О собаках на даче

Помню, проводила я на одной даче лето с собачками.

Услышав запах шашлыка, Бэрли обычно просто вышибала собою секцию забора и шла к соседям. Она подходила к мангалу и вежливо ждала, пока люди перестанут кричать, хвататься за сердце и разбегаться кто куда. Потом аккуратно снимала губками с мангала шампуры за колечки, уносила в кусты и имела там свой заслуженный полдник.

А потом я шла извиняться к соседям справа.

- Вообще она довольно миролюбивая, если не вступать с нею в конфликт. Да ну что вы, у всех мастино-неаполитано такая рожа, тут уж ничего не поделаешь. Хотите, я вам за шашлык отдам денег? Или шоколада? Или земляничной рассады? Слушайте, ну когда к нам приходил ваш дядя Слава - тоже на четырех ногах и с такой же примерно рожей – я же вошла в положение и не устраивала сцен? Напомнить вам, что он сделал с нашими бархатцами? А я , быть может, с тех самых пор бархатцы и разлюбила, да…. Нет, мы ее уже сажали на цепь и в будку – но, понимаете, одна Бэрли, расхаживающая по поселку, - это еще куда ни шло, но когда Бэрли идет вместе с цепью и с будкой – это слишком громко и создает помехи дорожному движению. Нет, на вашем месте я бы не стала брать ружье и убивать нашу собаку. Ну как почему – давайте представим, до чего может дойти эта эскалация конфликта. Вы человек нервный, я человек нервный… И зачем нам все эти переполненные тюрьмы и кладбища – из-за килограмма паршивенького тухлого шашлыка. Ой, да не рассказывайте сказки, видела я эту вашу нежную баранину - Бэрли пришла домой, и ее тут же вашим шашлыком и вырвало. Вы ей лапы должны целовать, что она вас от него избавила! Если бы не этот собачий ангел, я бы навещала вас сейчас в холерном бараке!

Воцарив таким образом мир и согласие, я возвращалась домой и встречала там соседку слева, жаждущую рассказать мне, что Матти пробрался на ее грядки и обобрал там всю спелую землянику. Наш боксер, действительно, умел потрясающе деликатно и аккуратно на цыпочках ходить между рядками земляники и отщипывать ягодки. А чинить забор от него было совершенно бессмысленно, Матти в свои тринадцать лет перепрыгивал двухметровое препятствие без разбега.

Я очень извинялась и отдаривалась банкой черной икры, на которую у меня были совсем другие планы. Например, откупиться ею от одного автолюбителя, которому Петра съела колесо у мерседеса. Ну, просто пролезла под забором, увидела Мерседес и съела у него колесо… У мастифа Петры было тяжелое детство, короткие лапки, рахит, извращенные вкусы и масса энтузиазма…

А еще Петра однажды нашла гадюку и пригнала ее ко мне –и пока я спасала собаку от змеи и змею от собаки, гадюка на нервах успела тяпнуть меня за ногу – так что потом я еще два дня скакала на одной оставшейся.

Поучительное, в общем, было лето. Там где-то был еще и мой новорожденный сын, ради которого мы все на эту дачу и переехали, но с ним как раз проблем не было. Он тихо спал, колес не жрал, не валялся на спине в найденной тухлой рыбе, не спихивал в речку одежду купальщиков и не облаивал из-под забора велосипедистов. Золотой ребенок.

А когда на дачу приезжал мой муж, он всегда первым делом объяснял, как он рад, что я тут не одна, а все-таки с тремя большими собаками, и он может спокойно работать в Москве, зная, что они нас тут берегут и охраняют.