– Правильно сделала, дочка, – произнесла она, – потому что он бы нас убил. Но что же будет, когда он придет в себя!

Алкоголик с огромным стажем, Степан сводил с ума всю свою семью. Когда приходил пьяный, от его дебоша и побоев страдали и жена Наталья, и десятилетняя дочь, и Натальины родители. Но однажды терпение лопнуло.

Наталья давно хотела расстаться с ним. Пьяный мужчина становился неконтролируемым. Он ворвался в дом с криками и обвинениями, бросался на первого, кто попадался под горячую руку. Бил жестоко и безжалостно. Было время, когда, опомнившись, просил прощения, но и это уже осталось в прошлом. Но куда было идти Наталье с детьми и пожилыми родителями – они жили в глухом селе в своей хижине. Никто не имел достаточного заработка, чтобы хоть как-то улучшить свое тяжелое жизнь. Наталья выгоняла мужа из дома, но он возвращался снова и снова, все злее и агрессивнее. Наталья вызвала на помощь участкового милиционера. Тот всегда приходил, но до того Степан уже мог вздрючить или Натальину мать, или жену. Милиционер Никита Васильевич вытаскивал пьянчугу из дома и закрывал его в изолятор временного содержания. А когда тот приходил в себя, отпускал его обратно. Бывало, что и придерживал его дольше, чтобы дать отдохнуть несчастной семье. Степан делал вид, что он одумался и изменился, а, вернувшись, угрожал женщине, если будет звать милицию, вообще прибьет ее. Так и жила Наталья в постоянных переживаниях за себя и свою семью.

Однажды Степан снова ворвался в дом пьяный. Сразу прицепился с обвинениями и проклятиями к Наталье. А когда ее мать пыталась защитить дочь, муж взялся ее нещадно избивать. Старушка с криком упала на пол. Ей на помощь пришел Наташин отец. Тот и начал его молотить. Как всегда, на шум выбежала дочь и со слезами начала молить отца остановиться. Наталья делала попытки оттащить дебошира от родителей. Но в одно мгновение отскочила от него, схватившись в ужасе за голову. Ей терпение лопнуло, нужно было что-то делать, чтобы спасти родителей. Ненависть к мучителю переполнила ее. Схватив огромную сковородку на плите, она изо всех сил лупонула алкоголика по голове. От удара аж эхо пошло по комнате. Степан кулем повалился на землю, ударившись еще раз в угол стола.

На мгновение все замерли. Мать Натальи, стирая слезы, поднялась с земли, помогая встать мужчине.

– Правильно сделала, дочка, – произнесла она, – потому что он бы нас убил. Но что же будет, когда он придет в себя!

– Не переживайте, – Наталью охватила какая-то отчаянная решимость. – Как будет нам угрожать, вдарю его сковородкой еще раз.

Но мужчина не шевелился. Сначала женщина и не подходила к нему, но через час, наклонившись над ним, с ужасом обнаружила, что тот... не дышит. Ее мать зарыдала.

– Доченька, да он же умер! И тебя же посадят! Ой, что же мы будем делать!

Наталья тоже не на шутку перепугалась. Но решила, что признается в содеянном. Она вызвала участкового. Тот быстро приехал, нагнулся над телом.

– Никита Васильевич, я не хотела... – оправдывалась Наталья. – Он бил родителей, я должна была их защитить... Это случайно, я не знала, что удар будет таким сильным...

Участковый встал, посмотрел Натали в глаза и сказал:

– Успокойся, я все понимаю, я бы и сам такого не стерпел. На это он и заслуживает. Я договорюсь, и оформим его гибель как смерть от передозировки алкоголем. А про настоящую причину – никому ни слова!