Как самый находчивый викинг стал королём

Драккары покачивались на волнах, то и дело натягивая швартовочный канат, как нетерпеливый конь порою дёргает и грызёт удила, прося отпустить его в стремительный бег. Холодное море искрилось бликами зари. Туман отступал к холмам, с первыми лучами солнца в гавань славного города Обан стали стекаться их жители, немногословные гэльские горцы, предки нынешних шотландцев. Они спешили присоединиться к кутающимся в плащи горожанам, ещё затемно собравшимся у пристани поглазеть на предстоящее действо. Взоры и мысли в то летнее утро были устремлены к наследникам владетеля этих мест, славного воителя и мудрого хранителя Сомерледа.

Оба они в нетерпении томились на палубах своих кораблей, прохаживаясь меж палубными скамьями, бросая друг на друга короткие взгляды и ожидая сигнала к началу состязания. Рассвет вступал в свои права, и наступал черёд одному из двух претендентов заявить о своих.

Эта идея пришла в убелённую сединами голову короля Сомерледа минувшей осенью. Стареющий лидер должен был определиться с преемником, но выбор был непрост. Оба его старших сына были похожи на своего отца, такие же амбициозные, бескомпромиссные и готовые пойти до конца в борьбе за трон. Они родились в один год, у них за плечами уже были дальние походы и жаркие сечи. Оба страстно жаждали славы и власти. Дугал был решителен, дерзок и могуч, а Раналд- хладнокровен, рассудителен и дальновиден. Пока монарх колебался, молодые люди открыто проявляли взаимную враждебность, собирая дружины, склоняя на свою сторону жителей столицы феода и старейшин местных кланов, крепя военную мощь своих флотилий.

Дело могло кончиться сражением прямо посреди пиршественной залы королевской резиденции или на городских улицах, и старый правитель понял, что откладывать оглашение имени наследника больше нельзя. Но открыто поддержать одного из сыновей было равносильно собственноручному расколу королевства. И тогда советники правителя вспомнили о древнем обычае викингов...

На площади Обана в присутствии благородных мужей, имеющих право носить меч, оглашалось: наследует тот, кто раньше достигнет острова, расположенного у входа в бухту, и достанет рукою берега. Соревнование назначили на дни летних праздников. Его величество был из той «старой гвардии» кельтских аристократов, что держались языческих традиций праотцов.

Следующие недели соперники провели в море, неустанно упражняясь в гребле. Вскоре очевидно, что у Роналда маловато шансов. В команде соперника - лучшие гребцы западного побережья, его драккар- самый быстроходный. Было от чего впадать в уныние...

И вот-долгожданное утро состязания. Всё громче гудела толпа, делая ставки на победителя, всё выше поднималось над горизонтом солнце, крепчающий ветер всё настойчивее скрипел снастями. И всё сильнее мрачнел Роналд, задумчивый даже более обычного. Затрубили, народ на причале раздался в стороны, показалась ещё фигура монарха. Помедлив лишь мгновение, он дал сигнал к началу.

В ту же секунду десятки вёсел ударили по волнам, суда рванули с места, и, всё сильнее набирая ход, пошли к выходу из порта. Толпа взревела, подбадривая и без того надрывающихся от натуги гребцов, мышцы которых буквально трещали от напряжения, заставляя гнуться крепкое деревянное веретено. Брызги воды, крики чаек, стук крови в ушах...

Дугал побеждал. Его экипаж сразу захватил лидерство и на середине дистанции создал отрыв на целый корпус.

Принц стоял на носу, держась за резную фигуру разевающего пасть дракона, и не отрываясь смотрел на стремительно приближающуюся береговую полосу. Оставалось пройти меньше мили. Радость близкой победы опьяняла, из груди рвался грозный боевой клич!

Тем временем его родич решился на отчаянный ход. Стиснув борт левой рукой, другой он ожесточённо жестикулировал, указывая остолбеневшему от немыслимого приказа хускарлу на своё запястье. А когда воин наконец опомнился от шока и осознал значение слов своего капитана -мелькнул боевой топор...

Драккар яростного принца с размаху врезался в песчаную отмель. Не теряя и мига, престолонаследник оттолкнулся от деревянного дракона и спрыгнул на твёрдую землю. Он выиграл бешеный заплыв, главную гонку всей жизни! Но при этом он безнадёжно опоздал. За пару ударов сердца до того, как его ладонь коснулась земли, на прибрежный песок упала отсечённая хускарловым топором и изо всех сил брошенная на берег левая кисть Роналда, навсегда закрепляя за ним и его потомками королевский престол...

Этой легенде по меньшей мере восемь столетий. Обрастая небылицами, искажениями и преувеличениями, она тем не менее позволяет ощутить атмосферу той исторической эпохи.
Воинственные норманны и отважные гэльские горцы вместе созидали уникальную культуру северо- запада Туманного Альбиона. Эру расцвета загадочного Королевства Островов.

Понравилась история? Тогда подписывайтесь и ставьте "палец вверх".

Спасибо за просмотр!