Я отказалась стать продавщицей в ларьке и сестра теперь со мной не общается

21 February

Есть у меня двоюродная сестра Тома, с которой мы ровесницы и буквально вместе росли. Я всегда думала, что дружба наша самая настоящая и крепче уже не бывает. Но оказалось, что человеческая зависть - страшная вещь.

Все началось с небольшого разговора ни о чем по телефону. Я тогда переживала из-за новых кадровых перестановок на работе и поделилась с ней своими волнениями. Работаю я бухгалтером в большой организации, имею высшее образование и часто прохожу всякие курсы повышения, у начальства на хорошем счету. Но волноваться действительно было чему.

А Тома работает в небольшом ларьке с прессой. За спиной у нее только 11 классов школы. Всю свою взрослую жизнь металась между магазинами. То там чуть поработает, то там. Я никогда особо не обращала на это внимания, для меня это было не важно. Когда-то даже подталкивала ее, чтобы пошла учиться и получила профессию какую-нибудь, но без результата.

Картинка из интернета. Примерно так проходит жизнь моей двоюродной сестры
Картинка из интернета. Примерно так проходит жизнь моей двоюродной сестры

Так вот, начала ей рассказывать о трудностях на работе, а она мне выдает:

- Ничего страшного, если выгонят, то пойдёшь со мной работать. У меня как раз сменщица уволилась.

Я без всякой лишней мысли возьми и ляпни:

- Конечно, ведь именно для этого я столько лет училась и переучивалась, чтобы в ларёк пойти газеты продавать.

Томкин голос тут же изменился, она брякнула что-то не понятное в трубку, потом сказала, что ей пора газеты продавать и отключилась.

Я поняла, что она обиделась и даже сначала запереживала, хотела позвонить извиниться, я же не со зла. А потом задумалась.

Всю жизнь Тома подшучивала надо мной, что я вся в учебе, в работе и в делах. Такая деловая, что и отдохнуть нормально некогда. Ведь я не сразу стала хорошим специалистом с высокой зарплатой. Зато она могла смену отработать и гулять всю ночь напролёт. Могла не беспокоиться ни о чем, могла выглядеть как угодно и говорить что угодно. Поругаться с покупателем для нее плевое дело.

Никогда она не хотела быть похожей на меня и меня это не обижало. А вот теперь ей почему-то стало обидно, что я не хочу быть похожей на нее. Я конечно понимаю, что любой труд ценен. Но у каждого всегда есть выбор и работать в ларьке я не выберу н когда! Это моя позиция. С тех пор Тома мне не звонит, а при встречи здоровается через зубы. Короче, общение введено к нулю. А на работе у меня все наладилось.