Степанов. ВЫСШАЯ МЕРА ЭВОЛЮЦИИ 7

 Предыдущие части:  Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6

История, о которой человечество не хочет вспоминать

Можно долго фантазировать и предполагать, чем же закончится такой эксперимент, достаточно глобальный, чтобы сделать окончательные выводы. И можно даже рассуждать, правы ли сторонники регресса, а вдруг правы? Ведь никто никогда не проверял на деле их способы достижения непредставимого для человека разумного счастья в достаточно широких масштабах!

А можно взять и открыть страничку в Гуггле или Яндексе и набрать в поисковике «Кампучия». И почитать о таком эксперименте, который длился три года в целой стране – с 1975 по 1978 гг. когда режим «красных кхмеров», почему-то позиционирующий себя как «коммунистический», взял власть в стране и устроил «аграрный коммунизм», полностью отказавшись от «всего западного» - то есть, от любых достижений цивилизации и НТР за последние тысячу лет.

Самое первое, что они сделали – взорвали банки. И по улицам городов ветер гонял облигации разных достоинств.

Но горожане недолго любовались на устилавшие дороги и тротуары банкноты. Их выгнали на свежие пажити, в девственные леса, к чистой воде и целебному воздуху живой природы. А города запретили, равно как и все остальные «западные штучки». Под страхом смерти.

Исторические очерки о режиме регрессоров в Кампучии читаются как фантастика ужасов и антиутопия. Очень много параллелей с Оруэлловским «1984», даже главные лица страны назывались не по именам, а «братьями» с номерами. «Брат номер 1», «Брат номер 2» и так далее.

Больницы, школы, вузы, библиотеки, все другие учреждения культуры и науки были закрыты. Министерства культуры, образования, здравоохранения – уничтожены как «пережиток прошлого». Были запрещены деньги, иностранные языки, иностранные книги. Было запрещено писать и читать что-либо, кроме указов и прочих документов командования. Ношение очков рассматривалось как неблагонадёжность и служило одним из пунктов обвинений вплоть до расстрелов.

Они ввели даже новояз – специальный язык для идеологического перевоспитания, в котором слов «папа и «мама», «родители», и прочих обозначений для родственников не было.

Исчезла история: 1975 год был объявлен «нулевым», и до него в этой стране «ничего не происходило». Если кто-то считал иначе – его отправляли в нулевое измерение, делая «нелицом».

Детей отнимали у родителей и воспитывали в детских спецконцлагерях, внушая ненависть к своим предкам. По достижении совершеннолетия им вручали оружие и назначали надзирателями над деревнями-поселениями взрослых, наделяя при этом АБСОЛЮТНОЙ властью.

Они были обязаны экономить патроны и зря не стрелять, поэтому «провинившихся» или просто «подозрительных» граждан они забивали мотыгами, камнями, закапывали заживо, бросали крокодилам, сжигали, разрезали на куски острыми листьями пальм и тростника, вырывали им печень и съедали.

Взрослые были обязаны перевоспитываться, сажая рис по 20 часов в день. И размножаться по приказу командования. Женили и выдавали замуж тоже по приказу, и отказаться было нельзя.

За три года эксперимента Пол Пота и других номерных братьев только в результате прямых убийств (казней) погибло от миллиона до трёх с половиной миллионов человек, точная цифра неизвестна. Некоторые эксперты признают, что могло быть уничтожено и порядка десяти миллионов кампучийцев: реальные масштабы действий красных кхмеров до сих пор неизвестны, ибо они отказались даже от математики и учёта своих достижений. Это вам не немцы…

А сколько не погибло, а просто умерло от непосильного труда, болезней, голода и покончило с собой? Это неизвестно.

Только вот всё это – не оруэлловская фантастика, которая кажется просто бледной рядом с нашей, земной, реальной историей, о которой нам почему-то стараются не слишком сильно напоминать. И эта история произошла не тысячи и не сто лет назад – она была при нашей жизни. Но мы о ней почти ничего не знаем.

Мы не знаем до сих пор даже того, на сколько сократилось население Камбоджи за эти три года. Удивительное дело: в ней не было переписи населения ни до Пол Пота, ни после!

Ещё более удивительным фактом является и то, что и Пол Пот, и Иенг Сари и практически все номерные братья – главные идеологи этого регрессивного эксперимента – прожили после падения своего режима очень долго. И не в заключении, а на свободе, разъезжая время от времени по странам «передовой демократии» и ни в чём себе не отказывая. Несмотря на очевидные и вопиющие нарушения прав человека и преступления против человечности. Запад не спешил их не то, что судить – даже осуждать.

Ещё более странным является тот факт, что «коммунистический» режим красных кхмеров поддерживался… США, Китаем и Францией, красные кхмеры представляли Кампучию в ООН до 1982г, но те же США используют факты зверств режима для чёрного пиара идеологии коммунизма. Например, показывают краснокхмерскую символику того времени, серп и молот на красном флаге, практически копирующую символику СССР. Как правило, на фоне гор человеческих черепов. Умно.

Что это было тогда, в Кампучии, с 1975 по 1978 года, на самом деле? И кому это было выгодно? Для чего это было устроено и по чьему заказу?

Никакой, даже самый полоумный диктатор не будет технологически и в индустриальном аспекте вот так обескровливать свою страну, если хочет удержаться у власти достаточное количество времени. Хотя бы для того, чтобы посмотреть, чем такой эксперимент закончится.

Никакой идиот не будет с такой силой настраивать против себя население, и даже своих собственных бойцов-карателей, заставляя их творить повсеместно сверхжестокости. Уже через полгода после получения абсолютной власти красными кхмерами над всем населением Кампучии начались массовые уходы этих бойцов в партизанское движение сопротивления, их побеги в соседний Вьетнам, с помощью которого, в конце концов, Кампучия и освободилась от этого кошмара.

Они уходили, не в силах перенести чудовищности преступлений, которых от них требовали – при условии полной безнаказанности.

И эти безумия придумывал не один Пол Пот – номерных братьев было много. Это был коллектив, а коллектив не может быть настолько сумасшедшим и нерасчётливым. Значит, коллектив работал по заказу? Скорее всего, именно так.

Так что это такое было?

По всей видимости, тогда был проведён чудовищный эксперимент по выяснению допустимой степени регресса населения. Население Кампучии, кстати, радовалось в 1975 году победе красных кхмеров. Ибо предшествующее им засилье растаскивающих страну на части мафиозно-воровских кланов и продающихся самих кому попало демократов, погрязших в коррупции, утомило стремительно нищавшее население до чёртиков. В общем, камбоджийцы обрадовались ожидаемому порядку и даже репрессиям, которые начали проводить «красные кхмеры» над «врагами народа».

Только недолго радовались… Кхмеры не для того победили, чтобы вести страну к процветанию и прогрессу. А наоборот. Для того, чтобы дяди за океаном могли посмотреть на результаты модифицированного эксперимента на мышах – но модифицированного навыверт. Не мыши, а люди. Не город, а джунгли. Не рай, а самый настоящий ад. Что же будет?

Мыши не хотели выживать в раю. Может быть, тогда люди в аду смогут найти счастье? Может ли человек жить без прогресса и комфорта? Вдруг согласится? Сколько продержится социум без образования и с запретом на ношение очков? Без городов, без медицины, без культуры, без прав?

Скорее всего, они нашли достаточное количество ответов тогда, и эксперимент прекратился. Но сегодня регрессивные идеи снова всплывают наверх, теперь уже в России. Их проталкивают вполне серьёзные и состоятельные люди, только вот нормальные ли они? И сами ли действуют, или же они – лишь удобный инструмент в руках невидимых нам устроителей очередного глобального эксперимента?

Принародное швыряние бородачами, с выпученными от ненависти глазами, яиц в портреты Эйнштейна и других учёных может показаться забавным, если на место вовремя прибывают люди в белых халатах вместе с полицией. Но эти бесноватые разгуливают по городам и весям, ощущая себя хозяевами жизни. С призывами отключать электричество и разрушать города. Одержимые инстинктами, сумасшествием и бесами. Вынырнувшие из глубины веков и желающие всех уволочь в каменный век, в землянки и пещеры. Любой ценой.

Кому-то очень хочется, чтобы в России повторилась Кампучия? Новый эксперимент по моделированию контрэволюции?

Могу предсказать без сомнений: в этом эксперименте, если он произойдёт, будут выявлены все индиго и…

Правильно. Уничтожены. Вместе со всеми, у кого IQ выше 50. Если только эти люди не окажутся в числе лаборантов, обслуживающих эксперимент.

Таковы инстинкты тех, кто отстаёт от эволюции: страх и ненависть ко всему, что их опережает. Даже если у опередивших их собратьев нет в отношении отстающих никаких плохих

намерений, кроме хороших. Эти эволюционные аутсайдеры готовы уничтожить даже собственных детей.

К счастью для нас и для самой эволюции в целом, есть и другой инстинкт, обратный этому: желание странного, забота о странном. Даже – забота о чуждом существу потомстве. О совершенно чуждом!

Откуда мы взялись, такие?

Знаете, мне кажется, что сейчас полезно будет оторваться от построения картины ближайшего будущего, и рассмотрения нашего настоящего, чтобы совершить некоторый небольшой экскурс в глубокое прошлое. Чтобы заодно с расширением кругозора постараться увидеть и понять некоторые закономерности и факты, имеющие непосредственное отношение к данной теме.

Эта история началась примерно 5 миллионов лет назад в Восточной Африке. По ней бродил некий полупрямо-, полукосоходячий вид обезьян, по имени Ардипитек Рамидус. Они неплохо, хотя и гораздо хуже мартышек и бабуинов, лазали по деревьям, и достаточно неплохо, хотя и хуже антилоп, ходили по земле. Можно себе представить, что этот Ардипитек Рамидус частенько задумывался, в какую сторону эволюции ему двинуться: на деревья в джунгли, или в ковыли, в степь широкую. В джунглях на деревьях были яблоки, а в степи-саванне было мясо. И то, и другое он любил одинаково. И никак не мог определиться…

Но на самом деле он так не думал. Он думать, как мы, отвлечёнными понятиями и о том, что будет послезавтра, не умел. Он мыслил примитивными расчётами и инстинктами, прямо как наше любимое демократическое большинство населения.

Поэтому, не дожидаясь, когда он созреет для решения, на которое в принципе не способен, Природа распорядилась за него. И в тех краях, где жил-поживал Ардипитек Рамидус, случилось землетрясение. Возможно, оно его напугало, но ненадолго, и он о нём благополучно забыл, раз оно его не убило. И забыл надолго…

Тем не менее, это землетрясение имело весьма значительные последствия для эволюции нерешительного обезьянина как вида. Надо сказать, что Большой Африканский Рифт, то есть разлом, где бродил этот Рамидус, местами весьма богат на урановые и ториевые руды. Которые, между прочим, слегка радиоактивны. А располагаются они где попало, иногда в виде слежавшегося песка, образующего камень по имени песчаник.

Никакой особой опасности эта радиация для местных жителей не представляет, хоть для людей, хоть для зверей. Она всегда в пределах допустимой нормы, нет там никаких Хиросим и Чернобылей. Соответственно, и мутаций страшных там тоже не случается. Всё как везде.

А вот после землетрясения произошло нечто редкое, необычное, хотя и укладывающееся в допустимые законами природы рамки. Пласт рудоносного уранового песчаника, ушёл вниз на десяток метров и растрескался. А сверху его залила река, раз в этом месте появилось новое русло в каньоне – ну как же не залить-то его? Местечко это через пять миллионов лет люди назвали Окло.

Река вымывала самую мелкую пыль из песка, слагающего камень, и замывала её в трещины, образуя нечто вроде глиняных линз на всей площади русла. В этой глине урана получалось несколько больше, чем вокруг, и таким образом совершенно случайно, можно сказать, образовался природный ядерный реактор со слабообогащённой урановой рудой, водой в роли охладителя и окружающими линзы зонами, которые играли роль замедлителя.

И в этом реакторе, как и положено, началась реакция! Электричества он не давал, воду не кипятил: реакция была очень слабая, никак не заметная снаружи. Но если бы Ардипитек Рамидус проверял воду, которую он пил из этой речки, на радиоактивность, то он бы обеспокоился. Фон ощутимо зашкаливал за зелёную черту.

Но у этого нерешительного обезьянина не было радиометра. И он пил воду просто так, не думая. И может быть, даже купался в ней, или вылавливал для еды из речки каких-нибудь моллюсков или крокодилов…. Тоже радиоактивных, естественно.

Между прочим, я забыл вам представить товарища Ардипитека Рамидуса по всей форме, до конца. Познакомьтесь с ним поближе, пожмите ему руку… или лапу? – не совсем понятно пока, что это такое. Но пожмите. Он – ваш прямой предок. И мой тоже.

Который жил на крыше природного ядерного реактора.

Наше первое образование. Эволюционное.

Кстати, по совместительству он ещё и предок шимпанзе всех видов. Именно так и получилось. Попил он водички из реки – и родились у его жены детки. Сначала один, потом другой. То ли два брата, то ли две сестры, а может быть, поровну тех и этих. И оба детёныша оказались непохожи слегка на папу с мамой. Мутация, ерш её медь!

Ну, если бы у детишек крылья росли, или хвосты… Или копыта, или по пятьдесят рук было – понятно, что история была бы совсем другая. Но всё оказалось не так страшно. Просто Ардипитековичи и Ардипитековны имели каждый своё отличие и друг от друга, и от самого Рамидуса.

У одних ноги были как у нас, и голова слегка побольше, а руки чуть короче папиных. И пальчики на ручках поизящней, половчее. Правда, когда подросло эти чудеса радиации – оказалось, что клыки у них не того… Не очень-то клыки.

У вторых руки длиннее, ноги короче, зато пальцы на ногах такие – что хочешь ухватят. И клыки как положено, и голова как надо для обезьянина. Чуток не такая как у папы, но лишь чуток. В эталоны красоты всё-таки вписалась.

Папа и мама их растили, как положено. Один, это наш с вами предок, как заведённый, бегал и прыгал, то через речку, то через камни. И камнями швырялся, наверное. Руки под камни у него оказались хорошо заточены. Второй с деревьев не слезал и всё зубы скалил. Непослушные они росли, неугомонные. Сложно было с ними справиться: одного по степи не догонишь, носится, как конь, второго на дереве не поймать: скачет с ветки на ветку.

Но родители их всё равно любили. Это тоже, кстати, один из инстинктов, общих для всех теплокровных: любить своих детей. Даже тогда, когда они не похожи на своих родителей.

В нашем случае дети были непохожи слегка. И это прокатило, а ведь иногда бывает такое, что непохожи совершенно! Негр, например, родится у японки, к примеру. Или вообще не свои дети! Типа – щенка кошке подкинут на выкармливание. Или уж вообще: Маугли в волчьей стае окажется. Тут уж не всегда, конечно, но тоже инстинкт срабатывает родительский. Хотя и не у всех, лишь у определённого процента населения. Кто-то откажется или сожрёт младенчика на сладкое, а кто-то, за своего, примет найдёныша или подкидыша, по полной программе.

Для чего-то природа ввела этот инстинкт в животный мир, хотя и не повсеместно, а лишь изредка. Возможно, как раз для таких случаев, как с нашим общим предком всех людей: чтобы нечто новое, появившееся в процессе эволюции, могло иметь шанс на выживание и дальнейшее развитие. Даже если оно и непохоже на папу с мамой.

У людей этот инстинкт, по заботе о странных детёнышах или даже об уродцах, вполне отчётливо развит. Мать и отец часто жалеют и лелеют убогого больше, чем здорового. И для нас это нормально. А уж с котятами да щенятами как мы с детства тетешкаться любим!

Некоторые из нас желают странного, и не только в сексе или в еде. А даже в детях. Оказывается, тоже – инстинкт. Древний! Звериный! И без него нас бы не было. Сожрал бы в противном случае Ардипитек Рамидус своих детушек малых, как Кронос древнегреческий. И не было бы сейчас нас, и шимпанзе не было бы. Со всеми нашими достоинствами и недостатками.

В общем, ускакал в конце концов первый шимпанзе от папы по веткам в западном направлении. Там яблок и фиников на бананах больше растёт. Но, надо понимать, не один ускакал – а с подобными себе братьями и сёстрами. И с тех самых пор в Западной Африке они и живут, обратно не возвращаясь. И почти не изменившись в процессе эволюции, которая их трогать не стала, раз ушли они из радиоактивной зоны.

Наш предок остался, помогать папе с мамой на старости лет, надо понимать. С такими же, как он сам, братьями и сёстрами: не умеющих скакать по веткам и беззубых, по понятиям того времени. Но радиация на них продолжала воздействовать, не так, чтобы совсем уж страшно, но достаточно для того, чтобы через примерно два миллиона лет появилась Люси – первое на Земле существо, признанное нами человеком. Ну, или почти человеком.

Конечно, всё было не совсем так, как я упрощённо описал процесс. Всё было дольше и сложнее, и первые шимпанзе отправились на запад не сразу. Не сразу и сформировался облик человека прямоходящего, с нормальными руками и ногами – всё это заняло миллионы лет эволюции и естественного отбора.

Те, кто лучше бегал по саванне, лучше и выживали в этих местах. Те, кто на ноги был не так ловок, или умирали с голодухи, или отправлялись в западные джунгли. Так шёл естественный отбор среди мутантов. Но все они растили детей, слегка непохожих на их самих – в силу инстинктов, данных природой ещё задолго до появления первых обезьян.

Вот и стал человек человеком…

Так или иначе, но шимпанзе после этой истории являются нашими самыми близкими родственниками по человекообразной линии. Настолько близкими, что даже социальные инстинкты у них и у нас зачастую очень похожи. Правда, мы считаем, что это у них – инстинкты, а у нас – нечто иное, эмоциональные срывы, например, или злонамеренность.

«У шимпанзе нередко проявляется высокая агрессивность. В борьбе за лучшую территорию, пищу и ресурсы, а также для того чтобы избавиться от конкурентов, особи способны убивать друг друга. Убийцы всегда действуют в составе группы (от пяти до тридцати двух обезьян на одну жертву) и чаще всего убивают самцов и детенышей из других групп, при этом обычно не трогают самок. В ходе убийства они чаще всего отрывают гениталии жертве или разрывают горло. В то же время, учёные показали, что эти приматы способны скорбеть по умершим родственникам, а также не родственным им членам популяции».

Не правда ли, удивительно похоже на кое-кого из нас, людей?

Между прочим, это весьма неплохой способ поддержания популяции на допустимом уровне численности в условиях, когда жрать нечего и пальм на всех не хватает. Именно то самое поведение, которое будет желательным для человека в случае регресса.

Но вот в условиях, когда у всех всего полно и делить еду незачем, этот инстинкт становится как бы и ни к чему. Тем более тогда, когда плотность населения начинает сама по себе снижаться в результате прогресса.

Но во времена Люси такие вещи, надо понимать, были в порядке вещей.

Так или иначе, история на Люси не закончилась, когда Люси упала с груши в свои 30 лет и убилась нахрен, ибо совсем плохо она в результате эволюции стала лазать по деревьям, а инстинкты слушать так и не разучилась. И цепочка наших предков продолжилась австралопитеками, бойсеями, зиджантропами, питекантропами, неандертальцами, пока не дошло до нас…

На самом деле, всяких промежуточных звеньев было гораздо больше, но с того момента, как из камня было сделано первое каменное орудие около 1,5 миллиона лет назад, а миллион лет назад перволюди приручили огонь, разница между этими незначительными различиями во внешнем виде сменяющих друг друга мутантов Восточной Африки утратила принципиальную важность.

В конце концов, человек, добравшийся до стадии питекантропа, покинул Африку и заселил Азию и Европу. И прекратил так стремительно мутировать.

Питекантропы просуществовали до тех пор, пока из той же Африки не хлынули толпы неандертальцев, гораздо более умных и хорошо вооружённых. Мы не знаем точно, пребили они своих отсталых родичей или переженились с ними – скорее всего, перебили, если судить по инстинктивным нравам шимпанзе. К тому же, неандертальцы уже разговаривали, верили в каких-то богов и шикарно одевались в шкуры. А так же строили дома. Дикие и необразованные питекантропы исчезли в небытии.

А потом из той же Африки пришли мы, то есть – наши непосредственные предки. По одним версиям, они смешивались с неандертальцами, во что нетрудно поверить, если посмотреть на некоторые их реконструкции. И на некоторых наших современников, особенно с Кавказа.

А по другим версиям – ну никак не могли они между собой сойтись настолько, чтобы потомство получилось! Слишком уж разный геном у нас с ними, хоть и родичи мы по Африке.

Вообще, когда перебираешь статьи на человеческо-неандертальскую тему, особенно о том, являются они нашими предками или нет, возникает стойкое ощущение, что наука пытается водить за нос человечество. По одним данным – во всех нас неандертальские гены, кроме как у жителей Африки, по другим – неандертальцы генетически так же далеки от нас, как медведи от собаки. И всякая похожесть наших современников на них – не более, чем случайная игра природы.

Антропологи что-то скрывают. Может быть, тот факт, что неандертальцы и не исчезли в небытие, а спокойно продолжают жить среди нас? Целыми народами? Или то, что мы все не такие уж и кроманьонцы на самом деле?

Ладно-ладно, мы будем верить антропологам, их словам. И не будем верить собственным глазам, раз так кому-то это необходимо: утверждать, что неандертальцев не существует.

- Ты неандертальца видишь?

- Да.

- А его нет!

Что бы там ни было, а вот примерно сорок-тридцать тысяч лет назад неандертальцы, по версии науки, исчезли отовсюду, оставив землю нашему, человеческому роду. Тогда и началась конкретно человеческая история. Тогда и прекратились мутации.

Как ни странно, они почему-то прекратились и в Африке, в зонах урановых месторождений, как только наши предки её покинули, а предки современных негров остались. Но и на них радиация почему-то перестала действовать. Они менялись, конечно – но не более, чем менялись в то же время европейцы и азиаты.

Новая эпоха уже сегодня

Но началась эволюция разума, эволюция знаний, эволюция техники. От первых примитивных каменных орудий до полётов в космос и рукотворных ядерных реакторов. Сперва очень потихоньку, с незначительными изменениями из тысячелетия в тысячелетие, затем - быстрее, из века в век, потом скачки прогресса начали считаться десятилетиями… Сегодня уже не только каждый год, а каждый месяц приносит нам какую-то новинку.

В основном это касается цифровых технологий, но то и дело слышно и о прорывах в областях сугубого железа или химии. Эти прорывы то и дело возникают то здесь, то там, в большом и малом, и попросту поражают впечатление.

Человек был поражён когда-то силой взрыва атомной бомбы, потом – выходом в космос. Наше сознание поразили телевизором, мобильными телефонами, интернетом. Потом мы услышали о нанотехнологиях, и о тех их возможностях, которые не просто поразят нас, а ещё и перевернут все привычные представления о нашем производстве и быте.

Оказалось, пока мы ждём этого чуда, другие чудеса не прекращаются. Недавно проведено первое в мире генетическое омоложение человека, а хирурги, чтобы не отстать от генетиков, собираются отрезать кому-то голову и посадить на другие плечи.

Сделаны первые шаги в области телепортации.

А для развлечения – один и тот же француз Запата с интервалом в 10 лет придумал две леталки, используя очень простые принципы реактивного движения: водный и реактивный флайборды. Несмотря на внешнюю простоту, эти устройства перечёркивают привычные нам представления о свободе движения и манёвров в воде воздухе для человека.

Интересно, что сам Запата – всего лишь аквабайкер. Ну, может быть, даже инженер. Только эти изобретения двух флайбордов, хотя оба основаны на одном и том же реактивном принципе, находятся в абсолютно разных технических областях!

Водомёт и аэротурбины. Водяной насос и сверхэффективный турбореактивный двигатель.

Для первого изобретения нужно быть практически сантехником, для второго – непревзойдённым авиаконструктором. Леонардо да Винчи, Ломоносов, Запата? Что он придумает в следующий раз? Индивидуальный космолёт?

В последнее время открытия и изобретения, которых всё больше, становятся заодно и всё непонятнее для нас.

Человечество на пути прогресса движется не просто с большой скоростью – оно движется с ускорением, и скоро открытия или новые технологии будут случаться ежедневно. И мы при этом совершенно перестанем понимать, что же такое придумано.

Так недалеко до того, что в результате прогресса на Земле одновременно возникнет две цивилизации: «прогрессоров», постоянно что-то изобретающих и открывающих, но не способных понять плоды трудов коллег, и всех остальных, обывателей и потребителей, не способных понять ничего и пользующихся вещами, предназначение которых они понять тоже неспособны.

Как тревожный сигнал в этой области можно рассматривать появление т.н. «спиннеров» - каких-то хреновин-безделушек-игрушек, удивительно хорошо сохраняющих момент вращения, фактически – разновидность гироскопа, которые массы применяют для «развития моторики пальцев и внимания».

Зачем им это развитие – никто объяснить не может. Это просто «прикольно», и всё.

Господа, попробуйте понять всё-таки, зачем такое количество гироскопов вам и вашим детям. И как эти гироскопы могут сделать вас счастливыми, здоровыми или богатыми? Вы что такое «гироскоп» и для чего он нужен, знаете? Нахрена они вам вообще нужны?

Значение слова и назначение гироскопа обывателю неизвестно. Но он ДОЛЖЕН пользоваться новинками науки и техники, которые появляются вокруг. Например, новыми моделями айфонов. Ибо в них столько функций… из которых обыватель использует, дай бог, десятую часть, а о многих даже не догадывается.

Пять лет назад он использовал половину этих функций своих гаджетов. Завтра будет использовать один процент. Что будет послезавтра? Возможно, он будет охотиться на птичек, швыряясь в них какими-то неведомыми нам сегодня чудесами техники, способными гасить звёзды?

Тенденция примерно такая: кто-то, ускоряясь, идёт вперёд, кто-то с ускорением дичает. Элои и морлоки на фоне экспоненциального роста прогресса и массы знаний.

С этой постоянно обновляющейся массой знаний современный человек справиться сегодня уже почти не в состоянии. Прогресс, созданный им, выходит из-под его контроля. Прогресс уже невозможно контролировать прежними, примитивно-инстинктивными методами. Эти методы требуют сегодня неимоверной изобретательности хотя бы для обоснованности их существования вообще в этом мире. Они отжили своё.

Движение вперёд в том же ключе, как двигались до сих пор, становится всё более невозможным. Движение назад, по пути регресса, как показал кампучийский эксперимент, тоже неприемлемо – да и бессмысленно по своей сути. Выход из сложившейся ситуации должен быть, но каков он?

Имперское мышление

Это очень неприятно: осознавать себя бараном или хомяком. Особенно после того, как всю жизнь считал себя человеком. Даже не так: Человеком. Разумным. Сапиенсом. Венцом творения. Среди таких же разумных венцов.

И вдруг – какой-то Степанов пишет, что ты баран. Лишь потому, что не так сел в автобус или вышел из метро. И все вокруг хомяки и бараны. А Степанов, значит, Человек. Раз пишет и осознаёт.

Всё правильно. Обидно. В средние века Степанову уже вырвали бы язык, сожгли на костре и отобрали бы компьютер. Чтобы не писал таких гадостей про Обывателя, которого Господь Бог сотворил из глины, а не из обезьяны. У глины инстинктов нет. Впрочем, и разума тоже отродясь не замечено.

Между прочим, такая вот реакция на верные, но неприятные наблюдения – это… Правильно, дорогой друг. Инстинкт. Самый что ни на есть обезьяний. Именно тот самый инстинкт, который не позволяет нам сказать человеку, что у него на спине дохлый таракан болтается. Или сопля чья-то. Иначе почему мы если это и делаем, так с такой неохотой, словно преодолевая сопротивление? И почему при этом ожидаем возмущения прохожего? Почему боимся?

Ладно, бог с ним, с инстинктивным возмущением и таким же страхом. Не умей некоторые из людей их преодолевать – мы бы так и сидели на ветках до сих пор, поливая друг друга жидким калом. И крокодилов заодно.

Но эти, для которых Разум действительно важнее Инстинкта, хоть и подарили нам в результате Прогресса комфорт, здоровье, долголетие и шампунь Вошь энд Гоу для стиральных машинок, но всё-таки… Если брать по рассуждениям того же Степанова – конец нам всем. Из-за социальных инстинктов большинства, вошедших в противоречие с Прогрессом, от которого большинство Обывателей отказаться не смогут. Исходя из тех же своих инстинктов.

И даже Стерлигова, призывающего выключить электричество, чтобы спасти мир от Эйнштейна и Менделя, не послушают. А скорее всего, самого поджарят в микроволновке. Несмотря на то, что логическая база конца всего света из-за инстинктивного сознания человечества имеется и с ней не поспоришь. Разве что, упирая на авось – который тоже ни что иное, как инстинктивный механизм сознания. Типа притворной смерти, чтобы медведь не тронул.

Так что можно противопоставить инстинктивному мышлению человека, раз из-за него такие нехорошие вещи ожидаются, вроде неминуемой деградации и скорого – в течение двух-трёх поколений – вымирания человечества? Причём – неизбежного.

Вероятно, другой тип мышления. Который у некоторых из людей имеется, но лишь у тех, кто не лезет с матами и локтями врастопырку в пустой автобус. У тех, кто способен отойти в сторонку и пропустить идиотов вперёд.

Между прочим, если отойдут в сторонку ВСЕ – то и баранов на остановке не останется. Это просто, правда?

Более того: если в сторонку отойдёт даже 30 процентов – бараны и хомяки тоже исчезнут.

Тип мышления, позволяющий жить человеку в том новом, блистающем и крайне интересном мире, который описан в советской фантастике, я называю для себя имперским. И он является следующей ступенью после умения отделить инстинкты от разума. Но ему тоже надо учиться. А если быть точнее – учить самого себя. Воспитывать. И перевоспитывать.

Имперское мышление – значит, мыслить по-имперски. Как император. А не как нечто приниженное, холопское, мещанское. Не как хомяк, видящий перед собой лишь зёрнышко в колоске, которое надо немедленно запихать за щеку. А как настоящий император: который видит континент, который надо присовокупить к своим владениям.

Но не для себя – а для своего народа. Ему, императору, этот континент лично без надобности. У него и так всего – завались. Он обеспечен по уши. Он думает о своих подданных.

Возможно, это будет сложновато понять. Но имперское мышление – это в первую очередь ответственность. И не только пред собой, любимым, и перед своими детьми и терьерчиками, а перед всем миром. Я – в ответе за этот мир. И от каждого моего действия зависит, станет этот мир лучше или хуже.

Это очень простые мысли. Но за них в прежние времена (да и сейчас не исключено!), можно было попасть не на костёр, а в те белые палаты, где собирали Наполеонов, Иванов Грозных и прокуроров. Общество, повинуясь древним социальным инстинктам, диктует: отвечай лишь за себя! А ещё лучше – и от этого отвертись. Пусть кто-нибудь за тебя ответит. Например, Путин или слон. У них голова большая.

В представлении обывателя ответственность за весь мир – это восседание на престоле алмазном с ядерной кнопкой в руке. Ибо он никогда такое мышление не примерял к себе по-настоящему. Для человека, знающего, что это такое на самом деле – Имперское Мышление, в первую очередь это порядок в окружающем его мире. Разумный порядок, а не хаос всюду, куда он способен дотянуться и на что повлиять.

Своя заправленная постель. Свой чистый пол. Правильно спланированный день. Чистота в своём подъезде. Хорошее настроение у всех, с кем общаешься. Активное участие в жизни общества – за всё хорошее и против всего плохого. Как ни странно, этот слоган о хорошем и плохом в нашем обществе в последнее время начали использовать в уничижительном значении – нота бене!

Каждый из нас сегодня на самом деле способен сказать горе: Встань и утопись в море! – и она это сделает по нашему слову. У нас, современных людей, инструменты сегодня такие. Не палки-копалки, и не клыки-кусалки. А техника и знания о том, как можно организовать даже заселение Марса и терраформирование его в подобие Земли.

Всё это у нас есть. Но у нас нет наработанных навыков ответственности за это могущество. Мы всё никак не можем оторваться от моделей поведения, диктуемых нам обезьяньими инстинктами, и соглашаемся с тем, что на пальме сидят бабуины и павианы: горластые, наглые, бесцеремонные. Для которых «Мочить в сортире» - верх ораторского искусства и блистательный пример варианта решения любой проблемы.

Мы не можем сказать им: нет! Хуже того: мы продолжаем их слушать и подчиняться их всё более невнятным и нечленораздельным командам, мы стаскиваем бананы и пармезаны к вертикали этой пальмы и давим их тракторами.

Мы боимся ответственности и верим, что там, наверху, её полно. А наверху пальмы ответственности давно уже нет. В этом можно убедиться, просто посмотрев и послушав, что там творится. Там, наверху, образовался в попытке отвечать за всех и вся концентрированный социальный инстинкт, окончательно вытесняющий Разум тех, кто там собрался. С Разумом там гораздо хуже, чем здесь, внизу. Но инстинкты запрещают оценивать разумно действия вожаков, даже когда вожаки превращаются в чужаков.

Между тем сегодня каждый из нас отвечает за себя, за свой дом, за свою страну, за свою планету. От голоса каждого из вас зависит, какова будет наша дальнейшая история.

В которой каждый человек будет или подобен императору, или в которой не будет людей вообще.

Для этого необходимо обладать имперским мышлением. И не только тому, кто на верхушке пальмы – а каждому из нас.

Каждому.

А. Степанов

Продолжение следует