Декабрьские вечера Святослава Рихтера. Прогулки с Томасом Гейнсборо: Роберт Холлингворт

18 October 2019

Роберт Холлингворт (Великобритания) – основатель вокального ансамбля I Fagiolini, новатор в области составления и подачи музыкальных программ, куратор ярких и необычных проектов на стыке музыки, театра и изобразительного искусства. С дирижером, который впервые вместе с I Fagiolini выступит в Москве на фестивале "Декабрьские вечера Святослава Рихтера", поговорила Екатерина Антоненко – художественный руководитель вокального ансамбля Intrada. Совместно с Робертом Холлингвортом Intrada и оркестр Pratum Integrum представят на фестивале концертное исполнение оперы Джона Блоу "Венера и Адонис" (российская премьера).

Роберт Холлингворт
Роберт Холлингворт

— Роберт, я читала, что в детстве Вы пели в хоре Херефордского кафедрального собора, который очень тесно связан с хоровой культурой Великобритании, поскольку старейший хоровой фестиваль в стране был основан еще в начале XVIII века именно хорами Херефорда, Глостера и Вустера (Речь идет о ежегодном «Фестивале трех хоров», чье 300-летие отмечалось в 2015 году. — Прим. ред.). Что лично Вам дало пение в этом хоре, чему Вы там научились и ощущали ли Вы эту связь времен и влияние исторической традиции?

В то время пение в хоре для многих английских мальчиков (а теперь и девочек) было самым обычным занятием. У нас было по две репетиции в день шесть дней в неделю и мы участвовали в восьми церковных службах – при этом на каждой исполнялся разный репертуар. При такой нагрузке к 14 годам, когда уже нужно покидать хор, ты ощущал себя состоявшимися профессионалом. Тем, что Англия до сих пор имеет большой вес в хоровом мире, она, несомненно, обязана своей многовековой традиции обучения – упорной тренировке в очень юном возрасте.

Но тогда мне это казалось совершенно естественным, я не слишком задумывался о вопросах исторической преемственности, просто пел. Что было важным – это ощущение общности, то, что мы вместе, одной командой, делаем одно общее дело – и результат действительно зависит от того, как все выложились в этот день. Это не как в спорте, где ты обязан победить, а если проиграешь – чувствуешь себя виноватым. Так что на мой взгляд это абсолютно позитивный и очень полезный опыт. А тот самый «Фестиваль трех хоров», о котором Вы говорили, играл в нашей жизни важную роль, поскольку мы тоже пели в большом общем хоре с профессиональным оркестром, и это потихоньку открывало мне большой мир – причем, задолго до интернета! И, наконец, именно пение в хоре привело меня позднее в вокальный ансамбль – собственно то, что я люблю больше всего.

— Безусловно, было бы очень интересно узнать, как родилась идея создания ансамбля I Fagiolini. Почему Вы и Ваши коллеги решили сфокусироваться именно на ренессансном репертуаре и английской хоровой музыке XX–XXI веков?

Помню, я очень любил вокальную группу The Kings Singers – смотрел их выступления по телевизору и даже однажды сходил на концерт. Вот так в 16 лет, еще в школе, я создал свой первый вокальный квартет – мы пели все, что можно было спеть таким составом, включая комические песенки. Мне нравилась свобода выражения, которая есть у солиста в таком небольшом ансамбле, но при этом и невероятная музыкальная дисциплина, подчиняющая себе все – от общего строя до эмоций. Эпоха Возрождения оказалась идеальным источником для музыки такого рода – безграничный репертуар! К тому же, позволяющий петь благородно звучащую музыку с весьма фривольным текстом на иностранном языке, что меня, шестнадцатилетнего, особенного радовало во время школьных концертов, когда публика понятия не имела, о чем мы, собственно, поем. Поэтому я так полюбил петь на иностранных языках, особенно на французском (моя жена – француженка). На первом курсе университета я основал I Fagiolini – группу из восьми голосов, что позволяет исполнять гораздо более разнообразный репертуар. Это было 33 года назад, и это то, чем я занимаюсь до сих пор.

I Fagiolini
I Fagiolini

— "Декабрьские вечера" этого года созвучны зимней выставке в Пушкинском музее, посвященной Томасу Гейнсборо. Концерт, с которым группа I Fagiolini выступит на фестивале 8 декабря, называется "Времена года". Какова идея программы и что ее связывает с Томасом Гейнсборо и английскими пейзажами?

Должен сказать, что к тому моменту, когда мы получили приглашение участвовать в фестивале «Декабрьские вечера», меня уже занимала идея музыкальной программы, связанной с временами года и природой. Я не старался специально использовать музыку эпохи Гейнсборо, тем более что это не так просто – XVIII век не слишком щедр на репертуар для акапельной группы. Но любовь Гейнсборо к природе вдохновила меня на создание музыкальных зарисовок четырех времен года в хоровой музыке, которые подошли бы к некоторым его пейзажам. В итоге, у нас замечательным образом соединяется «весна, юность года» Монтеверди, удивительный рассказ Жьяша де Верта об Иисусе, успокаивающем бурю на Галилейском море, классика XIX века и сочинение современного английского композитора Эда Хьюза об арктической зиме.

— Если не ошибаюсь, это Ваш первый приезд в Россию. Как Вы себе представляете встречу с Москвой и чего ожидаете от сотрудничества с русскими музыкантами во время исполнения оперы Джона Блоу?

Совершенно верно, это наш первый визит в Россию. О работах Вашего ансамбля Intrada я, конечно, уже наслышан благодаря нашему знакомству по Университету Йорка в Великобритании, где я преподаю. Я очень рад предстоящему сотрудничеству с оркестром Pratum Integrum – на меня большое впечатление произвели их записи, особенно альбом «Ballets sans paroles» с сочинениями французского композитора XVIII века Жана-Фери Ребеля. Что касается ожиданий – у меня нет никаких конкретных представлений о России, только увлекательные рассказы знакомых и горячая любовь моей жены к русской литературе и звучанию русского языка.

XXXIX Международный музыкальный фестиваль «Декабрьские вечера Святослава Рихтера. Прогулки с Томасом Гейнсборо» является одним из центральных событий Года музыки Великобритании и России, проводимого Посольством Великобритании в Москве при поддержке Британского Совета.

Перевод с английского: Евгения Лианская