Погиб Александр Матросов 27 февраля 1943 г.

27.02.2018

Не будет преувеличением сказать, что Александр Матросов был самый знаменитый рядовой советской армии. А сравниться с ним по культовости в СССР могли только Зоя Космодемьянская и Василий Чапаев. Согласно официальной версии, Матросов родился в 1924 году в Екатеринославе, который позднее был переименован в Днепропетровск. Однако на излете перестройки, когда стало возможным подвергать сомнениям официальные жития советских знаменитостей, исследователям удалось раскопать, что в указанную дату мальчиков с таким именем и фамилией в городе не рождалось.

Сразу же пошли другие версии, из которых наиболее популярной стала версия, что Александра Матросова на самом деле звали Шакирьян не то Мухамедьянов, не то Юсупов. И был он то ли башкиром, то ли татарином. Понятно дело, эта версия пользовалась популярностью у башкирских/татарских исследователей. Нашли даже фотки подростка с этим именем, на которых он вроде бы как сильно похож на Матросова. Однако сейчас прошло столько времени, что установить подлинную личность молодого человека уже вряд ли возможно. Единственный факт, который невозможно подвергнуть сомнению — то, что в детдом он поступил под именем Александра Матросова, которое (если версия о башкирском/татарском происхождении верна) он выбрал сам.

Как Матросов попал в детдом — тоже не совсем ясно. По одной версии, его отец, инвалид Гражданской войны, после смерти матери нашел новую жену, юноше это не понравилось, и он ушел скитаться. По другой версии, овдовевший отец не мог его прокормить. По третьей версии, в детдом его сдала мать в разгар голода, вызванного коллективизацией, поскольку не могла прокормить.

Непонятен и вопрос с судимостями. В одних источниках указывается две судимости, в других одна. Первая, точно не подтвержденная, якобы была за кражу. Однако никаких подробностей этого дела неизвестно, и Матросов если и был привлечен по делу, то отделался символическим наказанием. Зато другая судимость абсолютно точно подтверждена.

После окончания учебы в детдоме его отправили работать на завод в Самаре (тогда Куйбышев), и за нарушение паспортного режима (ст. 192-а УК РСФСР «Повторное нарушение установленных правил прописки паспортов или временных удостоверений лицами, приезжающими в местности, где введена паспортная система») он получил два года колонии (да, при товарище Сталине сажали даже за такое). В конце 1940 года 16-летнего Матросова отправили отбывать срок в детскую колонию в Уфе.

Там он, можно сказать, встал на путь исправления (если можно считать преступлением нарушение паспортного режима) и даже стал помощником воспитателя.

Матросов несколько раз ходатайствовал о его направлении на фронт, но несовершеннолетнего, да еще и судимого никуда не отправляли. Наконец, в конце 1942 года он был призван в армию и направлен на краткосрочные курсы в пехотное училище, где вступил в комсомол.

В декабре 1942 года он окончил училище и отправился на фронт. В составе маршевой роты он прибыл на Калининский фронт и был зачислен в 254-ю стрелковый полк, который позднее получит его имя. Матросов получил назначение в автоматчики, что было достаточно круто — автоматы в то время были большой редкостью, почти все части были вооружены винтовками.

На передовой Матросов пробыл всего несколько дней и погиб в одном из первых боев. 27 февраля его батальон атаковал немецкий опорный пункт, чтобы прорваться к деревне. Две огневые точки советские бойцы сразу смогли подавить, но третья располагалась так, что простреливала местность, и отряд не мог ее миновать.

На подавление дзота были отправлены Матросов и его сослуживец, которого ранило по пути к точке и он не смог двигаться дальше. Матросов в одиночку подобрался к цели. Дальше существует сразу несколько версий того, что произошло.

Согласно официальной советской версии, доминировавшей на протяжении почти полувека, Матросов бросил две гранаты и дзот замолчал. Но когда бойцы начали пересекать поляну, пулеметы вновь начали стрелять. Тогда Матросов кинулся к амбразуре и закрыл ее своим телом. Пулеметчики на некоторое время вынуждены были прекратить стрельбу, что позволило отряду пройти через простреливаемые участки.

По другим версиям, выдвинутым уже в постсоветское время, события несколько отличались. По одной из них, Матросов забрался на крышу дзота, чтобы забросать его гранатами, но был застрелен кем-то из немцев. Однако его тело упало на вентиляционную решетку, через которые выходили пороховые газы. И чтобы не угореть, немцы вынуждены были прекратить стрельбу и отодвинуть его тело. За это время отряд миновал опасный участок.

По другой версии, Матросов также добрался до крыши, но, пытаясь изловчиться и бросить гранату, упал прямо на амбразуру. Пулеметчики на время вынуждены были прекратить огонь.

В тот же день старший лейтенант Волков (погибший несколько часов спустя) отправил донесение в политотдел стрелковой бригады, сообщив, что боец Матросов своим телом закрыл огневую точку противника. Уже летом 1943 года Матросова посмертно наградили звездой Героя Советского Союза.

Возможно, на этом бы все и закончилось, но именно в тот момент кого-то наверху озарило, и Матросов превратился в избранного. Хотя случаи самоубийственного героизма были известны и ранее, с самого начала войны, именно Матросова избрали на роль главного вдохновителя советских солдат.

В начале сентября того же года Сталин издал приказ, превративший Матросова в легенду советской армии. Он гласил:

23 февраля 1943 года гвардии рядовой 254-го гвардейского стрелкового полка 56-й гвардейской стрелковой дивизии Александр Матвеевич Матросов в решающую минуту боя с немецко-фашистскими захватчиками за дер. Чернушки, прорвавшись к вражескому ДЗОТу, закрыл своим телом амбразуру, пожертвовал собой и тем обеспечил успех наступающего подразделения.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 года гвардии рядовому тов. Матросову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Великий подвиг товарища Матросова должен служить примером воинской доблести и героизма для всех воинов Красной Армии.
Для увековечения памяти Героя Советского Союза гвардии рядового Александра Матвеевича Матросова приказываю:
1. 254-му гвардейскому стрелковому полку 56-й гвардейской стрелковой дивизии присвоить наименование: «254-й гвардейский стрелковый полк имени Александра Матросова».
2. Героя Советского Союза гвардии рядового Александра Матвеевича Матросова зачислить навечно в списки 1-й роты 254-го гвардейского полка.

В приказе указывалось, что Матросов погиб 23 февраля. Но в этот день праздновалось 25-летие РККА, так что дату подвига Матросова решено было сдвинуть на более красивую и символичную дату.

Приказ зачитывался во всех действующих частях советской армии перед строем. С этого момента Матросов превратился в легенду. Достаточно сказать, что никогда еще в советской армии бойцы не зачислялись в списки части навечно (хотя в пограничных войсках и ВОХР такие случаи бывали и в ранее советское время, но эти части всегда находились в ведении ЧК/НКВД). Это была старая имперская традиция, которая была предана забвению после революции и восстановлена как раз с Матросова.

Матросов стал самым знаменитым советским солдатом. Вплоть до распада СССР в стране трудно было найти хоть одного человека, кто не знал бы его имени. Его портреты печатались на марках, про него снимали фильмы, писали книги и статьи, ему устанавливали памятники и доски по всему Союзу, в его честь называли улицы и площади. Уже в брежневское время вдруг вспомнили, что герой-то судимый, да тем более по статье, которая больше уже не статья. Так что специальным постановлением Верховного суда приговор Матросову был отменен в 1967 году. А в следующем году даже открыли музей в колонии, где он сидел.

В отличие от многих советских героев, раскрученных на государственном уровне и имевших родственников, которые потом выступали перед пионерами и комсомольцами с воспоминаниями (выдержанными в строгом соответствии с партийной линией), у Матросова не было совсем никого.

После войны Матросов превратился в былинного советского героя, как Чапаев или Космодемьянская. А само его имя стало нарицательным. Как и выражение «грудью на амбразуру». В годы ВОВ было задокументировано не менее двух сотен аналогичных подвигов, за которые бойцы были награждены. Но ни один из них и близко не приблизился по популярность к подвигу Матросова.