Основатель HeadHunter: у биткоина нет будущего, а Павла Дурова ждут проблемы

Предприниматель Михаил Фролкин создал и продал компанию HeadHunter. Теперь он живет во Вьетнаме и делит время между кайтсерфингом и инвестициями в местный интернет. Перед публичным размещением Headhunter на NASDAQ Лиза Осетинская встретилась с Михаилом Фролкиным и поговорила о том, как ему удалось превратить HeadHunter в лидера рынка, стать ведущим игроком вьетнамского интернета, почему у биткоина нет будущего и что ждет в ближайшем будущем Павла Дурова.

Это отрывок интервью, целиком его можно прочитать на сайте The Bell.

– Мне рассказывали, что вы в какой-то момент увлеклись биткоином. В том смысле, что хотели разобраться глубоко с технологией.

– Я ходил на курсы. Учебный курс, потом надо задания напрограммировать.  Я с сыном – он и программировал. Поучились, поучились – я действительно инвестировал немножко денег в биткоины.  Продал и очень радовался. Пошел, поучился, а заодно и денег заработал.

– А вы можете за 10-15 минут доступным языком рассказать людям, что вы узнали про биткоины? Например, три самых ярких вещи про биткоин, которые мне нужно знать, решая вопрос, инвестировать или нет.

– Если вы этот вопрос даете решать, то я вам так скажу – не инвестируйте, потому что сейчас появилось больше тысячи альтернативных криптовалют. И непонятно, какая она будет – крипта будущего, но скорей не биткоин.

А различия довольно принципиальны?

– Есть и принципиальные, в том числе. Потом есть правовое поле.  Что-то разрешено, что-то не разрешено, и в разных юрисдикциях.

Я был на техническом курсе. Как технически он устроен, как его запрограммировать, то есть, прослушав этот курс, можно сесть и написать еще одну криптовалюту. Их уже написано тысяча пятьсот.

Вся эта история – давайте купим криптовалюту с инвестиционной целью  — она никакая. Криптовалюта может подорожать, потому что ею стали пользоваться не с инвестиционной целью, а с обычной целью. Поэтому эта какая-то чисто спекулятивная история – бессмысленная.

Там есть свои тонкости. Биткоин не очень анонимый. Его можно вычислить.  Он якобы анонимный, но не очень. Есть более анонимные, три штуки – Monero, Zcash, блокчейн зашифрован, нельзя из анализа блокчейна все достать.  С другой стороны, эти особо анонимные валюты особо не любят власти. Тоже разумно: большая часть реального применения этих криптоденег все-таки криминальная.

– Что вы имеете в виду?

– Ну понятно, что в основном это торговля наркотиками, оружием… Биткоин долго-долго потихонечку дорожал. Не потому, что куча людей инвестировали, спекулятивная история там с прошлого года началась, а потому что больше и больше людей использовало.  К сожалению, правда – основное использование – нехорошее.

Вы первый человек из моих знакомых, кто откровенно говорит, что анонимность – это возможность спрятать нехорошее.

– Тут другой вопрос. Люди, наверное, имеют право прятать какие-то свои нехорошие дела. И никому мы не обязаны, и любимому государству не обязаны идти и доложить на себя.  Не можем мы все быть хорошими всегда. Все мы люди.

Реальное применение криптовалют – в нерегулируемости криптовалют и есть вся прелесть.

Будьте в курсе новостей, которые влияют на ваш кошелек, - подпишитсь на рассылку The Bell

А биткоин кому подливает информацию?

– Биткоин никому ничего не сливает. Но все транзакции, которые случились с биткоином, записаны.  На всех компьютерах, которые подключены к этому биткоину.

– Значит, теоретически, если получить доступ…

– Известно, сколько биткоинов у Сатоси Накамото (псевдоним человека или группы людей, разработавших протокол криптовалюты биткойн. — The Bell). Известно, с точностью до одно сатоши. Любой кошелек – можно посмотреть, сколько там денег. Транзакции прозрачны, остаются навсегда, их может проанализировать всегда кто угодно. Другое дело – связать номер кошелька с конкретным человеком, но на это есть техники и почти всегда удается.  Если кто-то живет активной биткоин-жизнью, его всегда можно вычислить и сказать – ты делал это, это и это.

А прецеденты есть? Про кого-то стало уже известно?

– Уверен, что да. Есть целые аналитические, можно сказать, институты. Ловили же Silk Road. И продавали кучу биткоинов, национализировали и продавали маршалы США,

Что вы думаете про саму технологию блокчейн? 

– Может, за ней что-то и есть.  Технология – цепь блоков. Как-то они криптографически подтверждаются. Ожидают, что они валидны.  Сама технология очень проста. Наверное, она еще не раз будет применена.

– Про одну очень известную раскрученную компанию, которая сейчас делает ICO. Если бы у вас была возможность вложить криптовалюту Telegram, вы бы вложили?

– Нет. Наверное, нет уже. Может, у них и получится, не хочу критиковать… тьфу-тьфу-тьфу, мне хочется, чтобы у Дурова все получилось… но пока мне кажется, что подняли почти ярд баксов, чтобы сделать что? Еще одну криптовалюту? Внутри Telegram? Знаете, очень хорошо, когда ты под радарами и тебя никто не трогает. Telegram уже слабо быть под радарами. Когда они начнут делать вот это, им будет очень трудно. Это может и не очень хорошо кончиться.

– Вы Дурову самому симпатизируете?

– Да, конечно. Он очень симпатичен.

А чем?

– Ну я тоже хиппи и всю жизнь был против государства. Я не желаю ему зла, но мое дело – минимум взаимодействия с государством. Уплатил налоги – и спи спокойно. Да еще лучше, чтоб они не знали, сколько я должен налогов. Не люблю государство, не люблю с ним взаимодействовать. Вот в этом мы с ним похожи. Он тоже за простого частного человека, против того, чтобы какие-то люди знали про нас то, что мы не хотим, чтобы они знали.

Целиком интервью можно посмотреть на сайте The Bell.

Этот материал - часть ежедневно рассылки The Bell. Подписаться на рассылку можно у нас на сайте. Чтобы читать самые интересные материалы из рассылки,подписывайтесь на наш канал в "Яндекс.Дзене".Кстати, читать The Bell в почте не только удобно, но и выгодно: вступайте в BELLClub иполучайте подарки и скидки от наших партнеров, а также возможность встретиться с ведущими бизнесменами.