дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Узницы Шлиссельбургской крепости: жизнь в каменном мешке

2 February 2019

Что выбрать - 20 лет в холодном каменном мешке или быструю смерть, особенно если тебе нет тридцати и ты женщина?

Узников Шлиссельбургской крепости, страшного места заключения для политических преступников, об этом не спрашивали.

Каждого ждала своя судьба. Зинаида Коноплянникова провела там 56 часов и была казнена, Софья Гинзбург - 37 дней и покончила с собой, а Вере Фигнер и Людмиле Волкенштейн суждено было прожить в мрачных стенах Шлиссельбурга 20 и 13 лет.

На смерть как на праздник

27-летняя Зинаида Коноплянникова, член партии эсеров, недавно застрелившая генерал-мйора Герогия Мина, была привезена в Шлиссельбург рано утром 29 августа и через 56 часов повешена, став первой в России женщиной в 20 веке, казненной таким образом.

По словам очевидца молодая женщина "До последней минуты держала себя с полным самообладанием, последней своей воли не объявила, от напутствия священника отказалась. Выслушав приговор, она отстегнула от платья белый крахмальный воротничок, обнажила шею и дала связать себе руки. Палач быстро управился с нею".

Тот же очевидец рассказывал, что у него осталось ощущение, что она шла "на смерть так, как идут на праздник".

37 дней Софьи Гинзбург

Народоволка Софья Гинзбург стала узницей Шлиссельбурга 1 декабря 1890 года. Ее определили в ту часть тюрьмы, где содержались два ее товарища, Щедрин и Конашевич, сошедшие с ума в заключении.

Их крики производили на молодую женщину ужасное впечатление. И несмотря на ее просьбы перевести в другую тюрьму и даже ходатайство коменданта крепости о том, что Гинзбург "плохо переносит заключение", условия содержания не менялись.

Тогда через 37 дней Софья Гинзбург вскрыла себе горло ножницами и в тот же день скончалась.

Железные

"Несколько минут — и я стою голая. Было ли мне больно — нет... Было ли мне стыдно — нет... Мне было все равно. Душа куда-то улетела, ушла или сжалась в совсем маленький комочек. Осталось одно тело, не знавшее ни стыда, ни нравственной боли. Доктор встал, обошел вокруг меня и что-то записал. Затем вышел. Меня привезли сюда навсегда... я не должна была выйти отсюда, но все же, все же надо было меня оголить, надо было записать в книгу, есть ли особые приметы на моем теле или нет..", пишет Вера Фигнер, еще одна узница Шлиссельбурга о своем первом дне в крепости, куда она попала в 1884 году и где проведет двадцать долгих и страшных лет.

Но сломить ее дух, казалось не могли ни карцеры, ни бесчеловечные условия содержания, ни отсутствие надежд на будущее

Она борется не только за свои права, но и за права товарищей.

"Когда ей принесли постель и чай, не предоставленные Попову, она отказалась от постели, а чай выплеснула под ноги смотрителю. Только услышав от смотрителя, что Попову дана постель, она также ее приняла", вспоминает один из них.

Людмила Волкенштейн, так же как Вера Фигнер попала в крепость по знаменитому "процессу 14" (закрытый процесс над народовольцами, 1884 год). И ее ждали 13 лет заключения, такие же мучительные как у Веры Фигнер. Женщины смогли встретиться толко через два года в 1886, когда были разнешены прогулки.

Им обеим было суждено пережить заключение. Людмила Волкенштейн погибла во Владивостоке в 48 лет, а Вера Фигнер прожила долгую жизнь, скончавшись в Москве в 1942 году в 89 лет.

И обе они оставили воспоминания, ставшие свидетельством их несгибаемой воли и силе духа.