Покойник ласкал волосы и говорил: "Красивая..."

Девятнадцатилетняя Елена пользовалась бешеной популярностью среди мужчин. Еще бы: невысокая, с длинными, почти до середины бедра волосами нежно-каштанового оттенка. А ее глаза пронзительно-зеленого цвета, всегда вызывали странные разговоры в семье...

И Елене было безразлично к своей внешности. Гораздо больше вопросов вызвала ее сильно обострена интуиция, что порой мешала спокойно жить. Вот и сейчас, когда бабушка предложила поехать в деревню на кладбище, где был похоронен ее любимый дядя, который трагически погиб, голос изнутри кричал Лене: «Не уезжай». И в очередной раз не послушавшись внутреннего голоса, она схватила сумку, поправила волосы, закрученные в высокий пучок, и крикнула родителям: «Закройте за мной дверь!».

Приехав в село, Алена с бабушкой пошли нарвать немного цветов. Выбрав две более-менее симпатичные розочки, женщины пошли на кладбище. Кладбищ в селе было два. Новое и старое. Это было старое. В нем уже никого не хоронили и не убирали толком. Поэтому летом кладбище всегда тонуло в зелени, а большие густые шумящие деревья словно укрывали спящих покойников.

Дядя Елены был похоронен почти возле входа кладбища.

«Привет, Слава, — бабушка наклонилась над могилой, утирая слезы. — Все лежишь здесь... До сих пор не могу поверить...»

Елена также наклонилась и положила розы. Могил на кладбище стало больше. Наискосок вот дяди была похоронена девочка, что погибла в день своего рождения. Тогда ей был год. Елена перевела взгляд на другую могилу.

— Такой красивый! — выдохнула она.

— А, Ваня, — бабушка подошла к соседней могиле. — Сосед Славка... Лежат здесь два молодых парня, оба погибли трагически... Девушка подошла к соседней могиле. Около фотографии стояли красивые фиолетовые цветы, но сама могила заросла сорняками и была неопрятной. Белая плитка вокруг была грязной и непідметаною.

Пока Елена рассматривала могилу и фотографию симпатичного черноволосого парня, бабушка вырвала все сорняки с могилы дяди: «Я пойду выброшу. Не боишься одна оставаться?» «А чего боятся?» – улыбнулась девушка.

Как будто завороженная она присела на корточки рядом с могилой Андрея и зашептала: «Никто не приходит к тебе, что ли... ». Девушка истерично стала выдергивать сорняки из его могилы, складывая их рядом. Потом снова села на корточки рядом с могилой. Слева мелькнула какая-то тень и выбежал черный кот.

«Смотри, черный кот!» – удивленно сказала Елена к бабушке. «Это нехорошо, – и покачала головой. – А ты что здесь сидишь? Андрюша... Бедный мальчик... Повесился из-за неразделенной любви. 30 лет было...». Девушка вскочила и обернулась на бабушку. «Повесился?!» – «Да...» – «Дурачок...» – прошептала Елена со слезами на глазах. «Пойдем отсюда», – бабушка взяла девушку за плечо, и мы покинули кладбище.

После этого все мысли Елены были заняты этим парнем. Наступила ночь. На удивление, девушке захотелось спать раньше, и она лег в кровать в начале двенадцатого. Здесь началось самое страшное. Спала она обычно на животе и, поправляя подушку, с ужасом заметила, как дело у дверей маячит черная тень. Елена словно онемела от ужаса, перед глазами все еще стояла та могила. Она мгновенно поняла, кем является ее полуночный гость.

Самое ужасное было то, что она его четко видела. Елена закрыла глаза и начала читать «Отче Наш»... Ничего не помогало. «Красивая...» – услышала она странный голос в голове и почувствовала прикосновение к своему распущенных волос. «Красивая... Красивая...» Голос отнюдь не был добрым, в нем скорее ощущалась какая-то жестокость. «Хочешь ко мне?!» «Повесился от неразделенной любви», – мелькнула в голове бабушкин голос. «Какая красивая!»..

«Иди!» – почти немым голосом выдавила Елена. «Красивая...»... «Я прошу уйди! Отче наш...» «хватит Ли у тебя веры выгнать меня этой молитвой?» – промелькнул в голове жуткий голос. Елена с ужасом поняла, что ее ответ «нет». «Красивая...» – она чувствовала холод вокруг всего своего тела, что-то давило на левое бедро. Схватило сердце. Она плакала. «Господи, защити меня!» – сказала Елена и... И открыла глаза.

В окна бил рассвет. Воскресенье... День Преображения. На ее бедре виднелся синяк. Елена села на постели и с ужасом вспоминала ночь, понимая, что потеряла сознание от чего-то. Сходила в церковь утром. И, несмотря на прекрасный день, поняла, что все закончилось... Дала себе обещание больше не интересоваться мертвыми мужчинами и чаще посещать церковь. Только следующей ночью чьи-то холодные руки, похожие на порывы ветра, снова гладили ее волосы, шепотячи «Красивая...».