Обнаженное единение с природой

09.04.2018

Или " Мы первые пришли и это наша поляна". Рассказала подруга про то как она отдыхала:

Мы с подругой каждый год совершали дикарский заезд к морю. Гуляли, дурили, наслаждались теплом, никто нам был не нужен, и мы всегда были на одной волне, в том числе музыкальной - одинаково воспринимали музыку.

Однажды, взяв портвейна, пошли на холм над морем встречать закат, и так нам было хорошо, что вот уже стемнело, а мы все сидим. Место дикое, не туристическое, там никого, кроме нас, а благодаря темноте ощущение, что и вовсе кроме нас никого в целом мире нет. Звезды, море, и Том Йорк мяукает из моего телефона. Я говорю, слушай, так хорошо, такое единение с природой, что хочется скинуть всю одежду (всю - громко сказано, одно платье только и скинуть). Подруга закивала, ощущая ту же свободу и бесконечность, и вот мы сидим голышом в тишине и темноте, пьем портвейн, Том мяучит так тихо, что как будто и нет его, ветер обдувает обгоревшую кожу.

Это был миг полной гармонии, должна я вам сказать. Которую нарушает луч фонарика, закрепленного на лбу какого-то амбала, и его же голос: "Любк, да я те говорю, тут никого никогда нет, ща мы с тобой тут устроимся, как надо!" - и на нашу поляну вылезает парочка. Чувак так обалдел, что не выключил фонарик, в свете которого сидели мы, две обнаженные нимфы.

И тут моя нимфа, тьфу, подруга как гаркнет таким же грубым, как у него, голосом (это у неё на нервной почве бывает): "А ну пошли на фиг отсюда, мы первые пришли!" парочка попятилась, скатилась в кусты, и дальнейшая судьба их была нам неизвестна. Подруга глотнула портвейна: "блин, вот гады, поляну отжать хотели, не видят, какая у нас гармония?? Утехам придаться им больше негде!"

Потом прислушалась и говорит: "А этот твой чего замолчал? Нам срочно надо вернуть волшебство момента!" Я покорно включила альбом на третий круг, и интеллигентный Том Йорк снова вкрался в наш вечер. Но платья мы на всякий случай надели, мало ли что.