дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

ДВЕ НЕДЕЛИ МЕЖДУ МИНУС 40 И ПЛЮС 35. Часть 1

2 February 2019

Новогодние каникулы для меня одна из редких возможностей побывать вдали от дома. Кто-то ругает эти две затянувшиеся праздничные недели за их никчемность, беспробудное пьянство и нудность. И это справедливо для тех, кто не захотел покинуть опостылевшую квартиру. У меня же праздник: можно забыть, пусть ненадолго, об однообразных буднях и побывать там, где раньше не был, посмотреть, то, чего не видывал…
Новогодние каникулы для меня одна из редких возможностей побывать вдали от дома. Кто-то ругает эти две затянувшиеся праздничные недели за их никчемность, беспробудное пьянство и нудность. И это справедливо для тех, кто не захотел покинуть опостылевшую квартиру. У меня же праздник: можно забыть, пусть ненадолго, об однообразных буднях и побывать там, где раньше не был, посмотреть, то, чего не видывал…

В прошлый раз я встретил Новый год в столице Монголии - Улан-Баторе. Это было суровое путешествие (подробности здесь  http://pressmen.info/art/3_09_mong.htm). Но для себя я тогда извлек урок: изучать чужую страну нужно в подобающие для этого времена года. Много ли красот можно заметить, гуляя по улицам даже самого красивого города в мороз за – 20 градусов С? Та поездка была красиво обоснована кризисными временами, и якобы единением с народом в тяжелые времена. И хоть после нее осталось масса приятных воспоминаний, не было главного – ощущения праздника. Будто ты перебрался не из одной страны в другую, а из Иркутской области в Бурятию. А там, примерно та же погода и почти те же люди…

В этот раз все было по-иному, но с элементами зимнего экстрима и счастливой развязкой под занавес. Итак, предстояло проделать крайне запутанный маршрут: Братск-Иркутск-Пекин-Ханой-Сайгон-Фантьет с конечной остановкой в рыбацкой деревне Муйне, которая совсем недавно стала одним из самым крупных курортов Вьетнама. Здесь я уже однажды был (http://pressmen.info/art/07_08_voln.htm), но постараюсь не повторяться.

Итак, за сутки до вылета из Иркутска на аэробусе китайской компании «Хайнаньские авиалинии» я выехал из Братска на автомобиле «Опель». Бортовой компьютер показывал температуру за окном то минус 39, то минус 40 градусов. Мне уже доводилось успешно путешествовать в таких условиях и ни о чем плохом я даже не помышлял. До поры до времени... Неожиданно, на табло вместо градусов появилась буковка F. Произведение немецкого автопрома просто перестало понимать, что это такое происходит за бортом, и решило просто сообщить, что там ОЧЕНЬ холодно. Прежде ничего подобного наблюдать не приходилось, но я продолжал бездумно выжимал из авто 120 километров в час. А потом загорелась лампочка с дымящейся масленкой. Запасная литровая емкость с маслом смогла исправить ситуацию ровно на 10 километров. Пришлось более серьезно осмотреть машину: заглянув под днище, обнаружил широкую струю масла, льющуюся из двигателя. Щуп показал, что смазка осталось только на самом его кончике.

Положение, что называется, хуже губернаторского. До ближайшего населенного пункта 50 километров, до ремонтной мастерской в Тулуне, почти семьдесят, на улице, напомню, больше – 40 градусов. Я простоял на обочине больше часа, с ужасом понимая, что еще немного времени и замерзнет машина, ее будет просто не завести, а потом придет и моя очередь. Какое там теплое море: самому бы выжить. За час мимо меня проскочил с десяток автомобилей. За исключением двух все остановились, чтобы узнать, чем могут помочь. Ни у кого в запасе не было масла… Чудеса бывают: остановился грузовичок, водитель вытащил из-под ветоши едва початую большую банку масла ZIC и отказался от денег. Этого запаса мне хватило для того, чтобы добраться до Тулуна, правда, останавливаясь через каждые десять километров и доливаясь до состояния гашения лампочки масленки.
Положение, что называется, хуже губернаторского. До ближайшего населенного пункта 50 километров, до ремонтной мастерской в Тулуне, почти семьдесят, на улице, напомню, больше – 40 градусов. Я простоял на обочине больше часа, с ужасом понимая, что еще немного времени и замерзнет машина, ее будет просто не завести, а потом придет и моя очередь. Какое там теплое море: самому бы выжить. За час мимо меня проскочил с десяток автомобилей. За исключением двух все остановились, чтобы узнать, чем могут помочь. Ни у кого в запасе не было масла… Чудеса бывают: остановился грузовичок, водитель вытащил из-под ветоши едва початую большую банку масла ZIC и отказался от денег. Этого запаса мне хватило для того, чтобы добраться до Тулуна, правда, останавливаясь через каждые десять километров и доливаясь до состояния гашения лампочки масленки.

В местной мастерской обнаружили самое неприятное: лопнул сальник между двигателем и коробкой переключения скоростей. В иркутском сервисном центре, узнав о проблеме, посоветовали грузить «Опель» на эвакуатор и везти к ним. Это был самый разумный выход из положения, хотя и очень дорогой.

Нашелся и желающий выполнить эту спасательную операцию. Прошел час, другой, а эвакуатора все не было. Смеркалось… Мобильник несостоявшегося спасателя перестал отвечать.

Вариантов выхода из ситуации было немного: оставить авто в Тулуне до лучших времен, а самому пересесть на автобус (поезд, такси) до Иркутска, либо двинуться своим ходом, на протекающем «Опеле», действуя тем же макаром, что и на пути к Тулуну. Выбираю последний вариант: перед тем как тронуться в дорогу опустошаю придорожную лавку от всего запаса недорогого масла.

Машина ведет себя непредсказуемо: то требует долива через каждые пять-десять километров, то терпит целую сотню. Двигаюсь осторожно, и уже понятно, что в Иркутске прибуду поздней ночью. Предчувствия самые плохие: техцентр, конечно, закроют, а где держать неисправное авто неясно, ведь утром его можно и не завести на минералке-то. И вновь повезло: на стоянке у сервиса согласились присмотреть за машиной и периодически прогревать ее, доливая масло. На это ушла последняя 5-литровая канистра из имевшегося десятка.
Машина ведет себя непредсказуемо: то требует долива через каждые пять-десять километров, то терпит целую сотню. Двигаюсь осторожно, и уже понятно, что в Иркутске прибуду поздней ночью. Предчувствия самые плохие: техцентр, конечно, закроют, а где держать неисправное авто неясно, ведь утром его можно и не завести на минералке-то. И вновь повезло: на стоянке у сервиса согласились присмотреть за машиной и периодически прогревать ее, доливая масло. На это ушла последняя 5-литровая канистра из имевшегося десятка.

С утра в техцентре встретили без особого энтузиазма: ремонт хоть и несложный, но нет в наличии запчастей. Москва уже ушла на каникулы, так что в перспективе «Опелек» простоит в ожидании своей железяки до февраля. А ну и пусть – вернусь с морей и разберемся!

В несколько расстроенных чувствах отбываю в аэропорт. Перед самым отъездом обнаруживаю, что левую щеку я все-таки под Тулуном серьезно обморозил: будем отогревать. Китайский авиалайнер через несколько часов доставил нас в предновогодний Пекин. И хотя предыдущие дни были не особенно для меня веселы, я сразу забыл о проблемах, оказавшись ночью на главной улице столицы Поднебесной.

В Пекине еще не было снега, и огни большого города отражались только сами от себя. Остатки ли это олимпийской роскоши, или это теперь привычное состояние столицы, но башни небоскребов переливались иллюминацией, у крупных супермаркетов блистали новогодние елки. Улицы были пустынны, лишь в закрытых специальными пологами подземных переходах теплилась какая-то жизнь, да еще в главном китайском «Макдональдсе» разношерстная публика, то ли отогревалась, то ли готовилась ко сну. Ну, а я там перекусил. И, пользуясь бесконтрольностью, сделал несколько снимков.

А утром еще успел побывать на центральной площади Тяньаньмынь, на которую теперь запускают только через рамку металлоискателя. Побродил по ней в толпе провинциалов, приехавших в столицу на новогодние праздники, вот тут-то почти ничего не изменилось: все те же очереди к мавзолею Мао, множество стражей порядка в форме и гражданском, надоедливые продавцы всякой мелочи.
А утром еще успел побывать на центральной площади Тяньаньмынь, на которую теперь запускают только через рамку металлоискателя. Побродил по ней в толпе провинциалов, приехавших в столицу на новогодние праздники, вот тут-то почти ничего не изменилось: все те же очереди к мавзолею Мао, множество стражей порядка в форме и гражданском, надоедливые продавцы всякой мелочи.

Потихоньку отступаю к гостинице: нужно уже собираться в аэропорт, скоро рейс на Вьетнам.

Продолжение следует

Подписывайтесь на мой канал!