Маленькие происшествия с маленькой дочкой

Коммуникабельная ляля.

Мама привела старшего в садик, прихватив с собой и малышку полутора лет — не с кем было оставить. Та по дороге запросилась в туалет: «Кака!» - и последние сто метров семья спортивно бежала.

- Мариночка Сергеевна, можно мы с нашей дамой прямиком в умывальную комнату? У нас — беда.

А когда мама, запоздав — мыла руки, — вышла из умывалки в группу, её красавица уже сидела за столиком, собираясь вместе с другими детьми позавтракать.

- Быстро освоилась. Готовый новичок. - Хором сказали воспитатель и мама.

- Мама, няма! Няма, няма! - кричал с рук ребёнок, когда его уносили. В примерном переводе с детского это был крик души: «Эх, мама. Что ж ты меня уносишь, тут еду раздают».

Сладкая добыча.

Супермаркет, из небольших. На кассе мама выкладывает продукты из корзины. Смысл жизни с тонкой косичкой на макушке стоит рядом и прижимает к себе набранные сладости — воздушный рис, зефир и мишки-мармеладки. Мама зачем-то уговаривает отдать все сласти на время тёте, но при каждом новом «не-а» только подпрыгивает косичка по плечикам. Жутко мучают сомненья малышку, но ведь и мама — авторитет. Врать не станет. Сказала — отдаст, значит — отдаст.

- О-о-о! - радостно воскликнула девчушка, когда кассирша, попикав пакетиками, ей действительно всё вернула. Оказывается-то, надежды детские всё ж были не очень высоки, хоть мама, конечно, и авторитет.

Прижав вкусняшки к себе ещё теснее, чудо помчалось к выходу — кто ваши правила поймёт, вдруг вы ещё раз заберёте.

Поздравляю папу.

Младшая группа подготовила подарки папам к празднику: малыши саморучно склеили заготовленные воспитателем лекала. Это были картонные танки и самолётики, согласно теме защитников. И вот, после танцев, игр и стихов, в конце утренника пришла пора дарить подарки папам. Маленькие крохи несмело разбрелись по зрителям-родителям и, поглядывая друг на друга будто спрашивая: «Дарить? Сейчас дарить, да?», передавали в большие отцовские руки свои клееные драгоценности.

Все детки уже вернулись на стульчики, а Люсенька – в белом платье, с красными бантами на распущенных пушистых волосиках – всё стояла в двух шагах от папы и крепко прижимала к груди обеими ручками зелёный самолётик с красной звездой.

- Дари, Люсенька, - пришла на помощь воспитатель. Но Люсенька стояла, низко-низко опустив голову, и была враждебна и вместе с тем печальна, не хуже попавшего к врагам партизана. Первая слезинка показалась из синего глазика:

- Если я отдам… у меня больше не будет самолётика.

И заплакала.