53.- Мой первый компьютер.

В воспоминаниях о моей трудовой деятельности на заводе нет-нет, да и мелькают слова, которые могут вызвать недоумение: "машинный зал", "начальник машины", "оператор"…. Все это имеет отношение к моему первому компьютеру. Собственно, это чуждое советскому человеку иностранное слово мы тогда не использовали, а с гордостью говорили: "Электронная вычислительная машина". Попытаюсь вкратце рассказать, что из себя эта ЭВМ представляла.

53.- Мой первый компьютер.

ЭВМ "Минск-32" в начале 70-х годов была лучшей среди массово выпускавшихся. И по производительности и по объему оперативной памяти. Вся основная электроника находилась в больших шкафах размером 1128*600*1720 мм. Из них один шкаф занимало арифметическое устройство, второй – устройство обмена и третий – стойка оперативной памяти. Еще один такой шкаф занимали блоки питания. Эти шкафы были соединены кабелями друг с другом. Кроме того к устройству обмена при помощи кабелей подключались периферийные устройства: пульт инженера, пульт оператора с пишущей машинкой "Консул-254", устройство управления накопителями на магнитной ленте, устройства ввода информации с перфокарт и перфоленты, устройства вывода информации на перфоленту и перфокарты, и самое главное устройство вывода информации – алфавитно-цифровое печатающее устройство (АЦПУ).

53.- Мой первый компьютер.

Чтобы кабели не путались под ногами, монтировался фальшпол из металлических плит на высоте до 200 мм от основного пола. В некоторых плитах делались отверстия для прохождения кабелей. Именно на фальшпол и устанавливалось все оборудование ЭВМ, для размещения которого требовалось помещение площадью не менее 90 квадратных метров. И именно это помещение с фальшполом и оборудованием ЭВМ называлось машзалом.
Понятно, что такой монстр не мог обходиться без обслуживающего персонала. Техническую поддержку осуществляли инженеры-электроники и электромеханики. Главным в этой команде был начальник машины. Связь ЭВМ с остальным миром обеспечивали операторы, которые при помощи пишущей машинки пульта оператора передавали бездушной машине задания. Эти же операторы контролировали успешность выполнения заданий и выдавали результаты в виде распечаток с АЦПУ заказчикам. Если возникали конфликты между электроникой, стандартным программным обеспечением, или пользовательскими программами, то требовался еще и человек, который отлично разбирается и в электронике и в программировании, и в стандартном программном обеспечении – системный программист. Таким человеком в нашем отделе АСУП был я.
Наш отдел был соразработчиком программ для нашей АСУП, поэтому у нас еще были и свои программисты. Было еще бюро подготовки данных – операторы, которые переносили данные с документов на машинные носители (перфокарты, перфоленту или магнитную ленту) и группа, которая отвечала за информационную поддержку – у нас эта группа почему-то называлась экономистами.
Если вы думаете, что этот монстр "Минск-32" обладал огромной памятью и быстродействием, то ошибаетесь. У нашей машины было чуть больше 75 килобайт оперативной памяти. Для сравнения – старенький сотовый телефон Siemens S45 имел 360 килобайт оперативной памяти. Не мог этот монстр похвастаться и высоким быстродействием – всего около 65 тысяч операций в секунду. Но для 70-х годов 20-го века это были очень высокие показатели. И все-таки, чтобы обеспечить решение всех задач АСУП нашей машине приходилось работать 24 часа в сутки, а порой и 7 дней в неделю.
Еще я забыл сказать об энергопотреблении – наша машина потребляла 15 киловатт электроэнергии. И вся эта энергия в конечном результате превращалась в тепло. Вы можете себе представить киловаттный обогреватель на каждые 6 квадратных метров площади? Никакая зима не страшна! А если летом? Кондиционеры были, но они плохо справлялись, поэтому наши операторы под белые халатики не надевали ничего, кроме трусиков. Но это уже совсем другая история….