Монитор

27 January

Я стоял в белой комнате перед монитором, на котором мигала надпись «спроси». Здесь я оказался практически за мгновение после недавнего происшествия. Не совсем понимал, как такое возможно, но надпись на мониторе могла быть ответом.

— Что произошло? — спросил я вслух.
— Ты умер, — текст на мониторе плавно изменился.

Когда я дочитал, надпись на мониторе поменялась обратно на «спроси». Такие дела. В памяти всплывали моменты произошедшей трагедии. Мне захотелось поздно вечером искупаться в море. Полный энтузиазма отправился на пляж, который давно покинули приезжие и местные жители. Так романтично купаться под светом луны, только если это не твой последний заплыв.

— Понятно. Зачем я здесь?
— Чтобы получить ответы.

Думаю, что мне хотелось бы узнать что-то важное. Важное для меня. С чего начать? Столько всего проносится в голове. Столько вопросов. Всплыл в памяти случай из детства, когда я был в деревне у бабушки.

— Скажи, кто украл мой велосипед, когда я гостил у бабушки? И почему он его потом вернул через неделю?
— Дедушка увидел, что ты бросил его на улице у калитки и запер в сарае, чтобы преподать жизненный урок.

Я бы конечно и на словах всё понял. Мы гоняли с ребятами мяч, и я вернулся домой попить воды. Я так переживал всю неделю из-за велосипеда, так переживал.

— А вот тогда, в студенчестве, когда меня выселили из общежития без объяснения причин. Мне дали буквально полчаса собрать свои вещи. Что произошло?
— Твой лучший друг Игорь сказал коменданту, что ты сломал входную дверь в комнату и тумбочку, чтобы отвести подозрения от себя.

В это мне верилось еще труднее. Неужели так бывает, когда человек тебе улыбается в глаза, а за спиной творит такое. Здесь стало даже немного обидно.

Я стоял и задавал самые волнующие меня вопросы.

— Вот скажи. Когда мне было пятнадцать лет, мы очень сдружились с Таней в летнем лагере. Обратно по пути домой на поезде, она лежала в своём купе, а я сидел рядом и мы болтали. Нить разговора плавно утекала, слова пропали сами. Возникло неловкое молчание. Мы смотрели друг другу в глаза. Она мне улыбалась и как-будто хотела что-то сказать. Но просто молчала и смотрела. Я смотрел на неё. Мечтал поцеловать и никак не решался. Ведь мы просто друзья. О чем она думала тогда?
— Ждала, когда ты её поцелуешь.

Тень досады промелькнула на моем лице. Конечно она ждала. Это было очевидно. И возможно, тот поцелуй многое изменил. Знай бы я наверняка, тогда ай, ну...

— А могло ли у нас с ней сложиться?
— Вы были предназначены друг другу.

Я задавал всё больше вопросов и с каждым ответом я видел, что мог поступить иначе. Где-то промолчать, где-то наоборот начать действовать. Каждый миг проносился перед глазами с новыми развитием возможных событий. Всё могло быть по-другому. Мне так хочется назад. Так хочется всё поменять. Сказать то, что не сказал. Сделать то, что не сделал. Созревший вопрос, на который я уже знал ответ, но еще надеялся, что ошибаюсь.

— Я окончательно умер? — в последней надежде спросил я.
— Да.

Монитор