший другим департаментом ведомства — административным. В Минфине создание нового департамента объясняли ростом нагрузки и усилением администрирования доходов бюджета. Ахполов до сих пор возглавляет этот департамент, в пресс-службе Минфина на момент написания материала на просьбу РБК прокомментировать письмо Соколова не ответили.

Основная деятельность Маргании, о котором пишет в письме Соколов, связана с банковской сферой: с 2009 по 2015 год он являлся акционером банка «Возрождение» с долей в 19,67% и входил в совет директоров банка, который покинул в марте 2018 года. В пресс-службе Минфина не смогли подтвердить или опровергнуть информацию о том, что Маргания был внештатным помощником министра финансов Алексея Кудрина в 2004–2008 годах.

Одним из «первоисточников» фейковых материалов, на которые указывает Соколов, были статьи информагентства «Московский монитор». Так, на это агентство ссылалась, например, «Независимая газета». Сами же статьи «Мосмонитора», в которых фигурировали Ахполов и Маргания, ссылались на неназванный «ряд СМИ» или же «материалы СМИ», которых в интернете обнаружить не удается.

Информагентство «Мосмонитор», несмотря на свое название, находится в Саратове, следует из реестра Роскомнадзора. Учредитель — саратовское ООО «Ньюс пул», которое было ответчиком по нескольким искам от компаний и бизнесменов о защите чести, достоинства и деловой репутации, и во всех случаях «Ньюс пул» проигрывал эти суды.

«Письма» Володина

Также в числе людей, «заказанных» Соколову, были те, в отношении которых он «не совершил преступных или дискредитирующих действий, но готовился это сделать». Автор письма называет два имени: спикера Госдумы Вячеслава Володина в бытность его первым замглавы администрации президента и замначальника управления внутренней политики администрации президента Тимура Прокопенко.

«Однажды один высокопоставленный чиновник и политик обратился ко мне с просьбой дискредитировать другого чиновника — заместителя руководителя администрации президента Вячеслава Володина, так как какой-то его знакомый хотел занять должность Володина», — рассказывает арестованный. Заказчик, «ссылаясь на достоверно известную ему информацию», предложил Соколову «обвинить Володина и приближенных ему сотрудников администрации президента в связях со спецслужбами США». Это должно было произвести эффект разорвавшейся бомбы и привести к отставке Володина, резюмирует автор письма.

«Взяв за основу предоставленную мне информацию, я сфабриковал электронную переписку между приближенным к Володину заместителем руководителя одного из управлений администрации президента Тимуром Прокопенко и одиозным украинским политологом [имя политолога в письме не раскрывается], которая указывала на связь Володина с сотрудниками ЦРУ через этого политолога», — пишет Соколов. Чтобы предать переписке вид подлинной, Соколов «представил ее как информацию, выкупленную им у членов одной известной хакерской группы». Речь, видимо, идет о хакерской группе «Шалтай-Болтай», которой вменяется преступление по ст. 272 УК (неправомерный доступ к охраняемой законом информации). Взломанную переписку хакеры частично размещали в своем блоге и выставляли на продажу.

Но переписка, которую подготовил Соколов, так и не была опубликована, поскольку у него, как он пишет, «испортились отношения с ее заказчиком». «Однако я виноват в том, что создал ее и пытался обвинить людей в страшном преступлении — государственной измене!» — кается автор письма.

Теракты и гражданская жена

Сильнее всего Сергей Соколов раскаивается в том, что причинил боль своей семье, и говорит, что от его «необдуманных действий пострадал еще один человек — моя любимая девушка Даша Мастикашева».

Сергей Соколов был женат, у него четыре дочери от двух браков. Со второй женой он развелся пять лет назад, рассказывал Соколов до ареста. Дарью Мастикашеву он называл своей гражданской женой.

«Дело в том, что в моей последней «работе», за которую я задержан, речь в том числе шла об откровенной фальсификации, откровенных провокациях и дискредитации украинского государства», — рассказывает Соколов. Работа эта, по его словам, «велась по заказу и на деньги очень высокопоставленных заказчиков», в результате «Дашу арестовали сотрудники СБУ». Автор письма признается, что пытался спасти Мастикашеву, желая поехать на Украину и дать показания в пользу своей девушки, но не успел, поскольку его тоже арестовали. Дарья Мастикашева — гражданка Украины, но при этом имеет вид на жительство в России.

В августе прошлого года глава Службы безопасности Украины Василий Грицак обвинил гражданскую жену Сергея Соколова Дарью Мастикашеву в подготовке терактов в Москве и других городах России с помощью украинских граждан, бывших бойцов АТО. Тогда СБУ задержала Мастикашеву и Александра Каратая. Их подозревают в госизмене (ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Украины), работе на российские спецслужбы и незаконном обращении с оружием (ч. 1 ст. 263 УК Украины). По версии СБУ, Мастикашева и Каратай планировали провокацию, направленную против Украины. Они предложили трем жителям Днепропетровской области, бывшим участникам АТО, проводимой на юго-востоке страны, Юрию Бондарю, Сергею Морозову и Станиславу Юркевичу приехать в Москву и провести там незначительные строительные работы, за которые те получат «хорошее вознаграждение». В дальнейшем «на этих бывших военнослужащих планировали повесить собственноручно подготовленные, как мы считаем, диверсии или теракты в Москве, и не только в Москве», говорил глава СБУ.

Сделка со следствием

В заключение Соколов признается, что «рад своему нахождению в «Лефортово», поскольку если б его не остановили, то, возможно, он бы «пошел еще дальше в своих преступных деяниях и дошел туда, откуда не возвращаются». «Сегодня у меня еще есть шанс, отсидев положенный срок, пожить на свободе. И я точно знаю — эта жизнь уже будет совершенно другой», — уверен автор письма.

На близком к украинским спецслужбам сайте «Информнапалм» в сентябре 2017 года появились скриншоты документов, которые якобы получала Мастикашева от Соколова. Документы содержат довольно подробный план операции по инсценировке терактов в России. Описываются все стадии операции, прописана необходимость ведения «наружного наблюдения» за теми самыми «строителями-атошниками», посещение ими московского метро, города Обнинска. Подозрение в инсценировке теракта Соколову было предъявлено только четыре месяца спустя.