Феминизм плохой и хороший

Широко обсуждаемые в современном западном феминизме случаи и проблемы для стороннего наблюдателя создают впечатление лютой, бешеной ерунды.

Например, широко известна история с британским учёным Мэттом Тейлором. Его затравили из-за того, что он пришёл на пресс-конференцию в пляжной рубашке с изображениями женщин в купальниках.

Мэтт Тейлор в той самой рубашке
Мэтт Тейлор в той самой рубашке

Не менее широко известен геймергейт - обширный срач в индустрии видеоигр, связанный с тем, что большинство видеоигр якобы недостаточно феминистичны и не показывают ярких и сильных женских персонажей, а большинство геймеров не уважают девушек-игроделов и вообще "мужские шовинистические свиньи".

Одна из раскрутивших геймергейт - Анита Саркисян. Интересно, у неё на иcторической родине - в Армении - всё в порядке с правами женщин? ..
Одна из раскрутивших геймергейт - Анита Саркисян. Интересно, у неё на иcторической родине - в Армении - всё в порядке с правами женщин? ..

В России тоже не отстают. Был скандал по поводу слова "тёлочка" (в значении "девушка"), который использовал журналист считающегося прогрессивным издания "Медуза". Было назначении биолога Александра Маркова на премию "Сексист года" за его фразу в интервью о том, что необразованные женщины рожают больше детей.

Понятно, что называть публично женщин "тёлочками" и приходить на пресс-конференцию в пляжной рубашке не слишком хорошо, но уровень поднявшийся истерики совершенно не адекватен уровню случившегося.

Когда в США шли женские протесты против Трампа, один аноним в одной дискуссии (в Живом Журнале) хорошо высказался по этому поводу:

Это на фоне того, что у американских женщин нет оплаченного отпуска по беременности и родам, нет, как у нас тут, сети доступных финансово государственных детсадов, нет оплаченного государством медицинского обслуживания родов и т.д. Вместо всего этого они живо обсуждают, в какой туалет должны ходить трансгендерные люди, бывает ли хиджаб добровольным, и можно ли публично кормить грудью. И очень возмущаются похабщиной, сказанной Трампом 30 лет назад в приватном разговоре. И еще бесконечно грызутся на тему, кто сильнее угнетен: белые феминистки угнетают небелых, гетеросексуальные гомосексуальных, и все вместе они угнетают размалёванных мужиков в юбках, называющих себя "трансженщинами", главным образом тем, что им не дают (я не шучу, эти лесбияны их успешно курощают этим). У нас почему-то многие представляют себе США страной, где победили и захватили власть "чернокожие одноногие лесбиянки", но стоит присмотрелся лучше, и обнаруживается, что вся тамошняя борьба за социальную справедливость больше похожа на спускание пара в свисток. Самые шумно обсуждаемые проблемы по удивительному совпадению не имеют отношения к деньгам и вертятся вокруг сакраментального: "Ты меня уважаешь?"

Свободу попугаям! Ну то есть не совсем попугаям...
Свободу попугаям! Ну то есть не совсем попугаям...

То есть при столь высоком уровне истеричности за по-настоящему важные проблемы никто не берётся.

Например, тот же Трамп отменил Obamacare, систему государственного медицинского страхования, введённую Обамой. Помимо прочего, эта система предполагала государственную оплату абортов, то есть её отмена вроде как ударяет по свободе женщины (труднее стало сделать аборт). И вообще затрагивает интересы широких кругов небогатого населения - труднее стало получить бесплатную медпомощь.

Нет, протесты против отмены Obamacare были. Но они были малочисленны и пресса их не особо заметила. Они не получили и десятой доли того хайпа, что получили "розовые марши".

Разумеется, Трамп отменил Obamacare не потому, что ненавидит женщин, а потому, что старается сокращать государственные расходы, социальные выплаты - это традиционная линия штатовских косерваторов. Однако протестующие орали о старом высказывании Трампа, которое не влияет на жизнь рядовой американки.

Конечно, высказывания известных и обладающих властью лиц о женщинах, представление женщин в произведениях массовой культуры, в том числе видеоиграх - всё это влияет на общественное мировоззрение, на представления общества о роли женщин. В конечном счёте это влияет и на положение женщин. Но всё-таки это влияет гораздо меньше, чем конкретные вещи типа детских садов.

Хороший, нормальный феминизм боролся бы за конкретные права женщин, за облегчение им жизни. Плохой феминизм борется за ограничение свободы слова и культурного разнообразия.

Говорить, что это специально так было придумано, чтобы отвлечь трудящихся от реальной борьбы за свои права - это было бы излишней конспирологией. Но фактически сейчас это работает именно так: вместо того, чтобы объединяться и выдвигать конкретные экономические требования, трудящиеся обсуждают, кто чего сказал или насколько сексапильно нарисовали в какой-нибудь игре героиню.

"Смотри, кому выгодно" - учил нас товарищ Ленин. Такое впечатление, что современный радикальный феминизм выгоден отнюдь не простым трудящимся женщинам.