Была среда и был танкист Середа.

11 December 2018

Часть вторая.

…Тут залетает в караульное помещение замполит танкового полка подполковник Нетесанов:

– Ну и что вы его здесь ищите? Он уже в Шахтах в морге с прострелянной головой!

Это город такой в Ростовской области есть.

Теперь Вы представляете моё состояние? Чрезвычайное происшествие! Прославился на все вооруженные силы, да с какой стороны!

Часов в девять утра поменяли мой караул. Рассадили в классе штаба полка в полном составе и давай выяснять причину у нас, почти до обеда. ФСБ, МВД, прокуратура и остальные спецслужбы. Да только никто толком и ничего пояснить так и не смог. И я тоже. Да и солдат-то, этот Середа, не из моего взвода.

Командир роты капитан Клапинский оказался крайним. Отправили его для дальнейшей службы в Германию, на равнозначную должность, «мобистом» танкового полка. Мне «воткнули» выговор от Министра обороны «за поздний доклад по команде».

Банальная причина, как выяснилось потом, чуть позже. Любовь и измена. Вечная больная тема!

Приехала девушка к солдату в армию. Казалось бы, что тут такого? Приехала ну и приехала. Ротный, втихаря от командования батальона, отпустил его в «санкционированный самоход» на пару суток. Ну отпустил и отпустил под свою ответственность, в принципе, ничего страшного. Практиковалась такая тема часто. Ибо, придя к комбату за разрешением на увольнение солдата в городской отпуск, надо было просто ухитриться получить его, это разрешение. Ибо существовал запрет на отпуск даже в городок в рабочие дни категорически. А в ближайшие города Шахты или Новочеркасск только в составе подразделения с офицером во главе и только в воскресенье. Речь про отпуск на сутки вообще не шла даже. Поэтому ответ комбата заранее был известен. Нет! И всё! А солдатик, с мамой в слезах, уговаривают, почти умоляют и почти на коленях, дать им пообщаться на съёмной квартире в соседнем селе, которое в ста метрах от части! Я всегда, в последствии, став командиром роты, потом комбатом, шел на встречу родителям в этой ситуации. Отпускал! Под свою ответственность несмотря на горький опыт моего командира.

...Ну так вот, похожая ситуация. Приехала девушка к солдату, пришли они к командиру роты за увольнительной. Зная все запреты, командир роты пошел им навстречу. Отпустил. На пару суток. Знакомый или родственник какой-то жил у этого солдатика Середы рядом, в нескольких остановках езды на электричке. Ну всё нормально. Всё прошло тихо. Вернулся в часть без проблем и залётов. А девушка его осталась у этого товарища ещё… Осталась! Вот и пошла отсюда проблема! Потому, что осталась!

… Потом прислала письмо, типа: «…Давай, дорогой, прощай! Твой друг Федя лучше оказался чем ты…»

Понятно, что стало твориться в голове нашего «Отелло»!

"Лубовь" требует жертв...
"Лубовь" требует жертв...

Письма перед караулом старшина прапорщик Боляк не давал солдатам, не положено было, при том категорически! Ну а тут если наряд в караул через день и довольно продолжительное время…

В общем, пришло время, попало оно, письмо, это злополучное творение рук, единственной и неповторимой для него, королевы-Дездемоны, в руки к нашему горемычному герою. Середа думал не долго, скорее всего. Очередной наряд в караул, можно сказать, принудил его к активным действиям. Любовь и месть! Убить «дружбана»! Убрать с дороги, так сказать!!!

И вот наступила эта среда для Середы.

Очередной караул. Автомат Калашникова со складным прикладом. Шестьдесят патронов. Штык-нож. И непреодолимое чувство мести!

Что у него было в мозгах тогда? О чём думал? Трудно даже предположить сейчас! Но человек готов был пойти на убийство и пошёл! Хотя по его внешности догадаться было трудно, что он будет столь решителен в своих совершенных проступках. Так, ничем не отличался от остальных сослуживцев, прослужил на тот момент год. Дерзким не был. Злостным хулиганом тоже. Середнячок. Обыкновенный…

И вот пришло время «Ч». Ушел с поста. Вышел на трассу. А тут, на свою беду возвращался, «дембель» из увольнения на такси-шестёрке производства тольяттинского завода ВАЗ. Домой завтра! Поехал бы…

Но тут вот среда и Середа…

Он, Середа, стоит на обочине одиноко, возле посадки. Автомат убрал за спину. Подсумок на ремне тоже на спину передвинул. Ну солдат как солдат. Голосует! Те останавливаются. Ну подвезти надо же! Свой брат-солдат! Ага. Примерно, так было, со слов водителя такси:

– Тебе куда ехать-то? – сидевший рядом с водителем солдатик, спросил через открытую дверь автомобиля. А он, «новоиспечённый Отелло»:

– Вылазь! Оба! – и автомат на них и наводит. Передёргивает затворную раму.

А те ему:

– Ты чё, парень, сдурел? Жить надоело?

Дальше хладнокровно и без особого сожаления, им производится очередь из автомата сперва в солдатика, не состоявшегося «дембеля», потом в водителя-таксиста. Вытаскивает их обоих из автомобиля в лесополосу. Садится за руль, разворачивается в обратную сторону и «газ в пол»...

Начало первого ночи. Времена СССР. 1987 год. Машин мало на дорогах. А ночью и вообще большая редкость по тем временам.

Проехал Середа километров десять. Ночь. Гололёдик небольшой. Съехал в кювет. Про колёса-то зимние и не знал никто в те времена! Машин на дороге нет. И слава богу! Ходит вокруг, пытается сам вытолкать из кювета…

Тут, откуда не возьмись, экипаж Советской милиции на патрульной машине УАЗ с названием «ПМГ» на борту проезжает мимо, по встречной полосе, по своим, милицейским, делам. Ну наша Советская милиция нас всегда берегла! И даже очень! Машина в кювете. Конечно-же, надо оказать помощь! А тут солдатик в шинели вокруг этой машины и ещё ночью «круги нарезает». Тоже не очень привычная картина… В общем, остановились, на свою голову, метрах в двадцати пяти. Ну один сержант вылез из «уазика» и пошел узнать тему этой ночной картины.

Середа достал автомат из салона своего ВАЗа и открыл огонь.

Просто так! Дал очередь!

Но с первого раза не попал. Понятно: ночь, темно.

Сержант-милиционер явно не ожидал такого поворота событий. Он развернулся и побежал обратно, к машине…

Окончание скоро будет…