Виталий Тищенко о британском и российском автопроме

24.06.2018

"Мы ведь тоже умеем ковать блох – и тоже в основном суперэксклюзивным тиражом"

Обычно в этой колонке я растекаюсь мыслию по деревам событий, творящихся вдали от наших кавер- и некавер-стори. Но в этот раз буду топтать олдскульную редакторскую грядку – привлекать ваше внимание к нашим совместным с англичанами фокусам.

Так вот, об англичанах. Вообще-то они, если не оборачиваться на политический истеблишмент, люди вполне вменяемые. Охотно общаются с форинерами вроде нас, прицениваются к ушанкам и матрешкам, веселятся, все такое. Вроде на себе до упора не зациклены – есть нации гораздо самодостаточнее.

Но есть одно но. Если англичанин хочет, чтобы что-то было сделано хорошо, он должен сделать это сам. Не в смысле have to или там should, а must – и точка. Ибо ни русскому, ни французу, ни янки не дано достичь совершенства по-английски. Недотягиваем.

И не то чтобы они были объективно неправы. Музыка от Бриттена до грайма, литература от Диккенса до Поттера, графдизайн, футбол, катера и яхты, "Формула-1", деревянные панельки Bentley и Rolls-Royce – тут реально есть, чем
гордиться.

Правда – и это сложно не заметить – лучшие произведения британского таланта относятся к категории товаров штучных. Товаров категорически эксклюзивных, не-конвейерных. Видимо, поэтому руль массового британского автопрома постепенно выпал из натруженных ремеслами рук островитян, а за ним сгинул и сам массовый британский автопром.

К тому же англичане, похоже, до сих пор мыслят категориями железа, воды и пара, а электричество считают волшебством (в чем неоднократно признавался, например, телеведущий Д. Мэй). Наверное, поэтому в Британии до сих пор делают роскошные лодки и до сих пор не делают роскошных компьютеров и смартфонов. Я, например, британского смартфона в­ообще никогда не видел и в руках не держал.

Британскую автомобильную электронику – вот это держал и держу регулярно. Правда, ею англичане гордятся в основном друг перед другом. Как и иной продукцией небольших, но гордых, солидных и весьма уважаемых британских фирм, среди которых есть и автомобильные.

Тут надо признать: то, что британцы делают для себя – пусть и в гомеопатических дозах, – обязательно будет ярким, необычным и ужасно интересным. А отдельные недостатки – следствие привязанности к ручному труду, островному менталитету и врожденной ненависти к конвейеру – англичане давно постановили считать проявлением почти человеческих черт. Характера и души – ни больше, ни меньше.

Ведь люди несовершенны – возражений нет? И при этом мы же как-то терпим это несовершенство друг друга? Значит, и промтоварам, не исключая автомобилей, отдельные баги невозбранны. Зато – свое. Сами. Своими руками, с душой и от души.

И, пожалуй, вот этот нюанс – "миллион отличных паро­возов в минуту не построим, но два в год будут лучше всех" – неожиданно роднит британцев с нами. Мы ведь тоже умеем ковать блох – и тоже в основном суперэксклюзивным тиражом.

Так что у них на улице праздник – целый пакет новых роскошных брит-мобилей. Поводов для законной г­ордости: Aston Vantage, McLaren Senna, в который раз во­скресающий TVR.

И у нас на улице праздник – вновь избранного президента Путина привез на инаугурацию отечественный представительский автомобиль Aurus, которого до сих пор мы знали как проект "Кортеж". Говорят, моделей будет несколько. Назвать их обещают по кремлевским башням: седан Сенат (два – покороче и полимузинистей), микроавтобус Арсенал, внедорожник Комендант. И продавать будут по всему миру, задорого. Так что McLaren, возможно, еще обзавидуется.

Но мы искренне желаем успехов и нашим, и ихним. Которые благодаря TopGear уже тоже отчасти наши. И уже продаются по всему миру задорого и не очень.

Хотя, если честно, у ихних пока в этом вопросе есть заметная фора.

Потому что премиальную, но все же крупнотиражную продукцию британских марок Jaguar и Land Rover состоятельные россияне знают, уважают и охотно на ней катаются. Гордость британцев тут законна на все сто.

А законно гордиться премиальным российским автомобилем – несмотря на бывшие и будущие успехи Lаda за рубежом – пока может только российский президент.

Но как верно когда-то подметили те же англичане – he laughs best who laughs last. То есть еще поглядим, кому см­ешнее будет.