Энтузиасты-2, или сельский стройотряд :)

Продолжим. Студентам в колхозах приходилось не только убирать урожаи картошки, помидор или огурцов. В одном селе нас использовали как «специалистов широкого профиля» - были и сеяльщиками, и грузчиками, и даже пастухами. Вот тогда я на себе узнал, зачем пастухам лошади и собаки :) Оказывается, коровы бегают быстрее человека!

Выгнали мы с напарником коров в балку (овраг по-русски), заросшую сочной травой. Колхозный начальник настращал, что не дай бог, если хоть одна корова сбежит и что-нибудь съест на приусадебных участках. Дескать, платить будете из своего кармана.

Ну а одна из коров почему-то упорно не хотела идти пастись, ей хотелось обратно в стойло. С трудом выгнали, присматриваем в балке, вдруг, пока я побежал подгонять слишком растянувшихся коров, слышу крики и ругань друга. Смотрю – та самая корова бежит галопом на подъём со скоростью танка, а внизу стоит мой друг и во всей его позе сквозит такая безысходность, что я не удержался от жизнерадостного ржанья.

Так вот, однажды я опоздал вернуться с каникул к началу учёбы (а точнее – отправки в колхозы). Рейс Алма-Ата – Москва задержали по погоде, сидел трое суток в Алма-Ате. Потом в Домодедово отметил время прибытия, переступая через лежащих прямо на полу на газетках сибиряков, которые массово возвращались из отпусков, а вся Сибирь тоже была закрыта, аэропорт был переполнен, и поехал во Внуково, лететь в Харьков. Да, Москва уже тогда была огромным хабом, большинство рейсов – через неё. Закрыта Москва по погоде – кукует весь Союз, хотя в аэропортах вылета и прилёта погода лётная. Особенно это чувствовалось позже, в 82-м: когда помер Брежнев, какой-то дебил из Кремля по принципу «как бы чего не вышло» тупо закрыл Москву на весь срок с 10 по 15 ноября, и нас*ть на всех транзитных пассажиров со всего Союза…

Таких опоздавших было немало, сформировали из нас отдельную бригаду и послали в колхоз на строительство свинотоварного комплекса. Это огромное здание размером со стадион. Наша задача – поднять на крышу керамзит в качестве теплоизолятора, а потом залить всё это бетоном. Инструмент – подъёмник, как на стройке в фильме «Операция Ы», носилки и лопаты.

Фото https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/
Фото https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/

Поселили в соседней деревне, за 5 километров. Там уже работала моя группа на уборке кукурузы, но мы – отдельно, даже кормили нас в разных местах: нас – в том селе, где и стройка, и повара – часть наших же девушек. Мда… вот там с кормёжкой было не очень :)

Ну и, понятное дело, у многих загорелось: стройотряд! Заработаем! Хотя те, кто постарше – двое старост и трое отслуживших в армии разведали обстановку и были категорически против: заработать там не светило. Но разве убедишь? В результате разделились на две бригады, условно названные бригада сачков (мы, немногочисленные те, кто постарше) и бригада ударников. Те работали по 12 часов в день, мы – строго по КЗоТ и с двумя выходными.

Правда, в выходные была проблема кормёжки, но и тут решилось: пришли туда, где кормили мою группу и попросились за деньги встать на довольствие. Нам сказали, что всегда пожалуйста, и никаких денег не надо. Налили по миске вкуснейшего борща. Ну, миска – это в их понятии, по размерам эти миски напоминали небольшой тазик. С трудом осилили, тут нам предлагают второе… Куда?? С благодарностью отказались. Тётя удивилась: «А ваши мальчики всё съедают…» Ну, знаю я тех мальчиков: они на весь семестр вперёд отъедались :)

Но что удивляло у «энтузиастов» больше всего – это создаваемые самим себе трудности. Просыпаются на час раньше нас и идут 5 км пешком. Садятся и ждут, пока девушки не приготовят завтрак. Мы встаём позже, выходим на дорогу, нас за 5 копеек с носа подбирает полупустой пазик, который каждый день возит каких-то людей. Приезжаем как раз к завтраку… То же самое – вечером. А ведь как раз тогда по ящику были трансляции знаменитых хоккейных матчей сборной СССР против НХЛ. Помните у Высоцкого: «А наши ребята за ту же зарплату…» Мы успевали, они – нет. Вот зачем такая дурь? В пазик влезли бы все.

О нас, вернее о «бригаде ударников» (нас, «сачков», будто бы и не существовало), написали даже в институтской многотиражке «За авиакадры» в заметке «Нам тут цiкаво» (Нам тут интересно). Кто-то привёз газету в колхоз, почитали. В конце месяца, когда ударники основательно устали и мечтали уже поскорее бы вернуться, мы не поддакивали, а когда те спросили: «чего это вы, разве не надоело тут?» ответили: «Нам тут цiкаво».

Кстати, да, это 70-е годы, институтская газета – исключительно на мове. Ну так притесняли украинский язык, так притесняли…

Результат? Нам выдали рублей по 30, «ударникам» - по 100, в стройотряде за такую же работу дали бы несколько сотен, а полставки лаборанта на любой институтской кафедре – 40 рублей не напрягаясь…