Джеймс Мэй и Ferrari Scaglietti

Я часто думаю, что мир был бы лучше, если б в нём было меньше Ferrari.

Я часто думаю, что мир был бы лучше, если б в нём было меньше Ferrari. Не машин, их на самом деле не так много, а курток, кепок, ручек, радиоприёмников, ящиков для инструментов и презервативов с надписью Maranello. Ну хорошо, про презервативы я выдумал сам.

Бумажники, сувениры в виде рычага переключения передач, статуэтки Михаэля Шумахера, стоящего на подиуме (вот этого вообще не понимаю)… Можно купить даже набор для барбекю, который будет называться Ferrari.

Сравните это с мерчандайзингом компании Bristol Cars из Кенсингтона. В салоне Bristol Cars, как об этом говорит неоновая вывеска, вы можете купить автомобили марки Bristol. И всё.

В то же время, стоит только сесть за руль маранелловского авто, погладить кожаную оплётку, взглянуть на известную всему миру Cavallino Rampante на спидометре, вдохнуть полной грудью аромат архетипичного суперкара, и сразу понимаешь, что во всём мире нет столько этих долбанных гарцующих лошадей, как в Ferrari Scuderia.

И это меня беспокоит. Если я буду на нём ездить, все подумают, что я повёлся на всю эту итальянскую мишуру.

Я уже знаком лично с 612, я тестировал его на премьере, но только на маленьких улочках в успокаивающей близости от Фиорано. На этот раз всё будет серьёзно.

Меня могут назвать слишком придирчивым, но меня с лихвой может оправдать ценник с надписью 270 тысяч долларов. Мне всё так же не нравятся все эти тумблеры на приборной панели или короткие рычажки управления вентиляцией. Или тот простой факт, что топливомер представляет собой вертикальный столбик люминесцентных делений, вместо традиционного циферблата. Я не верю никакой электронике, собранной к югу от Штутгарта.

Я также должен сказать, что езда на низких скоростях далёка от идеала, что «ушастая» коробка передач так и не научилась справляться с автоматическим режимом (правда, с ручным всё в порядке), что есть абсолютно бессмысленная кнопка, которая просто делает работу трансмиссии хуже, если вам всё это интересно. Но кому какое дело? Это же просто фантастический автомобиль.

На самом деле, теперь это моя любимая Фезза. Для начала, она выглядит очень современно, и у неё есть название, которое плебеи даже произнести не смогут (как Замок Бельвуар или, если уж на то пошло, Чинкеченто). В слове Scaglietti буква «g» не читается, если кто не знал. Машина носит имя крёстного отца тюнеров Ferrari, и это менее претенциозно, чем назвать её в честь любимого ресторана Энцо, или чем они там ещё занимаются.

Это машина, которая потворствует твоим прихотям. Снаружи она огромна, но внутри места совсем не так много, но меня это абсолютно не беспокоит. Я столько заплатит за свои колёса, что меня не волнует, что думают люди о вместительности салона.

Двигатель находится спереди (любой аффичинадо (поклонник авто) скажет вам, что это единственное подходящее для него место), а количество цилиндров равняется шести (только надо ещё умножить на два). Такие вещи заставляют меня лучше себя чувствовать. Как мысль о том, что дома ещё осталось пиво. Ощущения просто невероятные, когда я пикирую на своём 612 среди пролетарского сброда на A5.

Я обожаю этот автомобиль, но с трудом могу объяснить, что именно делает его таким удивительным. Он, конечно, быстрый, но ведь и Subaru Impreza тоже. Он обладает породистой лощёностью, но ведь есть же Jaguar XK. Абсолютно каждый элемент этой машины можно обнаружить у других, просто здесь эффект от них почему-то несравненно больше.

Спустя какое-то время, я начал подозревать причину своего пристрастия. Для начала (хотя Scaglietti для меня навсегда останется шедевром автодизайна) посмотрите на него. Это же просто длинноносый термос, выкрашенный в серый цвет.

Двигатель выше всяких похвал – начинает казаться, что он работает на корнуэльских топлёных сливках. Хотя мы привыкли к утробному рычанию машин с V8, этот экземпляр выдаёт только его слабое подобие. Похоже на регулярное хмыканье учтивого дворецкого. Сомневаюсь, что кто-то это замечал, но шум изнутри вообще не слышен. Никакой лажи с переключениями Мантовани, лишь последовательная работа 12 итальянских цилиндров под капотом 612. Это настоящий гран-турер, т.е. его нос прибывает на место назначения заметно раньше, чем там оказываетесь вы.

И в этом суть слова Ferrari – нет никакой показухи, нет чувства, что надо знать всё о великих обгонных манёврах Гран-При в 1975 году, нет мыслей, что водитель 612 может быть замеченным в кепке. Это редкость среди суперкаров - он предназначен для взрослых. И сейчас это относится также ко мне.

Поэтому мне и нравится думать, что он для меня подходит.