Токсичные отношения: "медовый месяц" после вспышки гнева и насилия

13.07.2018

Работая с психотерапевтом, Светлана осознала модель эмоционального насилия, которая проявлялась в ее семье.

После того, как ее муж взрывался от ярости, сочетая словесные оскорбления с психологическим насилием, он оставался спокойным и милым в течение нескольких недель. Затем, как будто срабатывал невидимый таймер, его раздражительность проявлялась снова, причем новую вспышку гнев мог вызвать сделанный мимоходом комментарий. Гнев мужа был ужасен. Он мог обзывать Светлану грязными словами, швырять в нее вещи, а затем пытаться загнать ее в ловушку чувства вины, убеждая, что всплески гнева – это ее вина. Он даже физически удерживал жену, не давая выйти из комнаты.

В отличие от других людей, муж Светланы не принимал на себя никакой ответственности за свои поступки. Он отказывался приносить извинения, заставляя жену просить прощения за то, что она «довела» его. Светлана соглашалась только ради того, чтобы сохранить мир, и этого хватало примерно на шесть недель. В течение этого времени ее муж превращался в галантного и очаровательного кавалера, забрасывая ее подарками, как будто это был единственный способ извиниться. А затем цикл насилия повторялся вновь.

«Медовый месяц» для абьюзера?

Период затишья после эпизода насилия получил название фазы «медового месяца» в отношениях с абьюзером. Высвобождение эмоциональной энергии во время вспышки гнева является для агрессора терапевтическим фактором. Иногда они даже не осознают, что говорят, яростно выплескивая свой негатив. Чаще всего слова, которые они выкрикивают, в большей степени относятся к ним самим, а не к человеку, которому они адресованы. Хуже того, находясь в состоянии диссоциации, они не помнят, что говорили.

Как только агрессор избавился от избытка токсичной энергии, он чувствует себя превосходно. Он ощущает себя на седьмом небе от счастья, и все вокруг вновь кажется ему прекрасным. Это тип маниакальной эйфории, когда жизнь замечательна, а он мнит себя звездой в фееричном шоу. Последняя вещь, которую абьюзер хочет в этот момент, это оправдываться за свое оскорбительное поведение. Любая попытка проколоть их «маниакальный пузырь» может спровоцировать еще более интенсивную яростную реакцию.

«Медовый месяц» для жертвы?

В отличие от агрессора, партнер, переживший приступ ярости, испытывает страх. Инстинкты выживания заставляют его бдительными к своему окружению и словам, которые он слышит.

Чрезмерная настороженность жертвы помогает ей вовремя понять, когда ей необходимо замереть, вступить в борьбу и/или бежать. В течение нескольких секунд активизируются инстинкты выживания, и ваше тело наполняется адреналином и другими гормонами, предназначенными для того, чтобы предпринять последующие шаги. Мозг отключается, чтобы тело могло перейти к неотложным действиям. Вот почему большинству людей трудно разумно отвечать и рационально реагировать, став объектом ярости и гнева.

В течение 36 – 72 часов действие гормонов стресса заканчивается. Многие жертвы ощущают себя словно в тумане, поскольку до сих пор находятся в состоянии шока. Когда маниакальная фаза агрессора совпадает с периодом смятения жертвы, это приводит к еще большим проблемам. Абьюзер, не сопереживая партнеру, не может взять в толк, почему он выглядит так кисло. Жертва, постоянно прокручивая в сознании эпизод насилия, не понимает, почему агрессор ведет себя так, как будто ничего серьезного не произошло.

После того, как гормональный баланс жертвы восстанавливается до нормального уровня, страсти стихают. Наступает период затишья перед новой бурей, когда жертва обманывает себя, надеясь, что подобное больше не повторится. Это убеждение усиливается подарками, которые делает агрессор, его приподнятым настроением и минимизацией проявлений насилия. Фаза «медового месяца» обманывает жертву, заставляя ее стать терпеливой. Жертва начинает думать: «На самом деле это не было так ужасно», «Я сама довела его до ручки» или «Он сам не понимал, что творит». И они продолжают оставаться в патологических отношениях.

Как разорвать цикл эмоционального насилия?

Светлана осознала, что поведение ее мужа причиняет ей серьезный ущерб. Она поняла, что начинает верить в ложь, которую он говорит ей. Она обесценила себя, превратившись в пустую оболочку от своего прежнего «Я». Поскольку эпизоды насилия множились, она молча смирялась с жестокостью и насилием, уступая требованиям мужа. Она ненавидела себя за это. Но где-то в глубине души осталась искра света, которая напомнила ей, что есть единственный способ выбраться из темноты, в которую она погружалась. Светлана использовала остатки душевных сил на то, чтобы уйти.

Но уход от мужа вселил в Светлану неуверенность в себе. «Он на самом деле не так уж плох», «Может быть, я просто слабохарактерная», — рассуждала она. При помощи психотерапевта она составила список ужасных вещей, которые муж говорил ей и перечислила все его поступки, связанные с насилием. Список оказался гораздо длиннее, чем она предполагала. Когда она чувствовала себя слабой и ее подмывало вернуться к мужу, она пересматривала этот список, чтобы напомнить себе, как он относился к ней. Это помогало ей сохранять твердость.

Через некоторое время уверенность в себе вернулась к Светлане, и она перестала считать истиной ту ложь, которую говорил ей самовлюбленный муж. Она начала осознавать, что никто не заслуживает того, чтобы к нему относились жестоко, и больше не была готова терпеть его вспышки ярости.

Поскольку фаза «медового месяца» в цикле эмоционального насилия может быть очень приятной, многие жертвы остаются в деструктивных отношениях. Хотя час гнева по сравнению с несколькими неделями мира и спокойствия может показаться разумным компромиссом, ваши эмоциональные потери будут гораздо больше. Никогда не бывает слишком поздно разорвать цикл эмоционального насилия.