Выживших выстроили и стали читать по спискам, кто остался в живых. Постоянно звучали слова: «нет», «нет» ...

30.12.2017

В ночь на 30 декабря 1941 года фашисты ушли из Керчи из-за успешной десантной операции по освобождению Феодосии. На этом клочке побережья полегло очень много наших. После отступления фашистов наши пробились на Камыш-Бурунскую косу. Там в небольших свинюшниках люди отогревались кострами.

Там со всем был комиссар Калинин, который впоследствии станет посмертно Героем Советского Союза. Он вызвал людей пойти с ним в разведку. С ним собралось всего 15 моряков и 3 солдата. Они обошли весь Камыш-Бурун, но ниодного немца так и не нашли. Дальше они пошли к крепости с расчётом на то, что противник прячется там. Но и там никого не оказалось. И отряд двинулся к Керчи. Там они увидели свет в городском музее, но на вопрос о немцах там погасили свет и сказали, что ничего не знают. Люли были очень напуганы. В 6 утра комиссар Калинин построил свой отряд возле штаба военно-морского флота и поздравил с освобождением города.

Отряд Калинина двинулся преследовать врага по трассе. там они догнали обоз с немцами и расстреляли их. Дальше двинулись до пристани в Чёрном море. Но в итоге немцев они больше так и не встретили и вернулись к штабу военно-морского флота. Войдя в штаб, они увидели, что немцы готовились к встрече Нового года. На столах стояла еда и десятилитровые бутыли с ямайским ромом. они конечно же накинулись на эту еду, т.к. были очень голодные, не задумываясь. что еда может быть отравлена. Кстати, позже фашисты стали травить еду.

Нас, флотский полуэкипаж, оставили на охрану города, я еще несколько дней пролежал в госпитале с обморожением. В моей палате находилось много раненных моряков 83-й отдельной бригады морской пехоты. У них была тяжелая высадка, сильный шторм встретил десантников. Но они все-таки высадились и захватили немецкую батарею. 30-го декабря эти ребята также в Керчь зашли. После выздоровления я и Николай, мой друг, вернулись во флотский полуэкипаж, наших здесь много повыбило. Когда штаб Керченской военно-морской базы переехал в освобожденный город, всех выживших выстроили и стали читать по спискам, кто остался в живых. Постоянно звучали слова: «нет», «нет», «нет», потом кто-то один отзовется.
(Лубенцов Александр Григорьевич, ветеран Великой Отечественной войны)