Пройди и оглянись/ Герат, Афганистан

18.01.2018

Колонна втягивалась всё дальше и дальше в духовскую зону Герата (Афганистан). Город настороженной тишиной встречал шурави. Командир танкового батальона приостановил танк на небольшой площади, которая слегка возвышалась над остальными улицами.

Танк медленно пошел вперед, но, не пройдя и 50 метров, комбат почувствовал, как его швырнуло о броню. Подрыв! Убедившись, что никто серьезно не пострадал, он выпрыгнул из танка осмотреть машину. Почувствовав удар в плечо, недоуменно посмотрел в сторону.

– Ранен, – мелькнуло в голове, и в то же время второй удар в голову бросил комбата на землю. Солнце, жесткое солнце, вдруг разлетелось на множество сверкающих огней…

Сильный удар по машине перешел в дикий, нечеловеческий крик пулеметчика Толмачева. Судя по всему, душманы ударили из гранатомета под башню. Придавленный сорванными пулеметами, Толмачев вскоре замолчал, только по телу изредка пробегала судорога, выталкивая изо рта сгустки крови. Когда друзья освободили его от груза, он затих. Пульс не прощупывался.

Проехав несколько метров, машина вздрогнула, наехав на мину.

– Да сделайте что-нибудь! – крикнул Сангов, зажимая руками оторванную выше колена ногу.

– Всё! Приехали! – механик-водитель зло и длинно выругался отборным матом, - Движки заклинило!

Перевалившись через сиденье, он пополз к Сангову, снимая жгут с приклада.

– Вы что, не можете хорошенько долбануть своей пушкой?

– Можем. Но Андрей где-то там разглядел бачат, боится зацепить, жалко, говорит!

– Жалко? А комбат умирает – не жалко? Я вот уже три индивидуальных пакета накрутил ему на голову, а кровь все не останавливается.

По броне застучали пули, и в то же время танк вздрогнул от выстрела.

– Ниже давай! - крикнул механик-водитель и полез к наводчику. Заработал пулемет.

– Не подпускай близко! – крикнул Субботин. – Могут садануть из гранатомета!

Но духи неожиданно отошли. Наступила тишина.

Наводчик, наблюдая через прицел, увидел, как из-за поворота появились боевые машины разведчиков.

– Наши! – закричал он и неожиданно расплакался, как маленький ребенок.

Полк, потеряв десятки убитых и сотни раненых, бросая горевшие машины, отстреливаясь и обливаясь кровью, откатывались назад. Герат по-прежнему оставался городом, который контролировал главарь самой крупной группировки Туран Исмаил.

Александр Калинин "Пройди и оглянись или Афганский дневник сапёра" (отрывок из романа). vk.com/todaystory