Переждать бурю и вернуться в общество

Приют "Дом милосердия"© Ольга Толкачева
Приют "Дом милосердия"© Ольга Толкачева

Обитательницы дома милосердия, расположенного в селе Троицкое Анивского района на юге Сахалина, — беременные и одинокие женщины с еще совсем маленькими детьми, оказавшиеся в сложной ситуации. В этом доме они получили не только кров, еду, юридическую или социальную помощь, но и духовную поддержку, позволяющую пережить трудное для них время. С 2012 года помощь в кризисном центре получили более 200 женщин, 22 убедили отказаться от аборта.

Денег нет, но есть желание

У каждой — своя история, иногда трагическая. На очередной исповеди у протоиерея Максима Лобановского и родилась идея создать приют "Дом милосердия".

"Как-то девушка каялась за грех аборта, но собиралась сделать новый, потому что не в силах была одна воспитывать ребенка. Пришло осознание того, что надо что-то с этим делать," — говорит Лобановский. И единомышленники нашлись: две Елены — Манойленко и Лемдяева, которые готовы были над этим работать.

Однако денег не было, а было только желание работать. "В это время в Москве Синодальным отделом церковной благотворительности и социального служения Русской православной церкви проводился такой грантовый конкурс. Написали, в заявку включили съем трехкомнатной квартиры, оплату труда соцработника и отправили в Москву. Конкурс выиграли, сняли трехкомнатную квартиру", — делится священник.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
"Они приходят сюда, уверенные, что никому в этом мире не нужны"

Первой обитательницей дома милосердия стала девушка, которая приехала к родственникам в Аниву. Молодую плачущую беременную женщину увидели прихожане. Узнали, что девушка приехала к родственникам, но ее не приняли, и теперь она на улице без средств. "Прихожане ее приютили, на следующий день позвонили нам, и мы поселили ее в квартире. Так и был основан центр — "методом проб решали, как и что делать в той или иной ситуации", — говорит отец Максим.

А девушка оказалась наркозависимой. Родила, от ребенка отказалась и исчезла. Сначала хотя бы звонила, а потом пропала вовсе. "Но здесь все-таки была наша первая маленькая победа", — уверен отец Максим. Для ребенка это история с хорошим концом. Соцработник и психолог нашли родственников этой молодой женщины, ее мама приехала и усыновила мальчика.

Сложных случаев было множество. "Из Долинского района попала к нам девушка с неожиданной беременностью, у нее одна мама, которая рекомендовала аборт. Девушка на аборт не пошла, сильно переживала по поводу размолвки с матерью. Мы вместе с психологом, соцработником поехали к маме, сели за чаем, поговорили, нас немного "покусали", выплеснув все негативное, а потом начался позитивный разговор, и в этот же вечер девушка примирилась с мамой. Самое интересное, что перед родами ее мама ждала ребенка больше, чем сама беременная", — вспоминает священник.

Новый дом

Трешку для центра пришлось снимать несколько лет. "Жили за счет средств гранта, содержание приюта обходилось в 110 тыс. рублей в месяц. Конечно, сумма огромная. За год мы создали благотворительный фонд "Радость жизни" и через него пытались дальше развивать проект. Два года нас содержал сахалинский предприниматель Андрей Сурдин. С 2015 года вышли на собственные хлеба", — рассказывает отец Максим.

Протоиерей Максим Лобановский и социальный работник приюта "Дом милосердия" Елена Яковец © Ирина Байбарза/ТАСС
Протоиерей Максим Лобановский и социальный работник приюта "Дом милосердия" Елена Яковец © Ирина Байбарза/ТАСС

В 2016 году кризисный центр переехал в новый, специально построенный на деньги благотворителей дом. Домик небольшой, двухэтажный, но очень уютный: шесть комнат для постоялиц, большая игровая, кабинет психолога, кухня, прачечная, склад. "Мы специально наш дом делали небольшим, чтобы он не стал общежитием. Если бы сделали его на 30 человек, то постоялицы могли сказать: а зачем что-то делать, если я могу здесь спокойно жить? Наша мысль — поддержать, переждать бурю и с новыми силами вернуться в общество. На самом деле наша статистика показывает, что в течение трех месяцев все проблемы решаются", — говорит отец Максим, пока мы осматриваем дом.

Комнаты для мам с детьми находятся на втором этаже. В каждой — ванная и туалет, необходимая мебель, уют комнатам придают картины, подаренные американской художницей Джейн, работавшей на сахалинских проектах. Есть специальная комната с отдельным входом. Здесь живут женщины, у которых нет медицинских документов.

© Ирина Байбарза/ТАСС
© Ирина Байбарза/ТАСС

На средства гранта оборудовали компьютерный класс и швейную мастерскую. "Стараемся по мере сил давать нашим подопечным запас знаний, чтобы они приобрели какой-то навык. Если женщина обучена, например, "слепому" методу печати, для нее это помощь и, возможно, она найдет себе пропитание, то же самое со швейным мастерством", — поясняет священник.

В будущем отец Максим собирается создать в центре группу временного пребывания детей. Да и вообще, планы у него масштабные: "У нас есть зал, мы можем в нем и своими детками заниматься, и кого-то из близлежащих домов взять. Сенсорную комнату психологи хотят сделать. Когда разбогатеем, живность заведем: курочек, кроликов, козу нам обещали, огород разобьем".

Постояльцы центра

Сейчас в центре живут три женщины и четверо детей, рассказывает его директор Ольга Толкачева. "Завтра поступит еще одна мама, ей 19 лет, муж осужден недавно, а у нее трое детей: 2,5, 1,5 годика и шестимесячный, — рассказала Толкачева. — С каждой женщиной, поступившей в центр, заключают контракт, психолог и социальный работник разрабатывают индивидуальный план. Делаем так, чтобы женщина шевелилась: пособия на ребенка оформила, медицинские вопросы решила и другие".

Постоялица Татьяна (имя изменено — прим. ТАСС), мама двоих детей, в центре второй раз. "Первый раз в центр попала, когда этого дома еще не было. Родители умерли, поддерживать меня некому было, жить негде, а я беременная вторым ребенком. Тогда прожили пять месяцев и съехали на съемную квартиру", — рассказывает она.

В феврале Татьяна взяла ипотечный кредит и купила квартиру, ее сдает, на вырученные деньги оплачивает ипотеку. "Сейчас в центре мы третий месяц, контракт заканчивается 23 декабря, продлять мне его не дадут. Пытаюсь добиться у местных властей, чтобы мне рефинансировали ипотечный кредит, я его взяла в феврале под 13,1% а через три месяца вышел закон, что для одиноких мам с двумя детьми ипотечная ставка 3,5%. Пишу письма, пока результата нет", — делится своими проблемами Татьяна.

© Ирина Байбарза/ТАСС
© Ирина Байбарза/ТАСС

Ольга с Украины, в центр попала через уполномоченного по правам ребенка Сахалинской области Любовь Устиновскую. Муж, живущий и работающий в Шахтерске (западное побережье Сахалина), отправил ее в Южно-Сахалинск с двумя детьми и 450 рублями в кармане. Старшего сына на время разместили в реабилитационном центре (в доме не принимают взрослых детей).

"Через несколько дней она улетит в Москву, а потом на Украину, где у нее больная мама. Прихожане собрали деньги ей на билеты, сейчас решаем вопросы с гражданством младшего сына. Связались с волонтерами московского центра "Милосердие", они договорились, что в МИДе Украины ее примут сразу по прилете и справку, чтобы она могла вывезти ребенка за границу, за сутки сделают", — поясняет социальный работник центра Елена Яковец.

В одной комнате с Ольгой 31-летняя Татьяна с новорожденной дочкой. "Она бывшая воспитанница детского дома, закончила коррекционную школу, ей дали однокомнатную квартиру в Корсакове, но из-за долга по квартплате забрали, дав взамен комнату в общежитии без удобств. Они у нас без документов — у мамы есть копия свидетельства о рождении, у ребенка ничего нет. Сейчас стараемся восстановить ее утерянный паспорт, сделать свидетельство о рождении ребенку, оформить все пособия", — рассказывает Яковец, добавляя, что Татьяне во всем помогает Ольга, она учит ее кормить ребенка, купать и другим материнским премудростям.

Без долгов и без денег

Решение финансовых вопросов по содержанию центра отец Максим называет чудом. "Денег нет, их всегда нет, но и долгов нет. На мой взгляд, это чудо. Теперь понимаю, что главное не бояться, потому что если дело нужное, благое, Господь всегда поможет", — говорит он.

В декабре 2016 года центр включен в реестр поставщиков услуг, теперь органы соцзащиты компенсируют часть затрат за подопечных дома милосердия. "Их, конечно, не хватает на наши нужды, и это не снимает с нас труда искать друзей, которые могли бы выделять нам деньги, чтобы мы могли жить", — отмечает священнослужитель.

СПЕЦПРОЕКТ
(Не)чужие дети. Как живет старейшая в России Детская деревня — SOS

Здесь женщины "работают" многодетными мамами и пытаются дать семью детям, оставшимся без родителей

Социальный работник центра рассказывает, что ежемесячно детский магазин "Мумидол" выделяет 10 тыс. рублей на памперсы. "Совхоз "Заречное" два раза в месяц овощи привозит. Сегодня капусту привезли, завтра квасить будем. Мы ищем друзей для нашего центра постоянно, кто-то одежду принесет, кто-то коляску отдаст", — делится она.

Отец Максим говорит, что недавно поступило интересное предложение из Москвы. "Они согласны шесть месяцев платить заработную плату человеку, который будет собирать деньги на содержание центра. Мы станем пилотным проектом в России, потом наш опыт по стране тиражировать будут. На Сахалине волонтеры, занимающиеся поддержкой бездомных животных, легко собирают деньги, а у нас пока с этим проблема — добрых людей много, не все знают о нас", — поясняет он.

По мнению руководителя информационно-аналитического отдела Южно-Сахалинской и Курильской епархии монахини Иларионы (Фунтовой), сложности с благотворительностью на содержание центра возникают еще из-за того, что изначально эта организация православная. "Например, в "Сахалинской энергии" есть проект "Добрые дела" — сотрудники выступают с социальными инициативами, собирают средства, потом компания удваивает собранный бюджет. Наши прихожане выступали с инициативой сбора средств на центр, им отказали из-за того, что в учредителях священнослужители", — отмечает она.

Профилактика неправильной жизни

Специалисты центра отмечают, что их работа во многом связана с неправильными представлениями о семье, браке, взаимоотношениях между людьми. "Мы понимаем, что надо работать на профилактику, чтобы не допускать этих ошибок", — говорит отец Максим. По его мнению, корень всех бед — отсутствие знаний о семье. В учебных заведениях их не преподают, есть частные инициативы, но системного подхода в распространении этих знаний среди молодежи до сих пор нет.

"Мы сейчас ломаем голову над этой проблемой, думаем, может, проект напишем, чтобы дать оружие знания во все учебные заведения области. Конечно, пример семьи очень важен, но знания тоже важны. Потому что, если у человека нет знаний, у него нет выбора", — рассуждает отец Максим.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
Господдержка материнства в России. Досье

По его словам, в настоящее время телевидение показывает изнанку жизни. "Чем сегодня живет молодежь — "Дом-2", "Универ", а там, к сожалению, неправильный подход, и когда молодые люди пытаются проецировать это на свою жизнь, получается то, что есть. Сейчас какое отношение к семье — другой должен вокруг тебя танцевать. А мы должны до каждого человека донести мысль, что семья — это труд", — рассуждает священнослужитель.

Возможно, отмечает он, в скором времени в центре появится человек, который будет отвечать за семейную этику. "Проблемы семейной этики — это большая тема, и церковь не должна в этом вопросе остаться в стороне", — заявляет священник.

Читайте также:

Эксперты решают, как спасти уникальные экологические системы Севера

Не о пьянстве, а о культуре пития

Как Виктор Боярский прошел путь от ловца нейтрино до арктического путешественника

Териберка и другие села Мурманской области войдут в программу благоустройства