Почему все едут в Плёс и мы тоже вернемся

Четыре дня перезагрузки

Практически каждые выходные компания молодых и амбициозных журналистов из Москвы путешествует по регионам России. В их багаже и багажнике уже не меньше 10 маршрутов, каждый из которых составлен самостоятельно. Эта статья про майский уикенд в Плёсе с посещением Костромы и Кинешмы. Ее написала одна из участниц поездки Юлия Макарова.

О Плёсе сейчас слишком много разговоров, чтобы там не побывать. Мне кажется, вокруг почти уже не осталось людей, которые там не были. Есть и такие, кто регулярно проводит в этом городке выходные. Но лично для меня он слишком мал, чтобы посвятить ему несколько дней. И слишком далёк от Москвы (часов шесть на машине в одну сторону). Поэтому отличный вариант – изучить карту, вспомнить, какие местные топонимы звучат знакомо, или забавно, или интересно, – и вперед. Мы с друзьями проложили маршрут Кострома – Плёс – Кинешма на четыре дня.

Провинциальная губерния

Всё, что мы знали про Кострому, – это старая песня «Костромаааа-Костромаааа, государыня мояяяя...» И это, кстати, очень в точку. Настроение там именно такое. В этот город надо ехать из Москвы, чтобы слушать тишину. Чтобы глаза отдыхали от машин. Чтобы любоваться старыми домишками с резными наличниками. Нет, это не Суздаль, который весь такой лубочно-туристический до блеска. Многие дома здесь уже изрядно покосились и давно скучают по хорошему хозяину, но зато они живые, настоящие. Двухэтажные, купеческие, такие остались, кажется, только где-нибудь на Мосфильме в качестве декораций. А тут они в центре города. Как будто и не было этого ХХ века, советского авангарда, сталинок, хрущевок, панелек. Это всё тоже в Костроме есть, но там, подальше от центра.

У этого города особые связи с династией Романовых, рассказали нам местные жители. Поэтому большевики его невзлюбили. Видимо, к счастью, ведь почти не тронули, задвинули на дальний план, сделав совершенной провинцией. Провинциальная губерния – мне кажется, это идеальное описание Костромы. Вот такой когда-то давно была российская провинция, и такой она осталась (но я сейчас говорю об этом в хорошем смысле слова).

Открыточный вид города – это фотография Ипатьевского монастыря, в котором призвали на царство Михаила Романова (чтобы сфотографировать его, надо проехать на обратный от монастыря берег и не бояться подойти к самой кромке воды. Там есть проезд и проход, хотя он загорожен каким-то непонятным строением. Особенно прекрасен монастырь на закате. Здесь много туристов, это ведь Золотое кольцо, так что экскурсионные автобусы едут один за другим. Но это не страшно, прямо за стенами обители расположен Музей деревянного зодчества, куда свозили со всей Костромской области дома, чтобы те сохранились как память. Такие есть в Суздале и Великом Новгороде, но мне показалось, что здесь этот парк масштабнее.

Кстати, в подобном тереме, правда, со всеми современными удобствами, можно жить. Есть такой парк-отель «Берендеевка». Это несколько деревянных срубов на берегу прудов, окруженные зеленым массивом. Отличное место с беседками для шашлыков, рестораном с верандой и приятными глазу видами. Если взять номер люкс за 5850 рублей, то вашим будет весь первый этаж на первой береговой линии.

Но давайте вернемся к монастырю. Вдоль него тянется длинная набережная. По ней здорово бегать. Или на велосипеде ездить. Или просто гулять. Это река Кострома, которая тут же в Волгу впадает. В середине пути вас ждут лягушки – где-то там, справа, за монастырем, есть болотце, и по вечерам они очень громко поют, не перекричать.

Две горы, набережная и река

Но самый громкий хор лягушек мы услышали в Плёсе. Вот представьте, въезжаете вы в город, который сегодня, с одной стороны, весь такой модный-раскрученный, высокохудожественный, ведь здесь два лета проводил И. Левитан. А вот буквально в нескольких шагах от музея художника (посмотреть на то, где и как он жил, стоит 150 рублей) каждый вечер эти земноводные устраивают невероятное акустическое шоу. Забавно до невозможности.

Сам Плёс – это две горы, одна набережная и одна река. Зато какая – Волга! Здесь снова атмосфера не XXI века. После Москвы всё такое медленное, плавное, текучее. Здесь классно заново открывать свою родину, вспоминать детство: раскинувшиеся по логам и холмам огородики, аромат и цвет черемухи повсюду (поэтому поездка весной особенно рекомендована). И важный момент – почти все заборы выглядят прилично. Вы замечали, что заборы в России – это всегда соревнование из серии «А давайте сделаем так, чтобы было пострашнее, чтобы ни один вор не позарился?» Так вот, здесь ограды гораздо эстетичнее, чем в большинстве российских глубинок. Гулять по горам надо, конечно, пешком. Пока забрался, пока спустился – вот тебе снова небольшая спортивная нагрузка.

Жилье здесь стоит дороже, чем в соседних населенных пунктах, и разбирают его быстро. Одно из самых популярных мест – «Частный визит». Это и отель, и ресторан. Прекрасная панорама, максимальная, порою даже чрезмерно стилизованная. Но бронировать надо сильно заранее и быть готовым выложить за сутки 10 тысяч рублей на двоих.

Прокатиться по Волге так же необходимо и обязательно, как и забраться на гору Левитана, чтобы увидеть там его статую и храм с резным иконостасом, который он запечатлел в своей картине «Над вечным покоем». Есть круизные лайнеры и 40 минут неторопливой прогулки с экскурсией. Есть частные водные бомбилы. Это 20 минут брызг, визга и ветра.

Волга здесь правит бал и задает тон всему существованию. В таких условиях сложно в нее не влюбиться. Она повсюду, даже в кулинарии. Главное гастрономическое удовольствие – рыба. Плёс вытянут вдоль реки, так что лещи и щуки здесь в изобилии и за берегом, и на берегу в копченом виде. Более того, здесь сложно найти в местных ресторанах и кафе блюдо без местной рыбы, есть даже бургеры – за ними далеко ходить не надо, прямо на берегу есть кафе «Неплакучая ива». Мимо не пройдете, не пытайтесь даже. 300–400 рублей в среднем – цена любого блюда.

Великая река Волга

Но чтобы влюбиться в Волгу окончательно, надо на ней пожить. За этим отправляемся в Кинешму. Час езды от Плёса, и вот вам ботель (от слов boat и hotel). Гостиница-дебаркадер. Здорово же утром открыть окно и выйти сразу в воду? Здесь приходит понимание, почему в российской культуре так важна Волга, почему о ней так много говорят, почему называют Великой рекой. Это особая атмосфера, которую она дарит. Закат в хорошую погоду не хуже морского. И да – традиционное – отличное место для пробежек. Открыл глаза, посмотрел на реку, пробежался вдоль нее. Набережная короткая, можно сделать несколько кругов. Просторный номер на мансарде с завтраком стоит здесь дешевле 5 тысяч рублей.

На этом в Кинешме всё заканчивается. Здесь надо только ночевать, больше делать нечего. Сложно даже найти исторический центр: он размазан и непонятен.

Еще один интересный момент – пока едете из Плёса в Кинешму, обратите внимание на обочины. Там очень много мертвых деревень. Такого я не видела нигде. Стоит и смотрит на тебя с обочин старинная русская деревня. Избы бревенчатые, как в музее деревянного зодчества, только безлюдное, как в Чернобыле. Люди эти места покинули, многие дома поросли не то что травой – деревьями! Эти поселки будто столетия уже необитаемы, и вообще непонятно, как и на чем держатся.

Итак, еще раз. В Кострому – за красивыми наличниками, в Плёс – за Левитаном, в Кинешму – за дебаркадером на Волге. Четыре дня погружения в атмосферу российской глубинки XIX века, ментальный детокс и полное переключение с повседневности.