Курчатов: как создавали атомную бомбу СССР

14 March 2018

7 февраля 1960 года скончался академик Игорь Курчатов. Трудно найти человека, который не знал бы, кто такой академик Курчатов. Его энергией и таланом был создан атомный щит нашей Родины. И ещё неизвестно, как повернулась бы история без великого подвига Курчатова. Ни один учёный до него не нёс на своих плечах такой страшный груз ответственности. Прометей уходящего века заплатил за своё открытие самую высокую цену – собственную жизнь…

В конце 1938 года физиков всего мира взволновало сообщение об открытии французским учёным Фредериком Жолио-Кюри реакции деления ядер урана при бомбардировке их нейтронами. Физики заговорили о возможности развития цепной, лавинообразной ядерной реакции, сопровождаемой взрывным выделением невероятного количества энергии. Курчатов сразу почувствовал явную перспективу открытия Жолио-Кюри и начал интенсивно действовать в этом направлении. С середины 1940 года в американских научных журналах перестали появляться статьи об исследованиях ядерных реакций. Это насторожило советских ученых. Стала ясной военная направленность американских атомных исследований. Незадолго до войны академик Н.Н. Семёнов обратился в Наркомат тяжелой промышленности с письмом, в котором прямо писал о необходимости начать работу над созданием атомной бомбы. И она началась бы уже тогда, но разразилась Великая Отечественная война, поставившая перед физиками иные задачи.

Курчатов занялся защитой кораблей от магнитных мин и созданием новой танковой брони. Между тем, сотрудник Игоря Васильевича по Физтеху Георгий Николаевич Флеров, будучи на фронте, настойчиво бил в колокола во всех инстанциях, доказывая необходимость срочно взяться за исследования цепных ядерных реакций. «Нельзя оставлять надежды на успех в осуществлении атомного оружия», - писал он академику А.Ф. Иоффе. Весной 1942 года Флеров обратился к Сталину: «Надо, не теряя времени, делать урановую бомбу».

Разведка доносила, что в США и Германии уже ведутся работы по созданию оружия невиданной разрушительной силы. Тогда, наконец, и у нас дело сдвинулось с мёртвой точки, Рассказывают, что вождь вызвал в Кремль академиков Иоффе, Вернадского, Капицу и Хлопина и спросил: «Реальна ли атомная бомба?» Академики ответили утвердительно. «Кто может у нас руководить этой работой?» Иоффе без колебаний назвал Курчатова. Сталин вызвал Курчатова и объявил, на какое дело его хотят поставить. «Дайте подумать. Слишком ответственное поручение», – якобы ответил Игорь Васильевич. «Что ж, подумайте, – сказал Сталин. – Даю вам на раздумье три дня».

Игорь Васильевич срочно улетел в Казань, к своему старому другу, будущему академику А.П. Александрову. Тот благословил приехавшего на великий труд. И 11 февраля 1943 года вышло постановление о назначении Курчатова научным руководителем урановой проблемы. Тогда же было решено создать в Москве особую сверхсекретную Лабораторию №2, превратившуюся через несколько лет в Институт атомной энергии, носящий ныне имя И.В. Курчатова.

Не все коллеги Игоря Васильевича одобрили его назначение. Одни из-за обыкновенной человеческой зависти, другие – из-за недоверия. Были и такие, которые предрекали неминуемый провал. Но Курчатов меньше всего обращал внимание на предсказания маловеров и с обычной для него сверхэнергией ворвался в новое и архиважное дело.

Курчатов подчинялся непосредственно всесильному главе Госбезопасности и руководителю Атомного проекта Лаврентию Берии. В здании на Лубянке и в Кремле Игорю Васильевичу выделили по кабинету, где он часами читал разведывательные материалы из США.

В сентябре 1944 года И. Курчатов писал Л. Берии:
Я занимался изучением новых, весьма обширных (3000 страниц текста) материалов, касающихся проблемы урана. У них – невиданная по масштабу в истории мировой науки концентрация научных и инженерно-технических сил. У нас же положение дел остается совершенно неудовлетворительным. Зная Вашу исключительно большую занятость, я всё же решил побеспокоить Вас и просить дать указание о такой организации работ, которая соответствовала бы возможностям и значению нашего Великого Государства.

До окончания войны нашим учёным атомную бомбу создать не удалось. А в июле 1945 года на знаменитой Потсдамской конференции американский президент Трумэн, как бы между прочим, сообщил Сталину о взрыве первой атомной бомбы в пустыне штата Нью-Мексико. Всего через несколько дней после конференции атомные бомбы были сброшены на японские города Хиросиму и Нагасаки!

Сталин сразу стал торопить физиков. Конструирование бомбы началось в специальном конструкторском бюро недалеко от города Арзамаса. Проектированием руководил физик Ю.Б. Харитон, но в Кремль обычно вызывали Курчатова. Берия кричал на него и топал ногами. Возвращался Игорь Васильевич домой лишь под утро совершенно разбитый. Наверное, он готовился к самому худшему. Но замены Курчатову не было, и, возможно, это спасло его от репрессий.

И все же 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне в Казахстане первая советская атомная бомба была взорвана! На рассвете взметнулся ввысь гигантский гриб – облако чудовищного взрыва.

Тогда Курчатов бросил лишь одно короткое: «Вышло!»

Потом началась новая эпопея – создание ещё более мощного оружия, термоядерной бомбы. Испытания её прошли 12 августа 1953 года – за несколько месяцев до американских...

Нечеловеческое напряжение подорвало могучее здоровье Курчатова. Платой за многолетнюю работу на износ стали два инфаркта. Врачи выхаживали ученого, и он продолжал работать. Последние годы жизни Курчатов посвятил мирному использованию атомной энергии.

Воскресным утром 7 февраля 1960 года Курчатов приехал в санаторий «Барвиха» навестить Юлия Борисовича Харитона. Игорь Васильевич был в отличном настроении. Он даже немного покружил в вальсе с женой Харитона Марией Николаевной. С восторгом рассказал, как недавно в консерватории с наслаждением слушал реквием Моцарта: «Какая это удивительная, неземная музыка!» Затем решили пройтись по зимнему парку. Вышли. Игорь Васильевич выбрал скамейку, смахнул с неё снег. «Тут и посидим, – предложил он. – Хочу услышать о результатах последних опытов».

Харитон начал рассказывать и не сразу заметил странное молчание. Повернулся к Игорю Васильевичу –неподвижному, застывшему. Не зная, что делать, крикнул: «Курчатову плохо!» На крик сбежались отдыхающие, врачи. Но было уже поздно. Как потом выяснилось, маленький сгусток крови перекрыл сердечную артерию...

Игорь Васильевич Курчатов прожил до обидного мало – 57 лет, не осуществив, наверное, и половины своих идей. Он любил говорить: «Хороша наука физика! Только жизнь коротка...»

Автор Геннадий Черненко

Ещё истории об атомном оружии:
СССР: нужна АТОМНАЯ_БОМБА. СРОЧНО! ДОРОГО!!!
Игорь КУРЧАТОВ – создатель ядерного оружия СССР
ЦАРЬ-БОМБА – "КУЗЬКИНА МАТЬ"!