КЛАРКСОН О JAGUAR XKR RG

Навесить бодикит на этот Ягуар – это то же самое, что приколотить деревянную планку на лицо Киры Найтли.

Я не очень люблю спид-камеры, и можно было предположить, что я буду аплодировать решению совета Свиндона убрать их с городских улиц. Хммм. Совет говорит, что сейчас они тратят 320 000 фунтов (380 000 евро) в год на их обслуживание, и что эти деньги перенаправят на другие схемы обеспечения дорожной безопасности.

На что конкретно? Ведь в экстраординарном мире государственных финансов 320 тысяч хватит разве что на молоток, но этого явно недостаточно, чтобы организовать курсы по безопасности, обязательные для всех перед тем, как им разрешат сесть за руль.

Не поймите меня неправильно. Я не согласен с коммунистами,  которые говорят, что спид-камеры спасли столько же жизней, сколько пенициллин, но кто знает, где тут истина? Я всегда езжу медленно через деревушку Вудсток, потому что там стоит две камеры. Если бы их там не было, не набрал бы я 290 км/ч, и не врезался бы в людей, ждущих свой автобус? Этого не знает никто.

Кроме, естественно, коммунистов. Они каждый год приводят статистику аварий и уверены в том, что каждое маленькое столкновение могло быть устранено с помощью камер. Они говорят, что если бы не эта замечательная принудительная мера, все на земле были бы либо истекающими слюной овощами, либо трупами.

Да ладно? На самом деле с тех пор, как были изобретены камеры, количество погибших на британских дорогах осталось неизменным на уровне 3 000 смертей в год. Но в то же время количество серьёзных травм, полученных в результате ДТП, неуклонно идёт вниз. «Вот видите, -  ехидно говорят коммунисты,  – если всех заставить ездить на одной скорости, независимо от богатства и положения в обществе, количество пострадавших людей резко снизится».

К сожалению, они несут чушь. Проблема в самом термине «серьёзная травма». Согласно правительству, это означает переломы, сотрясение мозга,  повреждения внутренних органов, сильные порезы, рваные раны или травматический шок. Технически получается, что сломанный палец подходит под это определение, и некоторые полицейские именно так и пишут в своих протоколах. Другие, может быть, и нет. И есть свидетельства, что офицеров поощряли писать полегче, если авария произошла неподалёку от камер. Таким образом, всё выглядит так, будто эти меры безопасности работают. И никто не сказал: «Постойте. Может быть, все это средства безопасности, которые разрабатываются автопроизводителями, внесли свой вклад?».

Единственный точный метод взглянуть, как мы себя ведём в качестве автомобильной нации, это судить по количеству погибших, потому что в этом случае ничего не зависит от интерпретации полицейских. Человек либо мёртв, либо нет. Манипулировать цифрами не получится. Даже правительство не может долго прятать труп в кустах. Кто-нибудь его всё равно найдёт.

Итак, если мы сконцентрируемся на смертях, то картина получается на удивление размытой и непонятной. Я имею в виду, что в наши дни, когда все машины оснащаются эйр-бэгами и деформируемыми зонами кузова, можно было ожидать, что во время вылета с шоссе чувствуешь себя почти комфортно. И что количество смертей на дороге резко снижается. Но это не так. Это постоянная величина. Дело не в том, что подушки безопасности и преднатяжатели ремней не справляются со своей работой из-за того что мы ездим быстрее. Департамент транспорта говорит о том, что в 1997 году 70% машин регулярно превышали лимит в 50 км/ч. В 2007-м их стало меньше половины. Средняя скорость также снижалась на 1% с 2005 по 2007 год. Во многих городских зонах она составляет 25 км/ч в час пик.

Мы ездим медленнее. Машины становятся безопасными. Камер понатыкали на углу каждой улицы. Тротуары отгорожены от проезжей части.  Стало больше пешеходных переходов и мостов. Магистрали – безопаснее.  Покрытия и шины лучше. Появилась АБС.  И ничего из этого не вызвало ни малейшего изменения в количестве смертей.

Но почему? Мне пришлось напрячь мозги. Выкурить пачку сигарет. Дважды обойти вокруг сада. И я так и не мог выявить достойное объяснение. Но потом неплохую теорию выдвинула партия зелёных.

Они, возможно, промахнулись с изменениями климата – партия продолжает уверять, что мир нагревается, хотя статистика говорит о том, что он остывает. Но в том, что касается дорожной безопасности, зелёные, оказывается, на удивление сведущи. Они говорят, что число жертв не уменьшается из-за того, что кругом полно беспросветных дебилов.

Конечно, зелёные не так это формулируют. Нет, они говорят, что количество пешеходов, погибших в ДТП в обеспеченных районах (где живут умные люди) в три раза меньше, чем в социально неустроенных (где живут жирные люди).

Они думают, что проблему можно решить, если ввести общий национальный лимит скорости в 30 км/ч, но тогда получится, что умных накажут незаслуженно.  Почему юрисконсульт должен вести свой Audi A6 по Годалмингу так медленно, только потому что жирный одноглазый олух из Понтекрафта не может добраться до работы, не сшибив при этом сотню детских колясок? Гораздо лучше ограничить доступную нам скорость нашим IQ. Тогда Стивен Фрай сможет разгоняться до 260 км/ч, а Керри Катоне запретят превышать лимит в 3 км/ч. Я благодарю партию зелёных за исследование этой темы и надеюсь, что предложенное мной решение будет воплощено в жизнь так можно быстрее. Потому что всё остальное мы уже перепробовали, и ничего не сработало.

И это никоим образом не приводит меня к машине, которую вы видите на иллюстрациях. Это кабриолет Jaguar XKR, который был модифицирован компанией Racing Green.

Всё изменилось с тех пор, как я написал ревью несколько месяцев назад. Там я предлагал поставить на стандартный XKR рычащие выхлопные трубы и добавить ему немного желчи. Версия Racing Green обладает водно-метаноловым инжектором, который стоит 1 000 евро и смешивает воду и алкоголь с топливом и воздухом, поступающими в цилиндры. Вода уменьшает температуру. Метанол повышает октановое число топлива. Чудно.

Кроме этого, мой тестовый автомобиль был оснащён заниженной подвеской (980 евро), 20-дюймовыми дисками (4 500 евро) и доработанными многомерными характеристиками ДВС (3 700 евро). Некоторые из этих штук ведут себя отлично, некоторые нет. Выхлоп под нагрузкой – великолепен, но когда едешь на крейсерской скорости, становится раздражающим, потому что постоянно производит низкочастотный гул, убивающий встречных собак. А единственный эффект от массивных дисков заключается в том, что тормоза теперь выглядят, как крышки от молочных бутылок. А вы как поставщик кокаина.

Надо сказать, добавочная мощность мне понравилась. Приятно сознавать, что машина стала быстрее. А заниженная подвеска вовсе не испортила качество хода. Управление она, конечно, тоже заметно не улучшила, но XKR смотрится гораздо привлекательнее прильнувшим к земле, чем взгромоздившимся на ходули.

К сожалению всё это затмевается ужаснейшим бодикитом от Arden (13 000 евро). Навесить это на Ягуар – это то же самое, что приколотить деревянную планку на лицо Киры Найтли. Они не могли сделать хуже, даже если бы добавили в комплект свору садовых гномов.

К счастью, все эти модификации являются опциями, и можно выбрать каждую из них по отдельности. И самое приятное, что Racing Green сделает эти операции и с подержанным XKR, который в наши дни можно обменять на банку леденцов и пригоршню мелочи. Получается, что можно получить такой автомобиль без бодикита за 65 000 евро. Это неплохо.

С бодикитом он обойдётся уже в 78 000, но, так как это продемонстрирует явную умственную недостаточность, то по новым правилам Кларксона и партии зелёных вам будет запрещено ездить быстрее 10 км/ч.