Пол Манафорт не заплатит Дерипаске

Дружба российского предпринимателя Олега Дерипаски  с американским политконсультантом Полом Манафортом не была настолько безоблачной, как это может показаться из утекающих в прессу сообщений о расследовании в отношении экс-руководителя предвыборного штаба Дональда Трампа. Отношения двух мужчин всегда были отношениями двух жуликов, каждый из которых искал только удачного момента, чтобы облапошить своего партнера. Уже в 2014 году основной бенифициар «Базового элемента» информировал американский суд о том, что не может получить обратно от Манафорта и его партнера Рика Гейтса $100 млн, выделенных на реализацию проектов на Украине.

Ротшильд, Дерипаска и внешняя политика

Пол Манафорт представляет то поколение американских политтехнологов и консультантов, которое поднялось на волне возглавляемого Рональдом Рейганом «крестового похода против коммунизма». Правда развал Советского Союза не дал им реализовать себя в деле вербовки и финансирования антисоветского подполья по всему миру, но они быстро отыскали для себя новую нишу. Их влияние и навыки пригодились для отмывки репутации новой элиты из старых советских государств. В этом смысле Олег Дерипаска, вышедший победителем из жестоких алюминиевых войн 1990-х, представлял собой идеального клиента для Пола Манафорта.

С Олегом Дерипаской Манафорта свел Нэт Ротшильд. Это произошло в 2003 году в офисе хеджфонда в Нью-Йорке. Британский финансист имел громкую фамилию, мощные связи и репутацию, которой мог позавидовать любой «новый русский». Неудивительно, что Олег Дерипаска почувствовал тягу к этому представителю знаменитого финансового клана. Тем более Нэт Ротшильд активно занимался инвестициями в странах бывшего СССР. Именно Ротшильд, как пишет журнал The Atlantic,  нанял Манафорта в качестве консультанта «одному грузинскому политику в изгнании». Имя этого человека в статье не называется, но судя по описанию (бывший оперативник КГБ, обвиненный в подготовке в покушении на Эдуарда Шеварднадзе в период, когда тот занимал пост президента Грузии) речь идет об Игоре Гиоргадзе,  который покинул Грузию, обосновался в Москве, но до сих пор не теряет надежды вернуться на Родину.

В вышеупомянутой статье Гиоргадзе назван другом Олега Дерипаски, что придает российскому алюминиевому королю геополитический шарм спонсора грузинской оппозиции и бенефициара возможной победы на выборах в этой стране.

Еще одним фронтом самостоятельной внешнеполитической линии Дерипаски стала все та же Черногория, в которой, усилиями партнера Манафорта Рика Дэвиса, был организован референдум о независимости. Американские журналисты считают, что этот референдум профинансировал российский олигарх. Можно найти упоминания о связях Олега Дерипаски с комиссаром ЕС по торговле Питером Мендельсоном, подписывавшего двусторонние соглашения между Черногорией и Европейским Союзом. О том, что детали этих отношений предварительно обговаривались на яхте Олега Дерипаски, сообщил присутствовавший на встрече министр финансов теневого правительства Великобритании Джордж Осборн. После этого против Осборна началась массированная медийная компания: Нет Ротшильд, который также вкладывает крупные суммы денег в Черногорию, опубликовал в The Times письмо, в котором обвинил Осборна в «выпрашивании» у Дерипаски финансирования в партийный фонд британских либералов.

Российские власти, по мнению авторов статьи, поддерживали инициативы Дерипаски. В частности, после того, как олигарху отказали в визе, они помогли ему попасть в США, снабдив дипломатическим паспортом. Напомним, что в 2016 году Дерипаска сам сознался, что он использовал свой дипломатический паспорт для посещения США 10 раз начиная с 2009 года. В 2009 году он последний раз получил  американскую двукратную визу - по спецпрограмме ФБР в обмен на финансирование поисков бывшего агента американских спецслужб Роберта Левинсона.

Черноморская афера

За пределами грандиозных геополитических схем сотрудничество Дерипаски и Манафорта было куда менее результативным. Проще говоря оно закончилось полным провалом, хотя в начале и выглядело вполне многообещающим.

В 2006 году Пол Манафорт решил капитализировать свои политические связи и породил Перикла (Pericles Emerging Market Partners) - так он назвал фонд для инвестиций в России и Украине. В проекте принимал участие и партнер Манафорта Рик Гейтс. Проще говоря, Манафорт и Гейтс покупали в постсоветских странах что-нибудь ненужное для российского олигарха, а сами хорошо поднимались на комиссионных. О качестве активов, приобретенных в те годы «Базовым элементом», можно судить, например по Запорожскому алюминиевому комбинату, купленному в 2007 году у Виктора Вексельберга. Предприятие так и не вышло на прибыль, пришло в полный упадок и в 2012 году было возвращено в госсобственность. Робкие попытки судиться с украинскими властями окончились уголовным делом, открытым Службой безопасности Украины против UC Rusal за хищение из предприятия технологического оборудования.

В целом Манафорт и Гейтс уговорили Олега Дерипаску вложить в проект $100 млн. Эта сумма не выглядела тогда слишком серьезной для миллиардера, богатство которого в 2008 году оценивалось в $28 млрд. Манафорт в итоге деньги получил, и первой его инвестицией стало вложение 18.9 миллионов в проект под названием «Черное море» (Black Sea Cable). За это решение Манафорт щедро наградил себя комиссионными в размере $7.35 млн. А затем случился кризис 2008 года. Олег Дерипаска оказался на грани банкротства, и государству пришлось спасать олигарха и его активы.

В этот момент представители Дерипаски и предложили ликвидировать так не вовремя рожденного Перикла, а вырученные от распродажи активов деньги вернуть инвестору. Пол Манафорт согласился, но никаких реальных действий это согласие не вызвало, и в 2011 году он просто перестал реагировать на просьбы старого друга. Тем более в тот момент американский консультант вместе со всеми своими инвестициями оказался под мощной (как тогда казалось) политической крышей украинского президента Виктора Януковича. Консультант вместе с президентом ходили в баню, купались голышом в реке и чувствовали весь мир у своих ног. Но скоро ситуация снова вернулась к нулю.

И здесь, на этой нулевой территории, Пола Манафорта поджидали юристы Олега Дерипаски. Правда, в результате проведенного расследования тот сам начал подозревать, что «Черное море» на поверку оказалось «Панамой», том смысле что никто никаких долей в этом проекте от имени Перикла не покупал. Провернуть такую банальную аферу с победителем алюминиевых войн - это, наверное, можно считать вершиной успеха Манафорта, к которому герой шел на протяжении всей своей политической карьеры. В нынешней токсичной политической атмосфере Олег Дерипаска со своим требованиями выглядит едва ли не вымогателем у американского гражданина, который к тому же вряд ли сможет выплатить взятые «напрокат» деньги. А деньги Дерипаске сейчас очень нужны.

Пути спасения

Несмотря вполне удачное IPO  корпорации En+ в Лондоне, финансовое положение алюминиевого короля остается крайне напряженным. Совокупный долг En+ холдинга на 31 июня 2017 года составлял $13,8 млрд (при прогнозируемой EBITDA в $3 млрд), напоминает «Версия».

Наличие долговой проблемы, по всей видимости, не останавливает, а, наоборот, лишь подталкивает Дерипаску к экспансии и рискованным решениям. Одно из которых - намерение продолжить строительство Тайшетского алюминиевого завода, замороженного еще в 2008 году после того, как на него потратили почти 800 млн. Чтобы реализовать проект необходимо еще столько же, а окупиться он сможет лишь при нынешних (высоких) ценах на алюминий. Нет никаких гарантий, что так оно и будет.

Есть и еще один инструмент, который никогда не подводил алюминиевого короля. Это ставка на девальвацию рубля. Выручка от экспортных продаж в таком сценарии становится очень привлекательной даже при не слишком высоких ценах, так как позволяет с легкостью оплачивать затраты на электроэнергию и труд заводских рабочих. Есть основания предполагать, что ставка на снижение стоимости рубля станет геополитическим хитом Олега Дерипаски а этом сезоне. Как известно, на форуме в Давосе он уже запустил пробный шар, обвинив Центробанк в завышении стоимости рубля. С этим, по его мнению, связано «отсутствие стимулов, которые нужны, чтобы развивалось производство в стране, а именно — доступное финансирование, низкие процентные ставки". Человек, умеющий лишь только ловить рыбку в мутной воде, прекрасно понимает насколько крепкий рублю несовместим с его бизнесом.