Про путаницу со святыми покровителями моряков и про городок Туй

8 April

В прошлом посте я писала о том, как мы перешли реку Миньо, и таким образом ушли из Португалии и оказались в Испании.

Города Валенса и Туй (Tui) раньше стояли друг напротив друга, ощерив пушки и угрожая друг другу мощными крепостями – испано-португальские войны продолжались с 14 до 19 вв.

Сейчас эти 2 города входят в европейский проект сотрудничествa еврогородов (EurocityTui-Valençа. Spain-Portugal). Так что теперь крепости и пушки стали только достопримечательностями. В Валенсе крепость сохранилась как новенькая, а вот в Туе крепостных стен почти нет. Зато Туй может похвастаться одним из самых известных соборов во всей Галисии, посвященным деве Марии и расположенным в самой высокой части города.

Он датируется 12 веком и сочетает в себе романский и готический стили. И, в общем, очень похож на крепость.

Кроме собора в Туе очень много церквей и часовен. Кстати, при входе в городок такая граффити-карта Туя

Рядом с собором стоит капелла Милосердия (Misericordia), выстроенная в 18 в.

Самая «праздничная» церковь Туя - церковь Святого Тельмо (iglesia de San Telmo), считается уникальным примером португальскогo стиля барокко в Галиcии.

Святой Тельмо, он же святой Эльм – покровитель моряков. Вероятно, многие помнят песню Окуджавы про «святого Эльма свечки» - то есть про огоньки, которые вспыхивают на мачтах в предгрозовое время. И как ни странно, у католиков два покровителя моряков и оба Эльмы. Один – наиболее известный св.Эльм, он же Эразм, живший еще во 2 в. Но был еще Педро Гонзалес Тельмо, тоже прозванный Эльмом. Он проповедовал христианство в Галисии в 13 в. и считается покровителем португальских и испанских моряков, а заодно покровителем Туя. Он умер здесь во время паломничества в Сантьяго-де-Компостела, и тело его захоронили в соборе. В общем, молись св.Эльму и в любом случае, этот будет тот, кто нужно)

У нас, к счастью, проще - есть единственный самый любимый святой, покровитель моряков - св. Николай-Чудотворец.

Интересно, что по легенде Педро пошел в монастырь по причине «злости». Он был рукоположен в священники, и еще не достигнув необходимого возраста, назначен деканом. И проезжая на лошади, чтобы занять свое место, разодетый и на блестяще запряженной лошади, Педро упал в грязь, когда лошадь споткнулась. И все это произошло на глазах у большой толпы народа. Такое событие взбесило его, и он решил пойти в монастырь. Вот так, оказывается, бывает даже со святыми)

Рядом с собором проходит улица Монахинь (RúadasMonxas) и на ней стоит старинный монастырь Ордена клариссинок (в честь св. Клары Ассизской). О нем и о Кларе расскажу в следующий раз – очень интересная история.

А на высоком берегу реки стоит доминиканский монастырь, основанный в 14 в. И обязательно нужно зайти за монастырь на берег реки – оттуда прекрасный вид на город и реку.

А рядышком симпатичный парк да Аламеда (Parque da Alameda tui).

Вообще в Туе очень приятно гулять. Кроме старинных церквей, тут много всяких интересных современных памятников. Например, памятник диким лошадям Monumento al Caballo Salvaje скульптора Хуана Хосе Оливейры.

Или вот такой Памятник репрессированным 1936 г. (Monumento aosrepresaliados de 1936). Пыталась найти, что за репрессированные имеются ввиду, но ничего не нашла. Возможно, во времена Франко.

В Туе мы поселились в альберге в старинном здании в самом центре города в двух шагах от собора. Это был наш первый испанский альберг, и по сравнению с португальскими он нас несколько шокировал. Он был дороже на 1 евро – скажете, ерунда, но для бедного пилигрима и евро – деньги. А кроме того за эту плату там было очень мало розеток для зарядки и совершенно пустая кухня. То есть там была плита, холодильник, раковина, но совсем не было посуды. Русские, конечно, люди запасливые, у нас были кружки, ложки и даже кипятильники. Так что люди других национальностей смотрел на нас с завистью, когда мы вкушали простенький ужин)

А еще у испанских альбергов были совершенно драконовские правила проживания, от которых веяло временами инквизиции. И после уютных и миролюбивых португальских, это было не очень приятно.