20 256 subscribers

Неужели это я?

166k full reads
261k story viewsUnique page visitors
166k read the story to the endThat's 64% of the total page views
3 minutes — average reading time

«Что же делается?! Дожилась!» - Анна Сергеевна сама не заметила, как перебежала дорогу на красный свет и очутилась на остановке. Она чувствовала себя рассеянной, ее сердце волновалось – она только что вышла от психолога и чувствовала себя немного нашкодившей школьницей – чтобы скрыть посещение психолога, ей пришлось обмануть свою стареющую мать.

Сидя на самом краю пухлого кресла в кабинете психолога, она, кажется, впервые разглядела многие кляксы и прорехи на полотне своей жизни.

Неужели это я?

А жизнь эта, по мнению Анны Сергеевны, ничем особенным не отличалась.

Всем для неё были её родные, и в служении им она видела своё предназначение.

Больные мамины ноги, дачка на трёх сотках земли в часе езды от города, да и частое тяжелое похмелье брата – такие были её заботы. Личного счастья у Анны Сергеевны не случилось, одного за другим мать браковала её женихов, а после 40 к ней прекратили свататься. Двор жил, к соседкам в гости приезжали краснощёкие внуки, а её уделом было выращивание любимых маминых жёлтых кабачков на их старом участке. И, казалось бы, уже стерпелось, и ничего в её душе не собиралось меняться, если бы не переменчивая погода.

Начало июня иссушило грядки жаром солнечного света, а в середине месяца зарядили холодные дожди. Кабачки не задались. Хромая и потрясая в воздухе маленькими кулаками, старая мать негодовала: «Загубила рассаду! В кои-то веки мать захотела овощей поесть, не тут-то было! Спасибо, дочь, накормила мать, отблагодарила в старости!».

Анна Сергеевна слушала, и в её памяти всплыли все предыдущие урожаи кабачков, которые были, по её разумению, неплохие, съедобные. А вкуса им добавляло то, что на ненавистных ей грядках она распрощалась со здоровой спиной. Мать её мнения не разделяла: «…недостаточно жёлтые, слишком мелкие, больные» - говорила она про кабачки, а Анне Сергеевне казалось, что про неё саму.

Ей вспомнилась её первая большая пенсия по вредности. Отработав 20 лет на заводе, она после каждой ночной смены мечтала улечься на новый мягкий диван. Старый скрипел и то и дело норовил уколоть ее торчащими пружинами. Новый синего цвета диван был встречен дома не слишком приветливо. Мать ворчала про бездумные траты, а брат через неделю вынес новую мебель и продал за ящик водки. Придя из магазина, Анна Сергеевна потеряла дар речи, глядя в пустой угол своей комнаты, а затем села на пол туда, где час назад красовался синий диван, и горько заплакала. «Заявление ведь не напишешь, - пожала плечами мать, - всё ж таки брат родный».

От завода ей, заслуженной пенсионерке, дали путёвку в трёхдневный санаторий. Анна Сергеевна волновалась, первый раз она собиралась в дорогу. Там и озеро, и лес, и грязелечение. Радостное волнение продлилось недолго: оказалось, в один из трех дней мать нужно было вести к врачу. Женщина с мольбой посмотрела на брата, тот отвернулся. Анна Сергеевна поняла, что мать придется везти ей и от отдыха надо отказаться.

Тогда что-то закипело у нее внутри.

Что же это такое?! Каждый раз у нее из рук, как красивую куклу у маленькой девочки, вырывали кусочки её жизни: женихов, диван, отдых! Ничего, ровным счетом ничего она не могла здесь пожелать, создать, породить, выпестовать. Но если раньше в такие моменты приходила злость, а сразу за ней – тяжесть собственной вины за эту злость, то сейчас эта злость пришла и осталась, ничему больше не оставив места.

«Не поеду больше на дачу!» - Анна Сергеевна бахнула кулаком по столу, а в следующую секунду рухнула на пол в беспамятстве.

Спустя три дня при очередном обходе невролог городской больницы рекомендовал ей обратиться к психологу. Ослабшая на больничной каше женщина безразлично кивнула. Невролог воспринял это как согласие и дал ей бежевый буклет с телефоном для записи. Она не питала надежды, просто сдалась. Да и врач велел, а значит, так надо.

Пошла она к психологу без надежды и желания, но теперь Анна Сергеевна возвращалась после консультации домой и ощущала, что что-то внутри изменилось. Она по-прежнему любила и маму, и брата, и даже всё ещё их жалела.

Только в ряду возлюбленных ею людей стал проявляться какой-то третий, ещё размытый силуэт. «Неужто это я?» - подумала Анна Сергеевна.

Маршрутку залило июльским светом. Что-то хорошее несёт этот свет, что-то новое будет…

________

А как вам кажется, что будет?

____

Уважаемые читатели! Я приглашаю вас к тактичному и доброжелательному обсуждению. Любые оскорбительные сообщения в мой адрес или адрес других людей будут отправляться в бан вместе с их авторами. Мой канал место для размышления и поддержки, а не для слива агрессии.

Автор текста и канала: психолог Галина Соколенко

____

Читайте другие мои статьи: Мы живем в культуре нарушенных границ и Раньше без психологов жили - и ничего!