Milites Templi
1356 subscribers

Иерусалимская авантюра 1909–1911 годов: в поисках Ковчега Завета

<100 full reads
110 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 62% of the total page views
13 minutes — average reading time
Иерусалимская авантюра 1909–1911 годов: в поисках Ковчега Завета

Сколько было попыток найти знаменитый Ковчег Завета доподлинно неизвестно. Скорей всего, искать его начали сразу же после исчезновения и продолжают до сих пор. Предполагается, что его унесли с собой воины вавилонского царя Навуходоносора после удачного штурма Иерусалима в числе «всех сокровищ дома Господня и сокровищ царского дома». Историки утверждают, что случилось это в 586 г. до н. э. После этого, крайне ужасного для иудеев события, о Ковчеге в Писании более не упоминается, и он считается утерянным, либо надежно спрятанным. Однако, это не помешало людям, объявившим себя рыцаря того самого Храма, где в Святая Святых хранился этот Ковчег, спустя пять столетий все еще продолжить его поиски. Нашли ли его тамплиеры тоже неизвестно. Судя по всему, нет. По моему мнению — они просто не там искали [если иметь ввиду так называемые «соломоновы конюшни»], став жертвами самой грандиозной исторической мистификации, о которой, надеюсь, я еще расскажу в одной из своих статей. Сейчас же я хочу рассказать о самой скандальной попытке отыскать утерянную святыню, произошедшей незадолго до начала Первой мировой войны.

Как и у всякой подобной истории, у этой тоже есть предисловие. Во второй половине XIX века интерес к библейским реликвиям вспыхнул с новой силой и в 1866 году королева Виктория учредила Центр изучения Палестины. В сферу его интересов попали археология, картография и библеистика. В Иерусалим была послана команда военных инженеров с заданием произвести тщательные обмеры Храмовой горы. В их процессе инженер Чарльз Уоррен пришел к выводу, что мечеть Куббат ас-Сахра [Купол скалы], построенная арабами в 691 году, почти вплотную примыкает к месту, где когда-то стоял храм Соломона [считалось, что кусок скалы, находящийся внутри Купола скалы и с которого. Как утверждают мусульмане, пророк Мухаммед совершил путешествие на небеса, находился как раз в Святая Святых соломонова храма]. В самой мечети внимание Уоррена привлекли две каменные плиты, расположенные в центре святыни. Турки наотрез отказались предоставить разрешение на проведение археологических раскопок. Для них это была святыня, третья по значимости после Мекки и Медины и иноверцы не должны были осквернять ее своими нечистыми руками. Тогда ушлый англичанин решил действовать негласно. Поручив свои помощникам отвлечь охрану, он сумел приподнять плиты и обнаружить под ними вход в шахту. Спустившись туда незамеченным, он обнаружил туннель, шедший куда-то в сторону горы Сион. К сожалению — это вся информация, которая известна. Основные документы до сих пор скрыты от общественности в лондонских архивах. Все планы и зарисовки Уоррена пестрят пометками: «тайный ход», «потайная комната», «скрытый канал», «подземная камера» и так далее. Однако Уоррен обследовал лишь небольшую часть недр Храмовой горы. Такое вот предисловие.

Туннель, найденный Уорреном
Туннель, найденный Уорреном
Туннель, найденный Уорреном

Информация о самом факте проникновения англичан в недра Храмовой горы все же просочилась, и, что само собой разумеется, получило продолжение. Но не сразу.

Все началось в 1906 году в далекой от Святой Земли Российской империи. Некий финский землемер и поэт Вальтер Ювелиус предпринял попытку защиты докторской диссертации в императорском Александровском университете [ныне Хельсинский университет]. Предметом исследований новоявленного ученого стали еврейские тексты Ветхого Завета, а точнее, Книга пророка Иезекииля. Потратив годы на ее изучение, он пришел [как он сам заявлял] к открытию некого «библейского кода», о чем и поспешил поделиться с заинтересованной общественностью. А после спиритического сеанса с неким ясновидящим шведом, он и вовсе уверовал, что разгадал «шифр Иезекииля». Из всего этого он сделал вывод, что иудеи спрятали Ковчег Завета в туннеле к югу от Храмовой горы [вероятно, это был ход, обнаруженный Чарльзом Уорреном]. Этот человек и стал «мозговым центром» будущей экспедиции…

Идея это, конечно, хорошо. Но нужны средства для ее реализации. И где их взять? В поисках компаньона-спонсора Вальтер отправился в Европу. Провидению было угодно свести его с 29-летним английским аристократом Монтегю «Монти» Паркером, обладателем пышных усов и бородки в стиле Эдуарда VII. Молодой человек имел большие запросы и был беспринципным мошенником, искавшим легкие пути обогащения или того, кто мог бы оплачивать его пристрастие к роскоши. Отец Паркера занимал пост министра в кабинете Уильяма Гладстона. Сам Монти приходился младшим братом графу Морли. Другими словами, Монтегю имел обширные связи в высшем свете Британской империи. К описываемому периоду Паркер уже успел окончить Итон, повоевать на англо-бурской войне и выйти в отставку в чине капитана Гренадерского полка.

Встреча произошло в 1908 году. Горячему финскому мистику удалось убедить английского авантюриста в вероятной возможности нахождения «сокровищ храма Соломона» включая Ковчег Завета. Он показал ему свои расчеты и выкладки.

Рукописные заметки Вальтера Ювелиуса
Рукописные заметки Вальтера Ювелиуса
Рукописные заметки Вальтера Ювелиуса
«Теперь я убежден, что эмпирическим путем пришел к чрезвычайно оригинальному выводу: входом в храмовый архив является Акелдама, а сам храмовый архив лежит в неприкосновенности в потайном месте. И нет ничего проще, как достать архив Храма из его древнего тайника, в котором он находится уже 2,5 тыс. лет. Существование шифра доказывает, что храмовый архив остается нетронутым» — утверждал Ювелиус.

Паркер решил взяться за дело ни мало не смутившись отсутствием средств в собственном кошельке. Он с легкостью организовывал синдикат и провел рекламную компанию по привлечению спонсоров. По его инициативе Ювелиус перевел свои записи с финского на английский, после чего они были изданы глянцевой брошюрой. О своем грандиозном плане Паркер рассказал своим друзьям, скучающим аристократам и армейским шалопаям с большими долгами и дурной репутацией, об удивительной и верной возможности солидно разбогатеть, ведь в этот тайнике сокровищ никак не меньше двухсот миллионов долларов [сегодня это примерно 5,7 миллиарда долларов]! Паркер оказался талантливым агентом по продаже «шкуры неубитого медведя» и вскоре инвесторов стало больше, чем было нужно. Английские, русские и шведские аристократы не скупились на субсидии. В числе спонсоров значились даже американцы — чикагский мясоперерабатывающий завод Дж. Огдена Армора и Консуэло Вандербильд, в замужестве герцогини Мальборо, от которых пришло в общей сложности 2.4 миллиона долларов.

Все было готово к началу этого грандиозного предприятия, оставалась лишь последняя проблема — турецкие власти. Раскопки на аль-Харам аль-Кудс аш-Шариф — «Благородном святилище», т.е. Храмовой горе, где располагались мусульманские святыни — мечети Аль-Акса и Куббат ас-Сахра, было строжайше запрещены личным распоряжением османского султана.

Как говорил отец Александра Великого: «Осел груженый золотом возьмет любую крепость». Паркер срочно отбыл в Стамбул. Пятьсот британских фунтов [около 80 000 долларов на сегодняшний день] оказались очень весомым аргументом, и главе концессии удалось получить разрешение на раскопки. Однако к наличным добавился еще и «секретный протокол», предусматривающий раздел с турецкими властями предстоящей добычи в размере «фифти-фифти». Наконец, летом 1909 года основная часть команды прибыла в порт Яффа. После некоторой задержки из-за вспышки бубонной чумы, конечная цель экспедиции — Иерусалим, была достигнута.

Они сделали своей штаб-квартирой кайзеровский комплекс «Августа Виктория» на Масличной горе, а поселились в номерах отеля «Фаст» — лучшего в городе. Вся команда вела себя, как компания бесшабашных юнцов, устраивая «беспутные пирушки» и состязания в стрельбе по апельсинам. «Однажды утром мы услышали странный шум, — вспоминала американская колонистка Берта Спаффорд, — и, выглянув в окна, увидели почтенных археологов, изображавших из себя погонщиков ослов: они бежали рядом с ослами и издавали крики, какие обычно издают арабские мальчишки-погонщики, а те, в свою очередь, восседали верхом вместо англичан». «Они, безусловно, были самыми странными археологами, посетившими Иерусалим. «Мы слышали об их веселых обедах, множестве приглашенных и однажды, даже, с турецким пашой в качестве гостя».

Но самой главной странностью этой компании охотников за священными реликвиями было полное отсутствии среди них хотя бы одного специалиста в археологии. А один из участников экспедиции так и вовсе настаивал на том, что Ковчег надо искать на горе Арарат. Видимо, Ноев ковчег был единственным ковчегом, о котором он имел хоть какие-то познания. Все же один археолог в этой компании таки появился. Палестинские англичане уговорили Паркера включить в состав поисковой группы ученого-археолога отца Венсана из французской Библейской археологической школы… для описи находок.

Азми-паша, губернатор Иерусалима, тоже не остались без «бакшиша», как и многие его чиновники. В результате Паркеру активно посодействовали в найме проводников, слуг и охранников и целого войска рабочих, спешно приступивших к раскопкам на холме Офель. Около 200 землекопов прорыли под гребнем ходы высотой четыре с половиной фута, куда воздух подавался механическими насосами. Как позже рассказывал отец Венсан: «Мы жили под землей почти все время, когда было светло. Работа продолжалась с наступлением темноты без остановки, при свете факелов и под звуки песен, которые пели рабочие».

Холм Офель был и остается отправной точкой археологов в раскопках древнейшего Иерусалима: там в 1867 году начал раскопки уже упомянутый Чарльз Уоррен. Позднее американские археологи Фредерик Блисс и Арчибальд Дики обнаружили там и другие туннели: это в конце концов и позволило предположить, что именно в том месте и находился Город Давида.

План Иерусалима. Заштрихованный участок — холм Офель
План Иерусалима. Заштрихованный участок — холм Офель
План Иерусалима. Заштрихованный участок — холм Офель

Вскоре обнаружилась «конкурирующая фирма» — иерусалимские иудеи, которых поддерживал барон Эдмон Ротшильд [сам финансировавший раскопки в поисках Ковчега Завета], считали, что Паркер оскверняет священную для евреев землю, но получившие бакшиш турецкие чиновники держали этих фанатиков в узде.

Раскопки продолжались. Рабочие натолкнулись на многочисленные древние ходы — «темные таинственные туннели, которые, казалось, бесконечно уходили в самые недра скалы». Но впоследствии отец Венсан утверждал, что единственными артефактами, которые они нашли, были «несколько старых плоских ламп, сделанных из обожженной глины, несколько красных глиняных сосудов и несколько металлических шаров для пращи» [странно, что Паркер не додумался выдать их за «снаряды царя Давида», одним из которых он убил Голиафа].

Керамика, найденная в ходе раскопок
Керамика, найденная в ходе раскопок
Керамика, найденная в ходе раскопок

Но никакого золота или серебра, не говоря уже о Ковчеге. Тем временем к концу года погода стала портиться, стало ужасно холодно и сыро, да еще и рабочие объявили забастовку. Раскопки были приостановлены и Паркер с командой покинули Палестину до следующего лета. Осенью 1909 года Паркер и его команда приостановили раскопки и уехали до следующего лета. Они вернулись в следующем году. Их сопровождал главный инженер системы лондонского метро, на тот момент считавшейся революционной. Наконец-то среди этих дилетантствующих авантюристов появился настоящий специалист. Однако это не изменило ситуацию. Рабочие периодически бастовали, турецкие чиновники проявляли нетерпение, постоянно спрашивая: «Когда же наш бакшиш»? В довершении ко всему, «мозг» концессии, Ювелиус, заболел малярией. Отсутствие хотя бы намека на ожидаемый результат и болезнь подкосили финского мистика и он горькое разочаровался как в своей теории, так и в надеждах на исход раскопок. В состоянии глубокой депрессии он отплыл домой.

Вальтер Ювелиус [слева] около 1909–1911 годов в Иерусалиме
Вальтер Ювелиус [слева] около 1909–1911 годов в Иерусалиме
Вальтер Ювелиус [слева] около 1909–1911 годов в Иерусалиме

Всю следующую зиму команда проработала безуспешно. Ни один ход, ведущий прямиком на аль-Харам аль-Кудс аш-Шариф, «Благородное святилище», так и не был обнаружен.

К весне 1911 года, когда до истечения срока действия разрешения оставалось всего несколько месяцев, Паркер решился на безрассудные и опасные действия. Подкупив мусульманского шейха, ответственного за «Благородное святилище» [Храмовую гору], он приказал ему отправить охрану на исламский праздник, проходящий за пределами города. Храмовый комплекс остался практически без присмотра. Девять последующих ночей люди Паркера с ним во главе остервенело копали в разных местах платформы, но безрезультатно. На десятую ночь Паркер пошел ва-банк — в сопровождении лишь пары человек, он залез в небольшую пещеру под мечетью Куббат ас-Сахра [Купол Скалы] и принялись долбить камень. К слову, во времена крестоносцев там была христианская исповедальня. Паркер, вероятно, об этом не знал. Считалось, что мечеть стоит на том месте, где в древности располагалась Святая Святых храма «царя Соломона». И если уж и прятать Ковчег, как полагал Паркер [Ювелиуса уже не было рядом], так только под этим местом. Такая вот примитивная логика английского аристократа.

Случилось это в ночь на 12 апреля 1911 года. Подробности последующих событий весьма туманны. Неизвестно, кто поднял тревогу. То ли смотритель, не посвященный в сговор [не всех же отправили на праздник, кто-то все-таки должен был оставаться на месте], то ли случайные прохожие, услышавшие шум из мечети. Весть, что христиане напали на мусульманскую святыню, разнеслась по Иерусалиму с быстротой пожара, охватившего деревянное здание. Улицы города наполнились разъяренной толпой, устремившейся к Храмовой горе. Паркер со товарищами едва спасся. Им удалось буквально прыгнуть на поезд до Яффы, где стояла их яхта. К счастью для них, им беспрепятственно удалось отплыть, обманув турецких таможенников, уже бывших в курсе последних событий.

Тем временем волнения в Иерусалиме не стихали. Провоцируемые слухами о краже Паркером венца царя Соломона, Ковчег Завета и в придачу меча пророка Мухаммеда, мусульмане угрожали убить губернатора и казнить всех англичанами в городе. Утром 19 апреля лондонская «Таймс» сообщила о массовых волнениях в Иерусалиме: «Магазины не работают, крестьяне бегут из города, слухи множатся». Христиане устрашились, что «магометане-паломники» явились на самом деле для того, чтобы «изничтожить всех христиан». А мусульмане оцепенели от ужаса, прослышав, что «8 тысяч русских (!) паломников вооружаются, чтобы убить магометан» [русофобия вечна]. Лишь одно объединяло всех – уверенность, что «Соломоновы регалии» уплыли вместе Паркером.

Около 2000 демонстрантов вышли на улицы города, требуя отмщения и наказания виновных. «Произошла ужасная стычка, для подавления которой потребовались оба батальона турецкой пехоты, расквартированные в Иерусалиме», — написал один из участников экспедиции. Шейх «Благородного святилища» и губернатор города были арестованы, но это мало помогло подавить общественное недовольство. «Мусульмане в ярости», — гласил заголовок газеты Evening Star в Вашингтоне, округ Колумбия.

Европейцы заперли двери, ставни и ворота и даже не мыслили показываться на улице. «Возмущение иерусалимского народа было столь сильным, — вспоминали Берта Спаффорд, — что власти вынужденно выставили патрули на все улицы города». В последний день праздника Наби Муса на Храмовой горе собралось 10 тысяч человек. «Началась давка. Поднялась страшная паника. Паломники хлынули к воротам Горы с криками «Убивают!», горожане вооружились кто чем мог и забаррикадировались в своих домах. Никакое иное происшествие за все наше долгое пребывание в Иерусалиме, — пишет Спаффорд, — не провоцировало такого накала страстей. После бегства Паркера резня христиан казалась неотвратимой».

4 мая в New York Times появилась статья «Унесенные сокровища, принадлежащие Соломону» с подзаголовком «Английская команда исчезла на яхте после раскопок под мечетью Омара». [В то время на Западе ошибочно называли мечеть Купола Скалы «мечетью Омара» ]. Другие газеты утверждали, что иностранцы якобы похитили посох Моисея, скрижали с десятью заповедями и неизвестное количество других реликвий. Спустя три дня все та же New York Times опубликовала длинную статью под названием «Нашли ли англичане Ковчег Завета? В ней, в частности, сообщалось: «Считается, что исследователи нашли корону Соломона, его меч и его кольцо, а также древнюю рукопись Библии. Турецкое правительство посылает в Иерусалим высших чиновников для расследования!».

Мог ли Паркер предполагать такие последствия своего поступка? Видимо, понятие «осквернение религиозной святыни» не входило в число «европейских ценностей» тогдашнего английского высшего общества. Думается, и ныне его представители не слишком отягощены моральными принципами, особенно, когда дело касается «туземцев».

Сообщения в европейской прессе содержали предположения, что выходка Паркера могла привести к свержению правительства в Стамбуле. Скандал, конечно же случился, но в целом никакого не наказали. Потому как «ничего не было украдено». Хотя губернатор Иерусалима все же потерял свой пост. Одна американская газета в этом угаре фейков пошла дальше всех, «предупредив» мир, что охота авантюристов за сокровищами «спровоцирует священную войну во всем мире».

Паркер вернулся в Великобританию, не осознав последствий своих действий. Более того, уже в сентябре того же года он вернулся в Османскую империю для второй попытки отыскать предполагаемое сокровище. Турецкие друзья посоветовали Паркеру не заходить в Яффу, и отправился в Стамбул. Однако между империей и Италией разразилась война, и никакая взятка уже не могла обеспечить ему новое разрешение на раскопки. До Иерусалима Паркер так больше и не добрался.

***

Ювелиус, проработавший остаток жизни библиотекарем в Выборге и написавший роман, основанный на этой истории, умер в 1922 году. В 1951 году, после смерти своего брата, Паркер стал пятым графом Морли и проживал в элегантном георгианском особняке за пределами Плимута, проматывая наследство. Насколько известно, он никогда больше не говорил и не писал о своем злоключении в Иерусалиме. Умер в 1962 году.

P.S.

А как обстоят дела с поисками Ковчега в наше время? Как сообщала газета The Times of Israel, группа археологов Израиля и Франции намеревалась отыскать Ковчег. Местом поиска был определен район в западной части Иерусалима, Кирьят-Йеарим. Согласно книге Самуила, именно там в течении двух десятилетий он и хранился после того, как был возвращен иудеям филистимлянами, захватившими его в сражении. Раскопки планировали провести летом 2017 года вокруг бенедиктинской церкви Нотр-Дам де Арш д’Альянс [Богоматери Ковчега Завета], построенной в ХХ веке на руинах древнего византийского храма. Судя по всему, его опять не нашли…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2021