"Очень жаль нашу страну, у которой такие государственные тайны"

11 June

Сегодня [5 июня 2020 года], в результате 2-х часового закрытого судебного разбирательства, судья Московского городского суда Полыга Вячеслав Александрович, признал законным, отнесение УФСБ по Москве и МО, к государственной тайне Российской Федерации должности, фамилии и подписи сотрудников УНКВД Московской области, сфабриковавших дело харбинки Кулик Татьяны Ефимовны.

В результате фальсификации Кулик Т.Е. была обвинена в шпионаже в пользу разведки Японии и расстреляна 29 декабря 1937 г. Татьяна Ефимовна была репрессирована в рамках харбинской операции НКВД, проводимой по приказу №00593.

Татьяна Ефимовна Кулик. Фото: sakharov-center.ru
Татьяна Ефимовна Кулик. Фото: sakharov-center.ru

Были также репрессированы ближайшие родственники Кулик:
Мать - Беркович Любовь Семеновна, арестована в 1937 г.
Отчим - Беркович Наум Исаевич, арестован в 1937 г.
Сестра - Сочинская Анна Наумовна, арестована в 1938 г.
Брат -
Кулик Григорий Ефимович, арестован в 1937 г., расстрелян 28 февраля 1938 г.

Всего в рамках харбинской операции, по представлению УНКВД Московской области, был репрессирован 1101 человек, из которых 708 человек были приговорены к расстрелу.

Впоследствии все они были реабилитированы.

В УНКВД Московской области дела по харбинской операции фальсифицировали (в 1939 году уже сами арестованные чекисты это называли – «липовали») сотрудники 2 отделения 3 отдела.

Представляя этих «засекреченных героев» - раскрываю, давно всем известную, «государственную тайну»:

Нач. УНКВД МО - Реденс Станислав Францевич, комиссар ГБ 1 ранга, Арестован 21.11.1938. Осужден 21.01.1940 г. Расстрелян 12.02.1940 г. Реабилитирован, но… Из Определения Военной Коллегии Верховного суда СССО от 16 ноября 1961 года, об отмене приговора от 21 января 1940 года (расстрел):

«Как установлено по делу, Реденс, работая начальником УНКВД Московской области и Наркомом внутренних дел Казахской ССР, производил необоснованные аресты советских граждан, применял к арестованным незаконные методы допроса и допускал фальсификацию следственных материалов и его действия, указывается в заключении, подлежали квалификации по статье УК, предусматривающей ответственность за должностное преступление…»

Зам. нач. УНКВД МО - Якубович Григорий Матвеевич, майор ГБ.
Арестован 19.09.1938. Осужден 25.02.1939 г. Расстрелян 26.02.1939 г.
Определением ВКВС РФ 29.01.2015 года признан не подлежащим реабилитации.

Нач. 3 отд. УНКВД МО - Сорокин Иван Григорьевич, капитан ГБ.
Арестован 16.09.1938. Осужден 13.08.1939 г. Расстрелян 22.10.1939 г.
Не реабилитирован. 3 мая 2001 г. ГВП [Главная военная прокуратура] подтвердила правильность осуждения Сорокина.

Нач. 2 от. 3 отд. УНКВД МО - Вольфсон Илларион Иосифович, лейтенант ГБ. Арестован 11.02.1939. Осужден 29.06.1939. Приговорен к ВМН, заменено на 15 лет ИТЛ. Не реабилитирован. 7 февраля 2000 г. ГВП подтвердила правильность осуждения Вольфсона.

А это характеризует оперуполномоченных 2 отделения 3 отдела:
Вершинин Иван Павлович, лейтенант ГБ, пом. нач. 2 отделения 3 отдела УНКВД МО. 23 августа 1939 года - уволен вовсе c исключением с учета согласно ст. 38 п. «в» Положения (за невозможностью дальнейшего использования в органах ГБ).

Воденко Николай Ильич, сержант ГБ, о/у 3 отдела УНКВД МО.
Из заявления Харитоновой на имя Сталина (ГАРФ. Ф.10035. Оп. 1. Д. П-51150. Л. 5-6):

«Я не хотела подписывать, зная, что я чиста, что всю жизнь положила в работе. Следователь говорит: «Мы Вас знаем, но подписать надо, Вы не подписываете, а каждая проведенная минута дорого Вам обойдется». Я беременная волнуюсь, боюсь как-бы не отразилось волнение на ребенке, которого я так хотела, убеждаю следователя, «что трудно на себя подписывать ложь, а следователь настаивает на моей подписи, что «это так надо», что мне ничего не будет. Я ему сказала: «Хорошо, если это надо для пользы, государства и моей подписью Вы извлечете шпиона пользу и раскроете шпиона, а я буду жертвой, т.к. я знаю какой будет приговор шпиону, я подписала…»

Мочнов Иван Георгиевич, сержант ГБ, о/у 3 отдела УНКВД МО
23 августа 1939 года - уволен вовсе c исключением с учета согласно ст. 38 п. «в» Положения (за невозможностью дальнейшего использования в органах ГБ).
Из протокола допроса Мочнова:

«С должности начальника отдела в августе 1939 года из органов НКВД был уволен, а после этого, спустя 4 месяца я был исключен из партии с формулировкой «за извращение следственной практики во время работы в органах НКВД».
«Извращения следственной практики в тот период заключалось в том, что в отделении 3-го отдела, где я первоначально был оперуполномоченным, практиковались необоснованные массовые аресты советских граждан по директиве. В ходе следствия по их делам к арестованным применялись меры физического воздействия, а некоторых арестованных, которые упорно не давали показаний, направляли в Лефортовскую тюрьму на особый режим».
«Работая в 3-м отделе, я также к арестованным применял меры физического воздействия, но к кому конкретно, ввиду давности времени, я сейчас не помню».
ГАРФ, фонд 10035, опись 1. Дело П35500 (Бусыгиной) л. 47-48.
Шлихт-Ершова Феодосия Алексеевна, фото: novayagazeta.ru
Шлихт-Ершова Феодосия Алексеевна, фото: novayagazeta.ru

Шлихт-Ершова Феодосия Алексеевна, мл. лейтенант ГБ, о/у 3 отдела.

«…избивала арестованных резиновой палкой, вырезанной из шины конной пролетки. Палка у нее была длинной около 50 см. Притом она также практиковала избиение арестованных пряжкой своего ремня».
ГАРФ, ф. 10035, оп. 1. Д. П−35500, л.48 (допрос Мочнова).

Очень жаль нашу страну, у которой такие государственные тайны…

Ни я, ни юрист "Мемориала" Марина Агальцова не опускаем руки и после получения Решения суда будем готовить апелляцию…

Сергей Прудовский и Марина Агальцова.
Сергей Прудовский и Марина Агальцова.

Источник: личная страница историка, исследователя Сергея Прудовского.