Шалаш околесицы: что не так с сериалом «Игра на выживание»

230 full reads
292 story viewsUnique page visitors
230 read the story to the endThat's 79% of the total page views
1 minute — average reading time

Телеграм-канал «Тинтина вечно заносит в склепы»

Выживач в рамках реалити-шоу, который перерастает в якобы трушный сурвайвл

Шалаш околесицы: что не так с сериалом «Игра на выживание»

Посмотрел зачем-то первые две серии «Игры на выживание» Карена Оганесяна. Пока ощущение, что это анти-«Чики», хотя сравнение из натянутых и шуточных («Чик» снял, напомню, Эдуард Оганесян). На однофамильцах параллели не заканчиваются, но чисто формальные.

«Игра» — выживач в рамках реалити-шоу, который перерастает в якобы трушный сурвайвл; в «Чиках» сурвайвл вполне бытовой, стихийный, наждачка «каждый день». «Чики» палят солнцем юга; «Игра» грозит южному централу, попивая воду из ручья где-то в Сибири. Оба сериала немного в жанре «еду по России, не доеду до конца», но «Чики» пытаются подладить телевизионную линзу под Кабардино-Балкарию и отечественную эклектику шиномонтажек и сжатых от душевности кулаков, а «Игра» заливает первозданную природу дежурными ракурсами, которые не работают ни как стилизация под реалити-выхолощенность, ни как жанровый видеоряд (что неудивительно: реалити-шоу показывают места, где мы не будем никогда; хоррор — места, где мы бы не хотели быть, которые только и ждут, чтобы потянуться елями к расслабленным городским задницам).

Шалаш околесицы: что не так с сериалом «Игра на выживание»

При этом номинально сюжет интригует, но как сериальный аналог «Что было дальше?»: вроде бы интересно, но все гэги/твисты настолько неказистые, что остается только хейтвочить от жажды увидеть, как этот шалаш околесицы будут концептуально мотивировать («Колл-центр», кстати, почти выехал на своем мета-комментарии). Все 16 персонажей — невыразительные и одновременно штампованные (двое — автокарикатуры Чадова и Бортич); никого не жалко. И еще немного античиковости: героини прописаны слабее героев и показаны мерзее/страннее (ни в одном «Последнем герое» вы не увидите модель, которая едет в надежде, что за нее все сделают мужики, или предпринимательницу, которая будет натупую сталкивать соперника в лужу грязи; хотя и модели, и предпринимательницы там бывали). Жанр «все люди — звери», мне кажется, не позволяет так лениво показывать стадию «люди», чтобы потом радостно сталкивать героев на ступень «звери», даже если это якобы предполагается.

Так перке же весь сыр-бор — не ради же рекордного миллиона евро. Слишком шатаются правила игры (там в начале хотят выгнать двух героинь, а потом — бац! — и не выгоняют, ПОТОМУ ЧТО). Слишком хаотично происходит то, что, видимо, должно происходить (от идиотской сцены изнасилования до абсолютно нелепого эпизода, в котором два голых мужика дерутся посреди таежной избы). Слишком, кажется, всем плевать на жанр, выбранную условность, собранных на полянке героев.

Шалаш околесицы: что не так с сериалом «Игра на выживание»

Судя по каверу на «Широка страна моя родная», который тревожащим шепотом начитывают на титрах, и упоминанию древнейших племен, эха СССР и прочим пока мелким черточкам, сурвайвл здесь — в истории России, точнее — самой почвы, на которую нарастала отечественная цивилизация: от славян с их ритуалами до СССР с ГЭС в труднодоступных местах и паразитического современного шоубиза.

Есть большие сомнения, что «Игре на выживание» удастся как-то поженить все эти временные пласты и необъятную географию участников (от Москвы до Якутии). Если характеры выпилены из трухлявого пня, то почему глобальный нарратив должен отличаться изяществом? Хотя затея, возможно, амбициозная.