Как последние романтики советского образования стали гробовщиками российского образования

25 September 2020
5,1k full reads
7,5k story viewsUnique page visitors
5,1k read the story to the endThat's 68% of the total page views
3 minutes — average reading time

Во всём виноват интернет. Точнее даже не интернет, а его отсутствие в то время. Время горящих глаз и предвкушений чего то грандиозного и поистину великого. Время заката, но об этом ещё никто ни о чём не догадывался.

Я с большим удовольствием послушал интервью экс-министра образования РФ Ольги Васильевой в эфире радиостанции Вести ФМ. С её взглядом на те скрытые механизмы реформ позднесоветской и нынешней российской школы:

Сразу хочу сказать что люди которые пришли к власти в том числе в министерстве образования они пришли на многие вещи уже сделанные ранее.
Потому что в 84-м году, задолго до так называемой реформы основная стратегия была выработана в 1990-му году
Люди считали, умные знающие люди живущие в Советском Союзе занимающиеся образованием искренне считали что нужно школе что-то менять, что должны быть школы различной направленности должны быть школы интересных направлений, что нужно развивать новые углублённые программы.
Мы это знаем прекрасно, мы это пережили, особенно старшее поколение, 1987-1988 год, огромное общественное движение.
Так вот в 1988 году на Всесоюзном съезде работников образования вот эта самая реформа была концептуально одобрена и принята.
Говорилось о том что школа полностью государственная, что учителя превратились в чиновников, что школа не дышит, что не успевают школы за развитием жизни.

Я прерву повествование Ольги Юрьевны и выставлю вот эту фотографию, которую многие уже подзабыли:

Вот они движители реформ
Вот они движители реформ
Вот они движители реформ
И вот реформаторы прекрасно понимали что первое что нужно сделать - это изменить ментальность. Ментальность общества меняется только через образование и культуру прежде всего.
И поэтому первый главный удар в идеологической новой реформе должен был прийтись на гуманитарные науки.
То есть что нужно было сделать: за очень короткий срок, очень короткий это документы министерства указывают нужно было написать новые программы и учебники по истории, по литературе, по языку и по экономической географии, хотя экономическая география не относится к гуманитарным предметам.
Они исходили из постулата, что сфера образования это неотъемлемая часть рыночной экономики, именно тогда возникает термин услуги, возможность разноуровневого освоения знаний, дифференциация содержания образования (я цитирую документ), новые предметы, это юриспруденция, экология экономика, это введение образовательного ваучера, это организация новых видов обучения и воспитания.
И этот ваучер предполагал по тогдашнему видению, что ребёнок получает минимум, а всё что сверху этого минимума, идёт как платная услуга, которая предполагает в рамках этой реформы бороться рублём за ученика.
  • Но это же очевидная деградация, даже когда смотришь на эти слова и фразы, те люди которые эти документы писали это же надо быть каким то диверсантом и предателем страны? (вопрос ведущего)
Уже в 92-м году провели эксперимент был введён 4% налог на Сахалине, от есть пытались создать новы экономические организационные формы, чтобы поддерживать эту новую парадигму образования. Министерство предлагало за очень короткий срок использовать спонсорскую помощь издательств Норвегии Бельгии , Голландии, Германии для того чтобы были переведены и напечатаны бесплатные учебники, прежде всего учебники гуманитарного цикла то есть ценностно образующие чтобы привести реформы к этому самому логическому концу, которое в этой самой реформе изначально было заявлено.
Что ещё реформа предлагает и что было проделано, автономизацию образовательных учреждений, регионализацию образования. Мы от общего единого образовательного пространства приходим к регионам, мы переходим к муниципалам, переходим к самостоятельности регионально муниципальной.
Больше, мы говорим о региональной самостоятельности и предлагались и делались региональные программы на соросовские деньги по Поволжью отдельно, по северному Кавказу отдельно, отдельно по южной Сибири.
  • То есть дробление страны. Эта информация имеет эффект бомбы.
Это всё можно прочитать, это документы издательства "Просвещение"
И вот когда сейчас про этот дистант говорят и про это айтишное образование, ребята всё это уже было и в 82-м и 83-м, в 88-м. Когда связь времён рушится, когда нарушена связь поколений пришедшими на смену и когда пришедшим кажется, что начата жизнь с белого листа , то это самое страшное, потому что нет ничего дороже чем опыт который уже был.

Конечно, многие скажут, чего это вдруг бывший министр так разоткровенничалась. Почему не делала что-либо для изменения ситуации в бытность работы министром.

Делала, не всё у неё получалось, многое совсем не получалось, тем ценнее её слова сейчас.

Ведь те романтики, экспериментаторы академики и учёные, которые изображены на верхней фотографии не хотели ничего плохого.

Но они сделали плохое. Взрастив первых менеджеров от образования. И самый первый вот он, молодой Александр Изотович Адамский.

Как последние романтики советского образования стали гробовщиками российского образования

Взрастили, научили как говорить и что говорить, как делать. А вот что делать он и ему подобные сами знали. Ведь мы вошли в эпоху рыночных отношений. А это время делать деньги.

В чём Адамский преуспел и другие деятельные лица облечённые властью в министерствах и ведомствах.

Любая революция сжирает своих детей, это было в французскую революцию, это было с деятелями октябрьской революции, это же произошло и с инициаторами реформ советского образования, просто они канули в безвестности.

А пена, а пена осталась. Пена в виде адамских и асмоловых.

Занятно видеть то, что то, якобы несвободное образование тех времён из 80-х годов, с якобы диктатом отделов образований и инспекторов превратилось в многоголовую гидру различных контролирующих организаций уже через 30 лет.

Они не хотели быть гробовщиками, но стали ими.

Они были последними романтиками, погибшими с борьбе со взращенными ими же всходами.

Спасибо за внимание.