Реставратор реальности - Неофит. Часть 11.

12 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Нет, я не шёл сквозь стены, хотя вполне мог, я просто испарял их. Любая стена, моментально протаивала передо мной словно пенопласт от высокой температуры, образовывая проход. Впрочем, это касалось не только стен. Я шёл по кратчайшему пути - по прямой, и всё, что меня окружало в радиусе двух-трёх метров, повторяло участь стен. Не знаю, в курсе ли был Склек метаморфоз произошедших со мной или просто посылал змей на убой, но, когда я вошёл в комнату с порталом, она просто кишела гадами. В этот раз никто не решился испытывать судьбу, и как только я появился из протаявшей стены, по мне сразу же открыли ураганный огонь из оружия, подобного тому, что использовали тогда в парке при нападении на Василису. Увидев знакомые сгустки, которые напомнили мне о Василисе, я на мгновение вновь выпал из реальности, а когда вернулся, осознал, что моя ярость, подпитанная свежими воспоминаниями, вновь превысила пороговое значение. Моя кровь снова вскипела, глаза засветились огнём и впитав в себя энергию хаоса, которую несли заряды энтропии я выпустил её обратно всю разом. Всё, что меня окружало в радиусе пятидесяти метров, сначала рассыпалось в прах, а затем и вовсе распавшись до частиц, предшествующих элементарным, исчезло. Энтропия - состояние к которому стремится всё, включая саму вселенную сделала своё дело, и уничтожила всё, не поинтересовавшись необходимостью сохранения переходного портала на корабль Склека. Но растеряться я не успел, сила, которая мне помогала и фактически управляла мной сейчас, моментально нашла решение, а тело начало действовать без оглядки на мои желания. Придётся мне ещё раз воспользоваться памятью Крахта, который так кстати сейчас размазан по всему гнезду. Я приложил руку к ближайшей стене, нащупал нервные окончания Крахта и так же бесцеремонно, как и ранее вырвал из его памяти нужную мне информацию - ментальный «запах» Склека. Имея в своем распоряжении его метакод, я без труда зацепился за ментальный след, и сделал прыжок. Когда пространство вокруг меня вновь стало явным, а моё сознание обрело плоть, первое, что я увидел, был Склек, сидящий в кресле пилота и внимательно меня рассматривающий. Но не прошло и пары секунд, как он произнес:

- Я синхронизировал ритм своего сердца с пусковым механизмом корабельного утилизатора. Убьёте меня сейчас, и тело Василисы распылит на элементарные частицы. Думаю, даже учитывая ваш аномальный прогресс, Юрий, вам будет не под силу это исправить.

- Где Василиса?

- Из того, что я сказал ранее, логично предположить, что она в утилизаторе, и пожалуйста умерьте свой пыл в прямом смысле этого слова, а то вы проплавите палубу.

Я с трудом заставил себя погаснуть, затем перешагнув с того места, где только что стоял, я обнаружил, что палуба корабля под моими ногами протаяла вглубь на добрых пятнадцать сантиметров.

- Чего ты хочешь, Склек? Советую соображать быстрее, у меня последнее время плохо со сдержанностью.

- Это очевидно, я хочу беспрепятственно покинуть вашу систему, живым и невредимым. Перед самым уходом в гиперпространство, я отстрелю капсулу с Василисой в сторону Земли, думаю, Юрий, что вам без труда удастся её поймать.

- Ты всё равно не уйдешь далеко, Склек, теперь я найду тебя в любой части вселенной, ты у меня вот здесь. - я постучал указательным пальцем по своей голове. - Мне даже не нужно будет знать где ты, я просто захочу и окажусь рядом с тобой.

- Вы меня удивляете Юрий, неужели вы думаете, что я не предусмотрел этого?

Склек выложил на стол перед собой сложное техническое устройство, со множеством кнопок, по всей видимости для набора команд.

- Вот, - пояснил он, - портативный маскиратор кода, позволяет подменять свой метакод на другой. Временно конечно, но этого достаточно. Где бы вы не меня не засекли, я там “был”, а, следовательно, вы всегда будете на шаг позади.

Я немного помолчал, сверля Склека взглядом.

- Я могу прямо сейчас рукой вынуть твоё сердце, и оно будет биться столько, сколько мне понадобится. - Сказал я, и не без удовольствия заметил, как Склек напрягся. - Но я не буду этого делать, и знаешь почему?

- Почему же? - Склек немного расслабился.

- Убить тебя сейчас, что за удовольствие? Нет, Склек, я истреблю всю твою расу. Всех! До последнего гадёныша, и этим последним, как раз будешь ты.

- Это геноцид, вам не позволят этого сделать прежде всего ваши же собственные сородичи, которые в курсе законов содружества и знают, какое наказание грозит за подобное. И потом, вы себя переоцениваете, вы сильны, не спорю, но не настолько.

- Хочешь проверить?

Я закрыл глаза и передо мной предстал некий объём, в котором красными всполохами были обозначены все места, так или иначе носящие в себе отпечаток метакода Склека. Мне не составило труда выделить самый яркий всполох, не считая самого Склека. Открыв глаза, я улыбнулся.

- Тут кое кто по тебе соскучился, и я по доброте душевной, решил устроить вам свидание.

То тут, то там, в разных углах рубки космолёта стали проявляться самки из гарема Склека, каждая в окружении кладки яиц и с полнейшим недоумением на морде. Лицом эти чешуйчатые рожи называть не хотелось.

- Не знаю Склек, по каким источникам ваши аналитики изучали нашу расу, по сказкам, наверное, но поверь мне, это не тот случай, когда добро благородно проглатывает всё, чем его пичкает зло. Мне как, сначала посворачивать твоим самкам шеи или проверить на прочность скорлупу кладок?

Склек сидел, не шевелясь и с ужасом смотрел на своё потомство. Даже расцветка его полосок поблекла, и казалось вот-вот, моргнув, отключится сделав его зелёным, как рядовых представителей его расы.

- С самками можешь делать, что угодно, но прошу, не трогай кладку!

- Ты не в том положении, чтобы просить о чём-то, поэтому закрой свою пасть, и слушай внимательно, или будешь собирать своё потомство по всему космосу в виде ледяных сувениров. Мы достигли понимания?

Склек молча кивнул.

- Сейчас ты распорядишься, и через пять минут тело Василисы будет здесь. Затем, ты как верховный главнокомандующий своей расы, отдашь команду по всем вашим инстанциям, сворачивать деятельность на Земле и улетать на свою планету.

- Меня не послушают, - перебил Склек, - глубоко законспирированные агенты имеют специальное распоряжение не подчиняться никаким приказам, и в случае нештатной ситуации действовать по обстоятельствам.

- Хорошо, этих ты просто уничтожишь. Только не говори мне, что вы не предусмотрели такую возможность на случай выхода агента из-под контроля, я не поверю. Агентов с такой степенью секретности, никто не спустит с поводка.

Склек снова кивнул.

-Дальше, - продолжил я, - по прилёту на свою планету, ты добровольно снимешь с себя полномочия верховного главнокомандующего и вернёшься на Землю, где мы с тобой проведём чудесный уикенд, веселье гарантирую. И только в этом случае, я оставлю в покое вашу расу.

- Да ты с ума сошёл от горя? - яростно возразил Склек.

- Вот всё же было “хорошо”, Склек, зачем ты мне напомнил о моём горе? - сказал я и в следующую секунду одна из кладок превратилась в хорошо взбитый омлет.

- Не-е-т! - неистово заорал Склек падая на колени и закрывая голову руками. Что ты наделал... - чуть ли не рыдая проговорил он.

Я подождал, пока убитый горем папаша придет в себя и усядется в своё кресло.

- Я надеюсь на этот раз мы на самом деле поняли друг друга?

- Да, я сделаю всё, что ты скажешь.

- Вот и отлично, а детёныши твои в полном порядке, - я провёл рукой и кладка, стала целой, как ни в чём не бывало. - Это была иллюзия, я не живодёр, но имей ввиду, то, что сейчас во мне, может быть иного мнения, поэтому лучше бы тебе сдержать обещание. Но мы засиделись, - я театрально огляделся, и я почему-то до сих пор не вижу здесь тело Василисы.

Активировав интерком, Склек произнёс: "немедленно доставить тело самки…" я приподнял брови, и Склек тут же понравился, "э-э-э, тело пленницы в рубку. Выполнять."

Минут пять ничего не происходило. Мы сидели молча, я - наблюдая за ним, а он не сводил глаз со своего потомства.

- Не могли бы вы, Юрий, вернуть их обратно? Я всё понял и их присутствие здесь далее не является необходимым.

Я всмотреться в сияние поля, которое окружало Склека и которое я с некоторых пор стал видеть у своих собеседников. Знания, пришедшие откуда-то из глубин подсознания, подсказали, что, судя по преобладанию мягких, зелёных оттенков Склек не врёт. Самки с кладками, одна за другой стали таять в воздухе и исчезать. Склек благодарно кивнул и расслабился.

- Вы благородный человек, Юрий, я это ценю и обязательно запомню. Хотя вам может показаться, что такое понятие, как благородство не знакомо нашей расе, уверяю вас, что это не так. И…, мне жаль, что так получилось, вот тело вашей подруги, если считаете необходимым, можете убить меня прямо сейчас, в обмен на будущее моего потомства. Я знаю, что вы человек слова, и если примите такой размен, то моё потомство не пострадает.

Двери рубки управления разъехались в стороны, и двое серпов ввели в рубку саркофаг с телом Василисы, подвешенный на гравитационной подушке в полуметре от пола. Я старался не смотреть в прозрачную крышку саркофага, ибо знал, что скорее всего не сдержусь и снова “вспыхну”.

- Меньше слов, больше дела Склек, выполни свой долг перед своей расой и я не стану преследовать ни твоих потомков, ни вашу цивилизацию в целом. Жду тебя, как и говорил ранее на Земле после того, как все серпы уберутся из нашей системы, а ты снимешь с себя все полномочия. Теперь ты знаешь, что я не блефую, и сбежать не получится.

Хлопок, и я вместе с саркофагом исчез. О чём думал Склек, сидя в тишине рубки ещё добрых три часа останется неизвестным, однако через три часа, он отдал приказ, чтобы в течение недели, все серпы были либо отосланы с Земли на родину, либо уничтожены специальной программой в случае с глубоко законспирированными агентами. Появившись в квартире вместе с саркофагом, который занял всю комнату, я первым делом блокировал возможность телепортации ко мне кого бы то ни было, и набрал на телефоне номер Владимира, который ответил моментально.

- Вижу вы ждали моего звонка? - спросил я Владимира.

- Ждал ли я? Юрий, тут всё ОКО на ушах стоит, все ищут вас! Серпы без причины стали массово покидать Землю, они даже официально обратились к нам с просьбой прекратить любые противодействия и оказать любую возможную помощь. То тут, то там находят мёртвых демаскированных агентов змей, одним из них даже оказался какой-то там министр, представляете? Сколько сюрпризов нас ещё ждёт впереди неизвестно, а самое главное, никто не понимает, что происходит, а сами серпы наотрез отказываются называть причины своего демарша.

- Ну причины есть у всего, и в данном случае с причиной исхода серпов вы сейчас разговариваете. - сказал я.

- Я почему-то не сомневался, расскажете?

- Всё потом, а сейчас мне нужна ваша помощь, Владимир. Саркофаг с телом Василисы у меня. Это своего рода криокамера, которая не даёт начаться процессу разложения. Он занял всю комнату, у вас есть надёжное место, о котором не знает никто кроме вас, даже ОКО?

- Да, есть заброшенный склад, от которого я всем так сказать “отвёл глаза”. Если его начнут искать опытные операторы, то они конечно найдут, но с чего бы им вдруг его искать?

- Я могу переправить туда саркофаг с телом?

- Конечно, вам переслать метапакет с данными по расположению объекта? По простому адресу его не найти, его видно только в коде пространства.

- Нет нужды, вы подумали, и я уже знаю.

- Да, Юрий, ваш уровень оперирования поражает даже меня, повидавшего, так сказать. Но что вы намерены делать? Зачем вам прятать саркофаг с телом Василисы на складе?

- Я намерен оживить её, вернее я намерен отреставрировать реальность, как вы тогда говорили, и вы мне в этом поможете.

- Юрий, я с удовольствием помогу вам, чем смогу. Но мне кажется разумнее было бы обратиться к совету, их коллективный опыт гораздо больше моего, тем более, что дело далеко не тривиальное.

- Нет! - отрезал я, - Я не доверяю совету, мы так и не выяснили, кто крот серпов, и уж больно скользкий он, этот ваш совет. Они обязательно попытаются получить максимум выгоды для себя от любого нашего сотрудничества.

- Как знаете, Юрий. Когда мне прибыть на склад, когда вы хотите начать?

- Дайте мне час, и встречаемся там.

- Договорились, отбой.

Я сидел и смотрел на Василису сквозь прозрачную крышку саркофага, в котором она лежала, и как будто бы просто спала. Лишь неестественно вывернутая шея, давала понять, что это сон в бездне, из которой нет возврата.

- Этому не бывать, - заявил я вслух о том, что уже произошло. - Я спущусь за тобой в бездну, в ад, в горнило звезды, куда угодно, но ты будешь жить Василиса, или мы вместе останемся навсегда вычеркнутыми из метрики пространства-времени.

Мои кулаки непроизвольно сжались, мысль о мести вновь начала наползать на горизонт сознания, капля за каплей привнося в него сожаление о том, что я отпустил Склека живым. Если я сейчас же не возьму себя в руки, то данное мной слово, о сохранности вида серпов, и самого Склека, будет уже зависеть не от меня. Я попытался расслабиться, закрыл глаза и представил себе, как буду перекраивать реальность возвращаясь в момент, когда Василиса была жива, что я буду делать? Да я понятия не имею, что я буду делать! Мне однозначно нужна помощь, и лучше сосредоточиться на деле, чем сидеть и жалеть себя, рискуя выпустить на свободу демона мщения. Нужно переместить саркофаг на склад Владимира, заодно пока есть время, просканирую местность, мало ли что. Не то, чтобы я не доверял Владимиру, но осторожность не помешает. Приняв решение, я не стал медлить и обхватив ментальным вниманием саркофаг шагнул вместе с ним на склад. На самом процесс перемещения не требовал от меня каких-либо обычно сопутствующих ему действий, шагов и т.д. Я собственно никуда и не перемещался в пространстве, а скорее наоборот, перемещал пространство вокруг себя. Для этого я просто менял в коде координаты с текущих, на необходимые. Вот и сейчас, имея в своём сознании ментальный слепок с координатами склада, который сам не понимая «как» считал в мыслях у Владимира, я просто переключил все тумблеры в нужное положение и оказался на складе. Чем-то это напоминало головоломку «водопроводчик», где нужно было обрезки труб поворачивать до тех пор, пока из них не соберётся единый кусок трубы, по которому сможет пройти вода. Здесь же, нужная комбинация открывала проход в ту точку пространства, которой соответствовала. На складе я был один, проверять это не было необходимости, я просто знал, что это так. Разместив саркофаг в центре помещения, я стал ждать.

«- Я всегда хотела свой дом в лесу, чтобы вокруг были деревья, а крыша полностью стеклянная, через которую можно лёжа наблюдать за звёздами, а когда идёт дождь, он барабанил бы по стеклу, а я бы смотрела, как капли стекают. Только мне одной, это не нужно. Давай вместе хотеть такой дом?

- Так зачем хотеть, давай строить, - сказал я, - только вот, крыша твоя стеклянная, будет вся в мусоре с деревьев, её придётся всё время чистить, да и зимой через неё будет весь дом остывать, и снеговую нагрузку нашу она не выдержит. Такую крышу можно разве, что в южных широтах себе позволить.

- А ты нам на что, ты же волшебник! Вот и наколдуй нам тёплую стеклянную крышу, с которой весь мусор и снег сам скатывается.

- Хм, можно попробовать, но сначала нужно дом построить, весь дом колдовать я не буду, да и какой тогда интерес. Семейное гнёздышко нужно своими руками делать.

- Да, я согласна, строй – сказала Василиса.

- А ты? Разве ты будешь чувствовать себя уютно в доме, в котором даже кирпич не положила своей рукой? – Спросил я улыбаясь.

- А я буду ходить и восхищаться тобой, какой у меня строитель, какой молодец и вообще. В общем буду поднимать твоё чувство собственной значимости, это для мужчин, лучше любой помощи.

- Вот ты хитрюга! – Я поднял Василису и засунул по уши в огромный сугроб из которого тут же донёсся заливистый смех»

Пространство всколыхнулось, и из воздуха, как и я некоторое время назад, протаял Владимир.

- Добрый день, Юрий, почему-то был уверен, что застану вас здесь.

- Здравствуйте, Владимир, не могу сидеть на месте, говорите, что нужно делать, я уже весь извёлся.

- Хм, если бы всё было так просто, дело в том, что я и сам располагаю информацией только по слухам и рассказам. Единственное, перед приходом я успел просмотреть архив, где описывается принцип реставрации реальности. Но был ли он действительно записан со слов одного из реставраторов, как там утверждается, или, как Библия, переписываясь много раз утратил изначальную суть повествования, я не знаю.

- Давайте начнём. Во мне, как вы сказали, находится сущность одного из сильнейших реставраторов реальности, я думаю мне нужно только начать, а дальше управление процессом перехватит более опытный оператор. Но я даже не знаю, что мне делать?

- Суть такова, – начал Владимир, - войдя в исходный код пространства, вы должны выделить и локализовать код Василисы. После этого, вам следует полностью вырезать её код из общей матрицы. Должны остаться только вы и она, всё остальное на этот момент просто перестанет для вас существовать. По сути вы окажетесь в «нигде», и что самое важное в «никогда». Вот именно оттуда из «никогда» и существует возможность влиять на «тогда», «сейчас» и «потом».

- Что мне делать дальше? – спросил я.

- А дальше, если верить прочитанному, вы увидите и сможете влиять на весь событийный ряд присущий предмету реставрирования. По сути вы должны видеть все причинно-следственные связи идущие, как к Василисе, так и от неё. Найдите нужную связь и исправьте её.

- И всё? Так просто? Так в чём же тогда сложность? Почему любой оператор не может таким образом влиять на события прошлого оборвав ненужные нити?

- Во-первых, оператор вообще не может видеть этих связей. Это защитный механизм вселенной, иначе в пространственно-временном континууме творился бы настоящий хаос. Во-вторых, просто оборвать нить, ведущую к смерти Василисы – не достаточно. Её необходимо перестроить и срастить вновь, но, Юрий! Предупреждаю вас, не увлекайтесь вмешательством в прошлое. Не пытайтесь вообще исключить Василису из уравнения, иначе вы можете так навредить будущему, что, вернувшись будете сами не рады, если вообще будет куда возвращаться.

- Я понял. Но почему реставраторы в отличии от операторов могут видеть и менять связи реальности, если это опасно и вселенная позаботилась о защите?

- Не знаю, Юрий, может это сбой в системе безопасности творца, а может специальная возможность, чтобы подстегнуть эволюцию. В любом случае, реставраторов за всю историю были единицы, и подлецов с негодяями среди них не встречалось, поэтому я склоняюсь ко мнению, что всё же это не случайность.

- Тогда начнём?

- Приступим, для того, чтобы вам было проще выделить и изолировать от реальности код Василисы, рекомендую вам установить с ней физический контакт.

Я нажал кнопку, и крышка саркофага отъехав в сторону, явила мне Василису, окутанную клубами испаряющегося хладагента. Когда пар рассеялся, я стараясь не смотреть на Василису, во избежание ненужных мне сейчас эмоций, взял Василису за руку, которая была холодной и мёртвой. Не в силах сдержаться, я взглянул на Василису, и тут же резкий прорыв эмоций, едва не вырвал меня из эмоционального равновесия, необходимого для входа в состояние немысли. Внезапно, я почувствовал прикосновение к голове ладони, которая прогнав через моё сознание морозный ментальный ветер, буквально вымела все эмоции оставив после себя только деловую сосредоточенность. Я посмотрел на Владимира.

- Я позволил себе вмешаться, иначе эмоции овладели бы вами, а мститель нам сейчас ни к чему.

Я благодарно кивнул, и держа в своих руках руку Василисы, сосредоточился на вхождении в состояние самадхи. Именно так в буддистских и индуистских медитативных практиках, называлось то состояние, которые русские операторы называли «немысль». Мир преобразился. Цветные картинки, сменились на текущую, постоянно изменяющуюся вязь узоров, которые складываясь в сложные схемы, являли собой саму реальность. Всё это было «сейчас», но как увидеть те схемы, которые уже были в прошлом? Переместив ментальный взор в сторону Василисы, я начал всматриваться в структуру её кода. Всё, что осталось вне этой структуры, потеряло для меня важность, осталось на периферии и постепенно сужаясь к точке концентрации взгляда, начало угасать, пока не остались только мы, я смотрящий, и она, объект моего внимания. Схема Василисы была статична. Ничего не текло и не менялось, всё застыло в жутком преддверии упрощения. Не знаю откуда, но я опять точно знал, что дальше схема будет упрощаться и терять сложные связи до тех пор, пока не останется линия, которая в свою очередь сомкнувшись в точку, угаснет. Именно так отмирает реальность. Однако весь накопленный опыт, в виде заархивированного пакета информации отправляется куда-то в глубь матрицы реальности, где анализируется и детально разбирается. Затем ментальная сущность, считай чистый код без связей и привязок опять отправляется в реальность, за новой порцией опыта, и так по кругу. Иногда случается, что сущность вместо того, чтобы сдавать накопленный опыт в архив, накапливает его сама, и преумножая знания с каждым циклом реинкарнации, растёт пока не достигает состояния, при котором качественные знания превышают порог существования на данном плане бытия, и тогда эта сущность переходит на следующий уровень, а мы приравниваем её к богам. Именно так и случилось со мной. Богом я конечно не стал, но сущность некогда живущего реставратора реальности Гермеса Трисмегиста, переродилась не будучи очищенной. Она не была во мне, как я думал раньше, она и была мной, до поры никак себя не проявляя. В принципе, теперь у меня был только один путь. По окончанию моего физического существования, произойдёт слияние моего опыта и опыта накопленного моей сущностью в предыдущих жизнях. Потеряю ли я себя, как личность, или являясь одним целым с другими личностями буду и впредь осознавать себя, как сейчас? Я не знаю, но это будет ещё не скоро, тем более, что срок физического существования носителя моей сущности – моего тела, очень и очень сильно отличается от отведённого срока для других, даже для операторов. Сейчас же, мне нужно сосредоточиться и понять, что делать дальше? Вдруг я заметил, некоторое движение у ног Василисы, присмотревшись, я скачком увеличил заинтересовавший меня объект. От её ног, куда-то вдаль, тянулись тусклые нити кода, которые истончались тем сильнее, чем дальше уходили. Вот оно! – понял я, это и есть те самые связи, ведущие в прошлое, вот с ними мне и предстоит работать! Причём, я точно знал, что чем дольше времени проходит с момента смерти тела, тем тоньше эти нити становятся постепенно укорачиваясь, пока полностью не истают у ног. Со стороны головы Василисы, там, где по идее должны были уходить нити, ведущие в инвариантное будущее, варианты которого не предрешены ни у кого и зависят от текущих решений, нити отсутствовали вовсе, что было логично. Я взял нити исходящие в прошлое и безошибочно нашёл нужный мне участок кода, когда Василиса, ещё живая сидела в кресле, а я вёл переговоры со Склеком. Как же велик был соблазн, полностью вырезать её из кода события, но я прекрасно понимал, что Владимир прав, это могло обрушить на реальность такое количество парадоксов, что «сервер» попросту бы завис. Информация о том, что и как нужно делать, как всегда пришла из глубин моего подсознания именно в тот момент, когда в ней появилась необходимость. Оставив всё, как есть, включая мою реакцию на смерть Василисы, иначе никак было нельзя, я переставил местами несколько параметров кода, и вместо того, чтобы убить Василису, Склек в качестве живого щита, взял её в заложники на свой корабль, ну а дальше всё развивалось по тому же сценарию. Причём для всех, смерть Василисы, как и то, что я её «вернул», так и останется свершившимся фактом, для всех, кроме неё самой. Закончив, я осмотрелся, нас окружало то самое «ничто», о котором говорил Владимир. Причём, это была не темнота в привычном представлении разума о том, чего нет. Ничто – было тем, о чём невозможно думать, что невозможно осознавать и где невозможно находиться, поэтому я чувствовал, как растворяюсь здесь. Нужно было выбираться самому, и вытаскивать отсюда Василису, иначе я рисковал попросту исчезнуть из бытия. В чём дело, почему код Василисы по-прежнему статичен? По идее, всё должно было прийти в движение, а в реале, она должна была «проснуться», но этого не происходило. Чего я не учёл? Уже физически я ощущал, как небытие засасывало меня, пытаясь растворить в себе и переварить. Мысли всё труднее выстраивались в осознанный ряд, я начал плыть, а моё поле зрение сужаться. «Не справился» - подумал я, угасая, и в этот момент, как будто получив пинка, выплеснул из себя поток кода, на схему Василисы, после чего та, тут же пришла в движение, а я так и не поняв, что произошло окончательно провалился во тьму.

- Он проснулся! Владимир, он пришёл в себя! – трясла меня за плечи Василиса. – Блин, как ты меня напугал, уснул так, что я думала, что ты умер!

- Погоди, не тряси меня, или я точно умру – сказал я, - иди-ка сюда.

Я подтянул к себе Василису, и обнял её так, словно от этого объятия зависела жизнь нас обоих. Я не собирался её отпускать, и не отпустил бы, но хитрюга, извернувшись, каким-то образом выскользнула и накинулась на меня.

- Пока Владимир меня спасал из плена, ты значит тут дрых, а теперь обниматься лезешь?

Я удивлённо приподнял бровь и посмотрел на Владимира. Тот покачал в ответ головой и поднёс палец к губам.

- Прости Василиса, я сам не знаю, как так получилось, ничего не помню, видимо сильно мне досталось у змей в гнезде. А ты сама, что ты сама помнишь?

- Помню, как сидела привязанная к стулу, ты с этим уродцем выяснял, кто круче, а потом раз и темнота. А проснулась я вот в этой капсуле. Владимир говорит, это криокамера и меня просто в ней держали усыпив.

- Не усыпив, а сведя жизнедеятельность организма к нулю. – поправил Владимир.

- Ой, да какая разница, главное я тут и ужасно голодная. Можете наколдовать мне еды?

Мы с Владимиром обменялись взглядами и расхохотались. Я катался по полу и держась за живот смеялся от всей души. Нервы, расшатанные за время моего похода, наконец то нашли себе отдушину, а эмоции нашли выход в смехе. Это невообразимо, я её с того света вернул, а она - «наколдуйте мне еды», - подумал я и вновь разразился новым приступом смеха.

- Мда, - заключила Василиса, - я конечно знала, что вы не от мира сего, а вы похоже совсем ненормальные, что смешного я сказала?

- Ничего, прости нас, конечно сейчас поедим, заказывай всё, что пожелаешь, - сказал я, еле прерывая смех, и тут же пожалел о последней фразе, увидев, как заблестели глаза у голодной Василисы. Как бы моих сил реставратора реальности с трудом хватило, ведь сейчас закажет так закажет.

Продолжение следует...

Начало тут. Рекомендую подписаться на обновления рассказа, рассказ уже написан и будет быстро обновляться. Несмотря на несколько затянутое вступление, экшена будет не мало, будет интересно.

Друзья! Дзен работает на подписках. Подписывайтесь на канал, ставьте лайки и делитесь статьями с друзьями в соцсетях. Все это поможет мне развиваться и писать самые интересные материалы для вас!