Что недоговаривает линейная перспектива?

Мы учим и учимся сами правильному рисунку и внимательно следим, чтобы в учебных работах соблюдались правила линейной перспективы: уровень линии горизонта, точки схода, ровные прямые линии.

Действительно, очень важно знать эти правила и все закономерности, чтобы убедительно передать объем предметов.

А ещё нужно знать и уверенно владеть практикой применения этих знаний для того... чтобы сознательно и грамотно нарушать их тогда, когда это действительно нужно. Нужно для того, чтобы ярче было впечатление от картины, сильнее её художественное воздействие. Иногда это действительно необходимо.

Начну с того, что и сама принятая, часто в качестве догмы, линейная перспектива - это в большой степени условность.

По правилам перспективы строится изображение, которое является как бы проекцией части видимого мира (части, заметим, ограниченной очень узким углом зрения) на плоскую поверхность (картину) небольшого размера. Эта модель как минимум в трёх пунктах не соответствует нашему восприятию. Во-первых, угол зрения у человека во много раз больше, чем тот участок пространства, который будет отображаться на картине достаточно корректно. Во-вторых, и глаз человека, в котором возникает изображение - не плоская поверхность. В-третьих, глаз у нас не один, как подразумевают правила построения, а два. Есть и другие отличия.

Стоит рассмотреть для начала понятие обратной перспективы, которая, будучи замеченной в академическом учебном рисунке, считается грубой ошибкой. Обратная перспектива - это построение, когда линии, ограничивающие прямоугольную плоскость, на рисунке не сходятся, удаляясь от зрителя, а расходятся.

В истории искусства много примеров обратной перспективы. Чаще всего отмечают её использование в иконописи.

Икона Марк Евангелист Александрийский
Икона Марк Евангелист Александрийский

И в учебном рисунке, пока у рисовальщика не выработается автоматизм работы по правилам, обратная перспектива появляется очень часто.

Почему? Да потому что мы так видим. Именно потому, что у нас два глаза.

Вот, скажем, куб. Когда мы на него смотрим, один глаз видит его справа, а другой глаз - с точки зрения, расположенной чуть левее. Изображения немного отличаются друг от друга.

Куб левым глазом и правым
Куб левым глазом и правым

Но в мозгу они сливаются в одно изображение, и нам кажется, что боковые рёбра куба, удаляясь, не сближаются, а расходятся.

Так мы видим куб двумя глазами
Так мы видим куб двумя глазами

Начинающий рисовальщик больше верит своему воспрятию, а не какой-то там теории перспективы, и рисует как видит. Пока не натренируется под давлением педагога всегда соблюдать правила.

Для иллюстрации - подержите перед глазами смартфон в горизонтальном положении и тоже увидите реальную обратную перспективу его сторон.

Художники, конечно, всё это знают, и часто в своих работах пренебрегают жёсткими правилами обязательного наличия точки схода. Делают это именно для того, чтобы добиться более сильного впечатления объёма. Видимая обратная перспектива тем сильнее проявляется, чем ближе предмет к глазам.

Д. П. Штеренберг, Натюрморт с селёдкой, 1917-1918. Фанера, масло, Третьяковская галерея.
Д. П. Штеренберг, Натюрморт с селёдкой, 1917-1918. Фанера, масло, Третьяковская галерея.

А в этой работе (посмотрите на паркет) линейная перспектива вообще ведёт себя так же, как двигающийся и раскачивающийся полотёр. Как будто зритель следует взглядом за движениями человека, поэтому и точки схода для дощечек паркета - движущиеся, непостоянные.

Что, конечно, не ослабляет, а усиливает художественное впечатление от картины.

П. П. Кончаловский, Полотёр, 1946. холст, масло. 163х193. Третьяковская галерея.
П. П. Кончаловский, Полотёр, 1946. холст, масло. 163х193. Третьяковская галерея.

Восприятие как бы одним глазом - не единственная условность в законах перспективы, которыми иногда может пренебречь художник. Очень важно досконально знать правила и уметь ими пользоваться, чтобы нарушать их именно тогда, когда нужно, и нарушать так, чтобы достичь своей цели.

Надеюсь продолжить эту тему. См. следующую статью.