Джеймс Мэй: Кому нужны безупречные автомобили?

Уж точно не Джеймсу Мэю. Даже наоборот, он находит измочаленные лимоны привлекательней, чем вся эта классика, сошедшая с постеров, висящих в спальне

Я понимаю, что покажусь мрачным типом, но я больше не могу скрывать правду.

Я сейчас работаю в Top Gear, и это дает мне огромные привилегии. Когда вы читаете этот журнал, вы, наверное, хотите прокатиться на Bugatti Veyron по закрытому испытательному треку Volkswagen в Вольфсбурге. Я это сделал, и не буду врать, это было круто.

Так же, как и поездка на Maserati Quattroporte по старинному маршруту Targa Florio в Сицилии. Это было незабываемо, и я признателен, что мне предоставили такую возможность. Когда мне дали Fezza F430 Spider, чтобы проехать всю Европу, я как никогда остро осознал, что останься я верен своему желанию сделать карьеру в компании по выдаче ссуд, я бы никогда не испытал ничего подобного.

Я на самом деле обожаю автомобили, и за последние несколько лет я погрузился в мир, который, если бы все сложилось по-другому, так и остался бы в моей жизни в виде плакатов в спальной. Например, Countach… Или брежневский ЗиЛ. Только вчера мне позвонил парень, чтобы осведомиться, не хочу ли я прокатиться на новом двухдверном Rolls Royce...

Но есть одно «но», и сейчас я все объясню.

Jaguar XK - отличное авто, но дайте мне Audi за 129 баксов, и я буду носиться на нем как конченый имбецил.

Но есть один момент, который мне нравится больше всего. Это когда нам всем дают по ничтожной сумме денег и отправляют прикупить какой-нибудь старый драндулет, а потом, мы встречаемся на треке и устраиваем всякие разные состязания.

Чем старше я становлюсь, чем дольше длится история Top Gear, тем больше мне нравится ездить на разной шихте. Jaguar XK - отличное авто, но дайте мне Audi за 129 баксов, и я буду носиться на нем как конченый имбецил.
Почему, спросите вы?

Сначала я думал, что так ты кажешься себе немного умнее. При условии, что ты все таки смог накопить 140 тысяч долларов на новый Porsche 911, приобрести его несложно. Просто идешь в салон Porsche и подбираешь цвет. Легко, как купить себе брюки. А вот чтобы найти Cadillac за тысячу долларов, который довезет вас до другого берега Америки, требуется недюжинная смекалка и опытность.

Ну и, конечно, приятное чувство, что ты обошел систему. Многие считают, что старый автомобиль не доедет от Манчестера до Лондона, как будто они теряют связь с реальностью и стареют как люди. Но ведь это не так.

Иногда, когда я нахожусь в одном из наших гаражей, меня посещает мысль, что при надлежащем уходе и, если следить за электрикой, я бы мог доехать на этом самом Cadillac хоть до Австралии.

Кроме того, и это моя старая болезнь, ничто не сравниться с тем, когда ты выявляешь и исправляешь неполадки старого, повидавшего виды мотора, чьи передачи вылетают, если вы не вцепитесь в рычаг переключения. А какие усилия надо приложить, чтобы сиденье перестало, наконец, двигаться по собственному желанию…

После нескольких дней в двухсотдолларовой Audi, мы с ней нашли общий язык. У меня к тому времени уже стали развиваться довольно специфические водительские навыки, и все особенности машины я уже тоже знал. У Джереми была та же история с его Volvo. Если бы мы поменялись автомобилями, мы бы просто не смогли далеко уехать. Именно поэтому старое и, особенно, неисправное авто - это самый большой эксклюзив, который можно встретить в Top Gear.

Я также начал склоняться к мысли, как же много людей портят себе жизнь и отказывают себе в домашнем уюте только для того, чтобы позволить себе купить хорошую машину. В наше время хорошая машина может стоить всего тысячу долларов. А когда в глазах остальных автомобиль уже свое отслужил, когда каждый поворот становится моментом радости, вырванным из безжалостных челюстей дробильной установки, вы уже не чувствуете этого финансового бремени.

Как же много людей портят свою жизнь и отказывают себе в домашнем уюте только для того, чтобы позволить себе купить хорошую машину.

Вы каждый раз будете так рады, обнаружив утром, что он еще заводится, что и не заметите бампер, изуродованный беспечным соседом. Он может окончательно развалиться через несколько месяцев, но у меня так было и с тостером. Я просто выкинул его и купил другой.

Вообще-то, я до сих пор не совсем честен сам с собой. Однажды, я сидел за рулем древнего 2CV. Я бы мог сказать, как и многие до меня, что он, безусловно, обладает неким галльским шармом и является проявлением безжалостной практичности со стороны своего производителя.

Я бы мог аплодировать его монашеской строгости и восторгаться его слабому, но такому надежному двигателю с воздушным охлаждением и причудливым переключением скоростей. Но я был бы неискренен. Старый 2CV - невероятно дерьмовая машина во всех отношениях. И мне это нравилось.

И в этом вся соль. Я больше не могу этого отрицать. Я действительно люблю дерьмовые машины, и, наверно, мне стоит узнать, можно ли мне уволиться.