Лесной джинн Шурале

31 May 2017

Автор: Азат Ахунов

Лесной джинн Шурале
Джин, разбойник или призрак - этот скрюченный урод?
До чего он безобразен, поневоле страх берет!
Нос изогнут наподобье рыболовного крючка,
Руки, ноги - точно сучья, устрашат и смельчака.
Злобно вспыхивая, очи в черных впадинах горят,
Даже днем, не то что ночью, испугает этот взгляд.

Эти строки из поэмы «Шурале» Габдуллы Тукая известны каждому с детства. Шурале в изложении Тукая стал так близок и знаком всем нам, что никто и не задумывается где и когда возник этот мифологический образ. Скорее всего, в древние времена, когда предки татар, будучи язычниками, поклонялись духам воды, реки, леса. И жили в местах плотно окруженных лесом или тайгой, ведь сейчас в самом Татарстане лесов осталось не так много. Темная, дремучая чащоба, корни, ветви и сучья вековых деревьев, перевитые самым чудным образом, вызывали у древнего человека мистический страх, веру в то, что это застывшие духи леса. И если потревожить их, то они оживут и задушат человека своими длинными ветвями-пальцами. Но лес кормил наших предков – был источником топлива для обогрева жилищ, да и сами дома строились из дерева. Вообщем, без леса жить было можно, но сложно. И древние люди старались задобрить грозных духов – приносили в жертву мелкую живность, украшали деревья цветными кусками материи. Пережитки всего можно увидеть и сейчас, например, среди татар-кряшен, некоторых групп мишарей.

Разумный человек устроен так, что он ищет объяснения тому, чего он не понимает или страшится. И, видимо, именно так возник образ Шурале - лесного духа, чаше всего в облике волосатого, горбатого мужеподобного существа с рогом на лбу и длинными пальцами. Хотя кто знает: может его прообразом был снежный человек, который попадается и сейчас, а тогда, возможно, был настоящим хозяином лесов и гор.

Как гласят поверья, Шурале любит заводить человека в самую глубину леса, где некоторые неопытные люди погибали. Послышится голос, как бы зовущий тебя, пойдет человек на этот голос, а он отдаляется, отдаляется... Человек идет-идет и в конце концов заплутается. Так Шурале заманивал только неопытных и одиноких, а двоих или даже одного с собакой Шурале боялся.

Людям Шурале показывались большей частью весной и летом во время утренней зорьки и захода солнца. При встрече с человеком Шурале назывался по имени, иногда притворялся сбившимся в лесу с дороги и просил о помощи. Иной раз плакал, или, наоборот весело разговаривал и смеялся, так что мог расположить к себе кого угодно. На вопросы Шурале никогда не отвечал, зато сам любил спрашивать. Ни в коем случае не следует отвечать ему и вообще открывать рот. Как только Шурале увидит у человека зубы - начинает щекотать его и щекочет до смерти. Также он отбивает лошадей от табуна и катается на них, может загнать лошадь до смерти.

У башкир Шурале - это также человекоподобное существо с одним глазом во лбу, на одной ноге, иногда — бревном. Шурале занимается охотой, имеет жен и детей. Ряд башкирских преданий говорит о происхождении отдельных родов от брака человека с женой или дочерью Шурале. Согласно татарским мифам, Шурале боится воды: считалось, чтобы спастись от него, надо перескочить через ручей. Лешего можно поймать, уговорив засунуть палец в расщепленное дерево, а затем выдернув клин, а также смазав спину угнанной им лошади смолой. В одном лесу могут жить несколько Шурале.

Откуда произошло слово «Шурале»? Есть несколько версий. По одной из них оно имеет чувашские корни: шевер+ала – острая рука. А согласно древнетюркскому языку, «Шурале» состоит из двух слов: шар+елиг – злая рука, кисть. Трудно сказать, как было на самом деле, но точно известно, что в чувашской мифологии нет образа Шурале в том виде, в котором он вошел в татарский и башкирский фольклор. И Тукай пользовался именно этими народными легендами, а еще работами Каюма Насыри, который одним из первых упомянул Шурале в печати.

С годами образ Шурале трансформировался. Татарин-мусульманин уже не мог страшиться всяких водяных-леших, а боялся лишь Аллаха Всевышнего. Поэтому Шурале стал другим – вовсе не страшным. Шурале в изложении Тукая – это не злобное, а любящее пошалить и почудачить бесхитростное лесное существо. Он вызывает чувство сострадания: несчастный, с зажатыми в бревне пальцами, брошенный всеми, даже своими собратьями-шурале, в темном, непроходимом лесу.