Вахит Имамов: «Преподавание татарского в школах таково, что язык умрет через 15 лет»

27 August 2019

26 августа в Верховном суде Татарстана состоится слушание по делу признания экстремистской книгу «Запрятанная история татар» писателя и главного редактора газеты «Мәдәни җомга” Вахита Имамова. Интернет-редакция ТНВ пообщалась с писателем перед судом и узнала, в чем же его обвиняют, как нужно сохранять татарский язык и почему у молодежи угас интерес к истории. Анонс нашего интервью вы можете прочитать здесь

«Историческую книгу осудить невозможно»
- 26 августа состоится судебное заседание по судьбе вашей книги. На ваш взгляд, насколько велик шанс, что «Запрятанная история татар» станет «Запретной историей татар»?
- Сегодня гадать трудно, потому что мне из суда не представили никаких бумаг. Нет ни заявления истца, ни заключения экспертного центра. Также судебное заседание хотят провести в закрытом режиме, что меня уже настораживает. 
Что это? Сталинские времена возвращаются? Как это так, не дав мне никаких бумаг для ознакомления меня хотят судить? Т.е. мне уже не дают возможности защищаться. Я бы хотел подготовиться, потребовать независимой экспертизы. Я не понимаю, какие лингвистические выражения нашли в моей книге и в чем хотят меня обвинить. 
Ведь историческую книгу осудить невозможно. Невозможно переделать историю по требованию суда. Все события, описанные в книге, произошли 300-350 лет назад, а взятие Казани было 470 лет назад. Что было, то было и это нужно принять. Больно тебе или не больно за произошедшие события, ты должен сам извлечь этот урок. 
Я описываю восстание Батырши (названо по прозвищу предводителя татаро-башкирского восстания - Габдуллы Галиева – ред.) 1755 года и обвинение муллы Батырши в призыве создания ханства и его борьбу против попов. Однажды он сказал: «Если вы меня убедите, что ваша религия – христианство, лучше, чем ислам, я соглашусь покреститься». В итоге с ним спорили, к нему в тюрьму приходили лучшие попы Петербурга, но переубедить его так и не смогли, и вырвали ему язык. И как сейчас это хотят преподнести, что я не люблю христианство?
«Историческую книгу осудить невозможно»
- 26 августа состоится судебное заседание по судьбе вашей книги. На ваш взгляд, насколько велик шанс, что «Запрятанная история татар» станет «Запретной историей татар»?
- Сегодня гадать трудно, потому что мне из суда не представили никаких бумаг. Нет ни заявления истца, ни заключения экспертного центра. Также судебное заседание хотят провести в закрытом режиме, что меня уже настораживает.
Что это? Сталинские времена возвращаются? Как это так, не дав мне никаких бумаг для ознакомления меня хотят судить? Т.е. мне уже не дают возможности защищаться. Я бы хотел подготовиться, потребовать независимой экспертизы. Я не понимаю, какие лингвистические выражения нашли в моей книге и в чем хотят меня обвинить.
Ведь историческую книгу осудить невозможно. Невозможно переделать историю по требованию суда. Все события, описанные в книге, произошли 300-350 лет назад, а взятие Казани было 470 лет назад. Что было, то было и это нужно принять. Больно тебе или не больно за произошедшие события, ты должен сам извлечь этот урок.
Я описываю восстание Батырши (названо по прозвищу предводителя татаро-башкирского восстания - Габдуллы Галиева – ред.) 1755 года и обвинение муллы Батырши в призыве создания ханства и его борьбу против попов. Однажды он сказал: «Если вы меня убедите, что ваша религия – христианство, лучше, чем ислам, я соглашусь покреститься». В итоге с ним спорили, к нему в тюрьму приходили лучшие попы Петербурга, но переубедить его так и не смогли, и вырвали ему язык. И как сейчас это хотят преподнести, что я не люблю христианство?

Подробнее читайте здесь